Автор Тема: Осенний день  (Прочитано 468 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Осенний день
« : 07 Сентябрь 2016, 22:06:54 »
Данный рассказ является фанфиком по дораме "Воин Пэк Тон Су"

На Чосон неумолимо надвигалась осень. Ветер гонял опавшие листья по улицам, сердитые хозяйки сметали их, прикрикивая на детей, которым в радость было гонять желтые шуршащие комки. Днем солнце еще пригревало, однако по ночам уже веяло холодом приближающейся зимы.
Чхон сидел, скрестив ноги, за столиком под большим деревом. В чашку то и дело попадали умирающие листья, но он будто их не замечал. Бутылка пустела за бутылкой, и это в разгар дня! Он усмехнулся уголком губ и налил еще.
- Пей, – бросил он сидевшему напротив юноше.
Тот беспрекословно подчинился. Он вообще всегда подчинялся и не оспаривал приказов главы Хокса Чхорон. Славный малый, но еще многому предстоит научиться, прежде чем он займет место Чхона. Вот уже сколько лет Чхон готовит себе замену, а все никак не может отпустить этого мальца в свободное плаванье, несмотря на то, что Вун уже давным-давно превзошел даже признанных ветеранов клана наемников.
Чашки одновременно стукнули по деревянному столу, и Чхон снова их наполнил.
Чудесный день. Солнце светило, зажигая огнем опавшие листья. Дул ветерок, чьей свежести однако не хватало, чтобы замерзнуть, да и алкоголь грел изнутри. Иногда и в жизни наемника бывают такие моменты, которые не хочется забывать.
Зашуршали складки одежды, и за столик уселся еще один посетитель. Чхон не удостоил его даже взгляда, а вот Вун с трудом скрыл любопытство: незнакомец был закутан в скрывающий фигуру плащ, голову покрывал капюшон, отчего видно было только нижнюю часть лица – острый подбородок, тонкие губы и обтянутые кожей скулы.
- Ну здравствуй, Чхон, – произнес неожиданный посетитель, и Вун с трудом сдержался, чтобы не поежиться – ощущение было такое, будто наждаком провели по стеклу. – Знал же, что когда-нибудь свидимся?
- Конечно, знал, – усмехнулся тот и хлопнул в ладоши. – Эй, хозяйка! Неси еще вина!
На столике мгновенно появилась новая бутылка и дополнительная чашка. Чхон с невозмутимым видом разлил напиток всем троим.
- Пейте. За встречу, – он поднял свою чашку и отсалютовал ей незнакомцу. – Правда, я рассчитывал, что она произойдет несколько позже, но такова, видимо, моя судьба.
- Не только твоя, – незнакомец водил длинным тонким пальцем по кромке своей чашки. – Но с твоим воспитанником я познакомлюсь чуть позже, – он одним глотком выпил предложенное вино, кадык скользнул вверх-вниз по тонкой шее. Глаз гостя, как Вун ни старался, разглядеть не сумел.
- Да брось, – Чхон снова наполнил чашки. – Он еще слишком молод для таких знакомств.
- Ой ли? – усомнился капюшон. – Напомнить тебе, сколько таких молодых летают пеплом над просторами Чосона?
- Ну и куда мне, старику, в такую компанию? – Чхон вытащил из чашки опавший лист. – За ними не угнаться, предлагаешь плестись в конце? – бутылка звякнула. – Пей давай, вместо того, чтобы молоть всякую чушь.
Незнакомец поморщился, но выпил. Длинные ногти выстукивали дробь о край стола.
- Если надеешься меня задобрить своими подношениями, то не на того напал.
- Я? – искренне удивился Чхон. – Я просто люблю выпить, что в этом такого? А с компанией всегда веселее, – он глянул на все еще полную чашку Вуна. – Пей, малыш. И поживее.
- Да, глава, – юноша поднес чашку к губам и осушил одним глотком. В глазах уже появился пьяный блеск. Чхон только поцокал языком – этого мальца еще учить и учить. Однажды Вун дойдет до точки, когда алкоголь уже не будет спасать от ночных кошмаров и угрызений совести, но до этого момента он должен научиться владеть собой независимо от того, какое количество винных паров вдохнул.
Незнакомец достал из складок плаща песочные часы и с сомнением глянул на них. Движения его стали менее ловкими, в них ощущалась размазанность, будто он прикончил не две чашки, а целую бутылку. Видимо, не привык пить алкоголь вообще, решил про себя Вун. Но язык пока не заплетался.
- А времени у тебя все меньше, Чхон. Желаешь уйти пьяным и веселым? Похвально.
- Кто сказал, что я вообще желаю уходить, – хмыкнул тот. – Но выбора ты мне, пожалуй, не оставляешь. Так почему бы не напиться в стельку? Тем веселее нам будет идти к последней двери, не находишь? – он снова щедро плеснул в чашку вина. – Пьем!
Вун едва не застонал от отчаяния. Еще немного, и он точно свалится под стол. Пару раз такое уже бывало, и тогда Чхону приходилось тащить его до самого штаба Хокса Чхорон на спине. Больший позор представить было трудно.
Но отказаться он не мог. Поэтому послушно взял чашку и выпил.
Незнакомец, похоже, полностью разделял его чувства. Но они с Чхоном сидели тут с самого утра, а он только-только пришел! И, судя по всему, Чхон старого друга так просто отпускать не собирался.
- Пьем!
Тосты звучали один за другим, хозяйка то и дело меняла бутылки, а Чхону все было мало. Вун уже откровенно клевал носом, стараясь утихомирить бешеное головокружение. Он уже предчувствовал завтрашнее похмелье и в который раз поражался умению Чхона на следующее утро после подобных загулов выглядеть свежим, как огурчик.
Хотя, решил он, секрет все же известен. Каждое утро глава Хокса Чхорон начинал с очередного стаканчика. И как у него получается? Вуна обычно от одного запаха выворачивает. Вот что значит – большой опыт. Только зачем он ему, Вун искренне не понимал.
С каждой выпитой чашкой незнакомец становился все более разговорчивым. Рассказывал совершенно нелепые истории про случайную гибель крестьян наравне с королями и принцами, про коварные интриги внутри дворцовых стен, про казни на площади. Казалось, он знал все, что только возможно, про смерть каждого человека в Чосоне. Вун задался было вопросом, не палач ли он, но быстро отбросил эту мысль. Даже палачу столько не известно. Какая-то мысль крутилась на краю сознания, но ее никак не удавалось поймать, и Вун бросил бесплодные попытки, решив, что вернется к этому завтра, на свежую голову. Или не совсем свежую…
Потом начались жалобы. На все тех же людей, которые на обычное, рядовое предложение прогуляться реагируют как-то странно, начинают плакать и молить о пощаде. Вун уже не пытался ничего понять, а Чхон только кивал и подливал незнакомцу еще вина. Чашка Вуна оставалась пустой, и он был только благодарен – видимо, глава решил, что ему уже хватит. Он и в самом деле готов был выключиться с минуты на минуту, тем более что солнце уже село, а они все пили и пили, рассуждая о всякой ерунде.
- Уф! – наконец выдохнул незнакомец. – Какой славный вечер! Давно я не отводил душу в откровенных разговорах. С теми, за кем я прихожу, особо не поговоришь, знаешь ли…
- Понимаю, – Чхон заботливо плеснул вина в чашку. – Давай, на посошок.
Несколько минут спустя незнакомец, что-то бормоча и почесывая спину, удалился со двора, предварительно рассчитавшись с хозяйкой. Довольный Чхон прихватил недопитую бутылку и поднялся.
- Ну, мой мальчик, нам, кажется, тоже пора. Это был действительно хороший день, – он закинул руку Вуна себе на плечо – парень уже не мог стоять самостоятельно.
- Глава, – пробормотал Вун заплетающимся языком. – Вон там… Ваш друг оставил…
Он попытался было указать на стол, но рука безвольно повисла. Голова упала на плечо Чхона, и он тихо засопел. Чхон только усмехнулся, глядя на песочные часы, забытые незнакомцем.
Весь песок из верхней части давным-давно перекочевал в нижнюю. Чхон взял часы и подбросил на руке.
- Возьму как сувенир, – и он потащил бесчувственного Вуна к воротам.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".