Автор Тема: Иван Тропов, "Цензор"  (Прочитано 4129 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн КрайсАвтор темы

  • Администратор
  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2175
  • Репутация +105/-2
  • Пол: Мужской
  • Я за тобой наблюдаю
    • Просмотр профиля
Иван Тропов, "Цензор"
« : 07 Март 2010, 18:25:17 »
Как то давно в одном из игровых журналов прочитал этот рассказ и он мне очень понравился.
Жанр - фантастика.


Тьма перед глазами расступилась. Он снова был в крошечной игровой кабине.

Стас быстро вытащил голову из шлема вира-контакта и поднял к лицу левую ладонь. Ожога не было.

Он выскользнул из огромного кресла, шагнул к двери и выглянул в коридор.

Зеленые стены, яркий желтый свет. И в самом конце коридора — удаляющийся белый халатик технички. Совсем рядом с приоткрытой дверью. Черт!

Стас распахнул дверь и понесся за техничкой, бесшумно ступая на носках. Она шла медленно, но до раскрытой двери ей осталось каких-то три метра...

Стас прибавил, рванулся изо всех сил — но все равно опоздал. На какие-то доли секунды!

Техничка дошла до двери. Остановилась, распахнула дверь, двинулась внутрь... но так и не вошла. Поднятая нога так и повисла в воздухе. Зато ее легкие исторгли пронзительный крик.

Стас с разбега влетел в техничку, сомкнув руки на ее шее.

Но слишком поздно! Ее крик уже улетел в другой конец коридора. Оттуда долетел шелест бумаги и звонкий шлепок, — это охранник уронил на пол журнал.

Техничка дернулась, пытаясь обернуться, увидела Стаса, — его яростно оскаленный рот, перекошенное злобой лицо, — и ее глаза расширились от ужаса. Если бы не пальцы Стаса на ее шее, она завопила бы еще раз. А так — только придушенно захрипела.

Но теперь это было не важно. Первый-то крик охранник услышал... Из другого конца коридора послышался топот. Тяжелые ботинки громко бухали по мраморному полу.

— Эй! Что случилось? — тревожно крикнул охранник на бегу.

Стас заскрипел зубами. От досады и ярости сводило челюсти. Всего какие-то доли секунды! Черт возьми! Не хватило совсем чуть-чуть!

Техничка замолотила руками, пытаясь вырваться. Но стиснутые пальцы еще крепче сжались на ее шее. Стас вздернул ее в воздух и со всего размаху приложил головой о крашеный бетон. Противно хрустнуло, брызнула кровь. Техничка обмякла в его руках, но Стас не остановился. Остервенев, он все бил и бил ее головой о стену.

Чертовы доли секунды! Он опять опоздал! Все дальнейшее не имело значения.

За его спиной шаги охранника замедлились, теперь тот крался.

— Эй! Что случи... — охранник осекся, замерши у входа в комнату. — М-мать... — голос охранника задрожал. Как и пистолет в его руке.

Внутри Стас все бил техничку головой о стену. А вокруг него, по всей крошечной комнате, залив кровью пол и стены, валялось что-то распотрошенное. Даже не понять, что это было...

Стас отбросил труп технички и развернулся к охраннику, оскалившись. Ну, давай же! Быстрее, сколько можно тянуть?!

Руки охранника тряслись. Но не до такой степени, чтобы он промахнулся с пяти метров.

В уши ворвался грохот выстрела, Стаса ударило в грудь, отбросило к стене. Потом обожгло живот. Выстрел, еще выстрел, — от ужаса охранник решил всадить в него всю обойму.

В голове загрохотали тысячи колоколов. Стас провалился в темноту...


   1


Небо низкое, серое. Бесформенное, словно программисты бога пожалели полигонов.

И всю ночь снились кошмары. Тоска.

Стас хмуро глядел в окно, зябко дрожа под простыней, и изо всех сил не хотел идти на работу.

Некоторые думают, что игровой цензор — классная работа. Целый день играешь, а тебе за это еще и деньги платят. Стас тоже так думал — пару лет назад, когда шел устраиваться цензором.

Но ведь цензоры не просто играют. Они проверяют игры на уровень жестокости и насилия. А для этого ведут себя в игре так, как не каждый маньяк сможет.

Теперь Стас ненавидел свою работу. И это сказывалось на результатах. Последнее время шеф как-то нехорошо косился. И справедливо, между прочим, косился, — за дело. Как бы не уволил!


   2


— Привет! Как дела? — Андрей выпустил в потолок струю дыма, любуясь игрой завихрений.

— Отлично, — соврал Стас. — А у тебя?

— Нормально. Кстати, тебя шеф хотел видеть.

Стас вздрогнул. Этого только не хватало. Если шеф хочет видеть кого-то с утра пораньше, это значит одно из двух... причем повышение Стасу точно не грозило.

— Зачем? — тревожно спросил Стас.

— А он мне докладывал? — ухмыльнулся Андрей. — Не знаю. Нам из Питера какого-то практиканта прислали. Может, чтобы ввести его в курс дела?

Стас хмуро уставился в окно. Практикант... Хорошо, если все дело в практиканте.


   3


В приемной шефа за своим столиком сидела секретарша Лидочка, хорошенькая белокурая куколка. На диване развалился незнакомый молодой парень.

— Доброе утро, Стасик, — защебетала Лидочка. Она доложила шефу о приходе и мило улыбнулась: — Сейчас, подожди минутку, он с кем-то разговаривает по телефону.

Стас присел рядом с парнем. Это и есть тот самый практикант из Питера?

— Привет, — добродушно улыбнулся парень.

— Привет. Это ты к нам из Питера?

— Угу. — Парень протянул руку: — Михаил.

— Стас.

Завязался ни к чему не обязывающий треп. Стас поглядывал на Лидочку — не пора ли к шефу? Лидочка безмятежно шелестела глянцевыми страницами и прихлебывала кофе.

— Слышал, что у америкосов случилось? — без умолку болтал Михаил.

— Нет, а что?

Стас с трудом выдавил вежливую улыбку. Ну какое ему дело до американцев, когда его самого вот-вот уволят? Или Михаил говорит об их коллегах, американских игровых цензорах?

— У них один цензор проверял фэновский самопал, — с готовностью выдал Михаил. — А та игрушка специально так сделана, чтобы имитировать обстановку реального игрового клуба. Ну, вроде прикола. И все в игре так сделано, что фиг разберешь, вышел ты уже в реал или еще в игре. Так этот цензор запутался. Шестерых замочил, пока понял, что уже в реале! — Михаил радостно усмехнулся. — Круто?

— Угу, — равнодушно кивнул Стас.

Он слышал эту байку не один десяток раз. Первый раз еще задолго до того, как поступил на курсы подготовки цензоров. Все эти байки — чистое вранье. Уж кто-кто, а профессиональный цензор не мог спутать реал с игрой.

Но байки на то и байки, чтобы играть на нервах впечатлительных и неопытных. А Михаил еще только практикант.

— Стасик, иди, — позвала Лидочка.


   4


Шеф долго молчал.

Взгляд в монитор, пальцы задумчиво крутят колесико мышки. Клик, клик, клик.

Стас топтался перед столом, не решаясь присесть. Все... точно увольнение.

Наконец шеф поднял глаза — серо-стальные, блестящие, почти как ртуть. И взгляд у них такой же. Растекается по тебе, обволакивает, затекают в каждую щелочку, добираясь до самого сокровенного...

Стас поежился.

Шеф неспешно прокашлялся и тихо начал:

— Стасик...

Стас похолодел. Все в отделе знали, в каких случаях шеф становился до ужаса тактичным и ласковым.

— Результаты вашей работы в последнее время значительно ухудшились...

И это еще мягко говоря. Стас затаил дыхание. Ну, все...

Шеф помолчал.

Клик, клик, клик. Узловатый палец шефа ни на миг не прекращал мучить колесико. Клик, клик, клик.

Этот звук ужасно нервировал Стаса.

— Постарайтесь хорошо выполнить сегодняшнее задание, — вдруг едва слышно сказал шеф, заглядывая Стасу в глаза. — Хорошо?

Стас судорожно сглотнул. Пронесло!

Он поспешно кивнул головой. Опомнился, быстро выдавил:

— Да-да. Конечно, Константин Сергеевич!

Шеф покивал головой в такт каким-то своим мыслям, разглядывая Стаса. Едва заметно махнул рукой:

— Идите.


   5


— Ну, как? — ухмыльнулся Андрей.

— Последний шанс, — мрачно отозвался Стас, щелкая питанием бэкапа.

— А как задание? Сложное?

Стас пожал плечами и защелкал по клавиатуре, входя в сеть и скачивая свою вводную на сегодня.

— Вира-клуб "Реальность грез", — прочитал Стас.

Вира получила распространение только в клубах — уж очень дорогое это удовольствие: чтобы просчитать реалистичный игровой мир, нужны мощные компьютеры; для полной имитации всех пяти чувств нужны шлемы вира-контакта, а каждый шлем стоит как приличная вилла; да и сами вира-игры стоят очень недешево.

— Очень оригинальное название, — ухмыльнулся Андрей. — Круче только "Явь мечты"! А что там?

— Три дня назад директор клуба был в "Лире".

— Это такая полупиратская фирмочка? — вспомнил Андрей. — И наши поисковики думают, что директор купил в "Лире" какой-то не лицензированный свежачок?

— Догадливый какой, — буркнул Стас.

Если в игре окажется повышенный уровень жестокости, и Стас сможет это доказать, тогда вира-клуб здорово оштрафуют.

— А мне сегодня опять какую-то туфту для мелюзги проверять, — пожаловался Андрей. — Котята, волчата... число когтей и клыков на одно звериное рыло — муть... Везет тебе! Кровищи, небось, по колено будет... эх! — мечтательно вздохнул он.

И вдруг — резко вспорол воздух рукой, словно кого-то тыкал ножом:

— Ых! — выдохнул Андрей, зверски оскалившись.

Стас вздрогнул и поспешно опустил глаза, похолодев. С большинством своих коллег по работе он меньше всего хотел бы столкнуться в обычной жизни... особенно в темной подворотне.


   6


Огромный черный джип медленно крался по новому микрорайону. В затемненных стеклах скользили новенькие двухэтажные коттеджи, крытые красной черепицей. Джип рыскал между домиками уже битых полчаса.

— М-мать... — шипел Стас в кабине, обливаясь холодным потом.

Он крутил распечатку с дорогой к вира-клубу и так и эдак, но найти клуб не мог. Капли пота стекали по лбу, оставляя соленые дорожки. Стоило представить шефа, читающего отчет Стаса — так, мол, и так, заплутал в трех коттеджах, провалил задание, даже не добравшись до клуба, — и сердце бешено молотилось в груди, а лоб снова покрывался испариной. Не спасал даже хваленый немецкий климат-контроль.

Клуба не было. Ну не было его! Домики, подземный гараж...

Стас заморгал глазами. Только сейчас заметил.

— Фа-а-а-ак! — взревел он и врезал по тормозам.

Скрежетнув колодкой, джип встал. Справа был не въезд в подземный гараж. Это был въезд в вира-клуб. Вывеска была совсем крошечная. На ней одно лишь название, выведенное неброским шрифтом, без единого пояснения.

— Бизнесмены недоделанные, чтоб вас! — от души пожелал Стас. — Кто же так делает, блин!

Такого бездарного размещения клуба он не видел ни разу. Ни рекламного щита, ни хотя бы указателя на поверхности! Без поводыря не найдешь.

Стас съехал вниз. На стоянке для клиентов было не густо. Зеленый "сааб", последняя модель "мерседеса" — и все. Вообще удивительно, как и эти-то двое нашли клуб!

Вдоволь наругавшись, Стас порылся в служебной сумке, нашел кристалл с "телом" и сунул в карман. Выбрался из джипа и развязной походочкой направился ко входу.

Под ложечкой предательски засосало. Клуб не внушал уважения. Вдруг здесь только стандартный набор из лицензированных игр? Ужас! Придется возвращаться несолоно хлебавши. И доказывай шефу, что ты не верблюд...


   7


Охранник был бравый. Щеки — кровь с молоком, плечи в метр. На одном боку из открытой кобуры торчал здоровенный "Хеклер-Кох" сорок пятого калибра, на другом — навороченный шокер. Поверх формы бронежилет. Словно кто-то собирается брать вира-клуб штурмом!

Охранник смерил Стаса железобетонным взглядом и угрюмо пробасил:

— Добро пожаловать.

— Привет, — кивнул Стас и прошел мимо.

По коридору к нему уже спешила девчонка в белом халатике и с дежу-

рной улыбкой. Типичная техничка.

— Добро пожаловать в "Реальность грез"! — радостно отрапортовала она и повела Стаса за собой.

Они прошли первый подземный этаж, спустились по лестнице.

В холле за лестницей их ждал еще один охранник. Тоже с "хеком" и шокером, тоже в тяжелом бронежилете поверх униформы. Последний писк моды, что ли?

Техничка повела Стаса по длинному коридору.

— Сюда, пожалуйста, — она ввела его в свободную кабинку.

В крошечной комнате едва развернуться. Все место занимает огромное кожаное кресло. Над креслом нависает "шлем" вира-контакта — два центнера мазеров, процессоров и прочей машинерии на здоровенном кронштейне.

Стас забрался в кресло.

— Вы со своим "телом", или поставить стандартное? — спросила девчонка.

"Тело" — признак настоящего игрока. Чтобы не привыкать к новому игровому телу в каждой игре, можно оцифровать свое реальное тело и движения. Получается игровое "тело". Движок игры моделирует движения игрока по этой оцифровке, и игрок двигается и чувствует себя как в реале.

Последний раз Стас снимал оцифровку совсем недавно, две недели назад. Если не считать крошечного следа от ожога на левой ладони, то в игре с хорошим движком отличить игровое "тело" от реального почти невозможно.

Стас протянул техничке кристалл с "телом". Девчонка с уважением посмотрела на Стаса, загнала кристалл в драйв и протянула палм с меню.

Стандартный набор игр. Семнадцать блок-бастеров, но все проверенные-перепроверенные. Все эти игры уже были лицензированы, и цензору с ними ничего не светило.

Черт, неужели придется возвращаться ни с чем?

Стас, волнуясь, облизнул губы и с надеждой посмотрел на техничку.

— Это все, что мы можем предложить, — смущенно улыбнулась техничка. Выдержала паузу и тихо закончила: — Из лицензированного.

Стас едва сдержал радостный возглас. Значит, были еще и не лицензированные игры! Притвориться равнодушным стоило большого труда, но Стас смог.

— Жаль, — скучно начал он. — Кажется, мне именно про вас рассказывали, что есть у вас какая-то новая игрушка...

Техничка смерила Стаса оценивающим взглядом.

— У нас есть одна новая игрушка, но она еще не прошла официального лицензирования.

Всего одна? Стас чуть не взвыл. Наверняка это "Тигры джунглей" или "Темные телочки". Обе игры он уже проверял, и даже по два раза, но... Он ведь не простой игрок. Его цель — выявить в игре самые кровожадные моменты, провоцирующие игрока на насилие и жестокость, и доказать, что игра должна быть запрещена. Тогда клуб, предложивший эту игру, будет хорошенько оштрафован.

Но все дело в том, что обе эти игры Стас не смог завалить. Третий раз играть не было смысла... Стас знал свои возможности. Не сможет он завалить эти игрушки.

Билли всемогущий! Пусть это будет другая игрушка!

— И интересная? — спросил Стас.

Он затаил дыхание, ожидая ответ. "Телочки" или "Тигры"? Или же — тьфу-тьфу! помоги БГ всеглючный! — что-то новое, что можно попытаться завалить?

Техничка достала из кармана халатика еще один палм.

— "Московская миссия", — гордо объявила она.

Это еще что за зверь такой? Стас не слышал о такой игрушке. Даже с превью не сталкивался. Он взял второй палм.

Так. Шпионская история в центре мафиозной Москвы... смелый и отважный агент... борьба за кристалл с секретной информацией...

Стас вздохнул. Чтоб их всех!.. Кажется, такая игрушка не будет особенно кровожадной. Как он влип...

— Очень реалистичный движок, — нежно ворковала техничка над ухом. — По заказу нашего клуба выполнена специальная локализация первого уровня игры. Уровень до мелочей повторяет обстановку нашего клуба! — с гордостью доложила она.

Стас оживился. Если локализацию делали наши родные программеры-ламеры, то... вечная память игровому балансу!

Ведь это шанс! Ошибки в балансе игры на руку цензорам. В любом случае, он ничего не теряет.

— Давайте, — решился Стас и протянул кредитную карточку. — Пять часов.


   8


С тихим жужжанием шлем вира-контакта опустился на голову. На глаза наехали окуляры с мягкими накладками. Внутри — крошечные лазеры. Тончайшие лучи будут развертывать изображение прямо на сетчатку глаза. Изображение ярче и четче, чем в реале.

Уши закрыли огромные наушники. Противофазное подавление шумов в тот же миг отсекло все внешние звуки.

Стас вдруг перестал чувствовать тело — это включились сотни мазеров, подающих имитацию запахов, тактильных и моторных ощущений прямо на нейроны мозга. Во время игры они считывают и гасят все нервные импульсы, идущие из мозга на мускулы; игроку кажется, что он двигается, на самом деле он неподвижно сидит в кресле.

Ни света, ни звука, ни тела. Совсем ничего.

Потом вдали вспыхнуло розовое зарево, и на Стаса с ревом понеслось название фирмы...
« Последнее редактирование: 07 Март 2010, 18:28:22 от Крайсли »
Моя проза (http://literat.su/index.php?board=89.0)
Мои стихи (http://literat.su/index.php?topic=21.0)

Оффлайн КрайсАвтор темы

  • Администратор
  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2175
  • Репутация +105/-2
  • Пол: Мужской
  • Я за тобой наблюдаю
    • Просмотр профиля
Re: Иван Тропов, "Цензор"
« Ответ #1 : 07 Март 2010, 18:26:10 »
   9


Вступление было скучное и путаное.

В Москве из секретного военного института похищена информация о боевых вирусах. Предатель, майор ФСБ, спрятал кристалл с информацией в вира-клубе.

Смешно... Руки бы сценаристам оторвать за такое! Ну да фиг с ним. Что там дальше?

Найти кристалл, выйти на заказчика и обезвредить предателя-майора должен отважный сверхзасекреченный агент... — тут предлагалось вставить желаемое имя. Можно свое.

Фигня какая. А, черт с ним! Стас видел игрушки и похуже. В конце концов, он не игрок, он — цензор. Сюжет игры интересовал его в сугубо утилитарных целях.

Итак, первый эпизод. Человек заказчика должен забрать кристалл из вира-клуба. Чтобы сесть на след этого человека, отважный агент посетил вира-клуб как обычный игрок.

Неплохой задел... для цензора.

Старт!

Зеленоватое меню пропало. Опустилась тьма.


   10


Тьма ушла. Красноватый сумрак. Перед глазами — отъезжающие окуляры. Шлем вира-контакта уехал вверх. Он лежал в кресле, в кабинке вира-клуба.

На миг Стас замешкался.

Показалось, словно аппаратура вира-контакта дала сбой, и он в реале, так и не начав играть. Кабинка совершенно такая же, — как та, что была в реальности.

Впрочем, техничка предупреждала его: локализация по их заказу, полное подобие реальному клубу. Так и должно быть. Просто непривычно.

— Придумают же, — усмехнулся Стас. — Так и шизофреником недолго стать. Особенно цензору.

Одежда была обычная. Как и в реале, на теле были джинсы, "казаки" и черная шелковая рубашка.

Он поднялся с кресла и подошел к двери. Выглянул в коридор. Зеленые стены, как и в реале. Такой же черный пол, такие же желтые лампы. Никого.

Если в игре в самом деле использован план реального клуба, то за поворотом должен быть холл с охранником и выходом на лестницу. А с другой стороны?

Ладно, сначала надо проверить уровень реалистичности. Для цензора это важнее всего.

Стас вышел в коридор.

Справа и слева плотно прикрытые двери в кабинки вира-контакта. Осторожно ступая по мраморному полу, Стас двинулся в конец коридора, — противоположный от охранника и выхода на лестницу. Осторожно тронул ближайшую дверь.

Дверь легко поддалась. Такая же кабинка, из которой он вышел. В кресле никого.

Стас двинулся к следующей двери. Чуть приоткрыл ее — и замер.

В кресле кто-то сидел. Стас зашел и плотно прикрыл дверь. Нервно облизнулся.

Это всего лишь игра. Но когда движок безукоризненно имитирует реальность — невольно начинаешь и думать, как в реальной жизни. И так же опасаться. Потому что цензоры ведут себя в игре весьма специфично.

В кресле сидел молодой парень. Невысокий, чахлый подросток. Это хорошо, что хрупкий.

Стас оглядел комнату. Ничего подходящего. Но на ногах у парня были ботинки со шнуровкой... Стас присел на корточки и стал расшнуровывать ботинок.

Парень ничего не чувствовал. Шлем вира-контакта исправно подавлял ощущения от реального тела, заменяя их на игровую симуляцию. Вытащив шнурок из ботинка, Стас подергал его в руках. Хороший шнурок: узкий, прочный.

Пора поработать.

Стас склонился над парнем и обвил шнурок вокруг его шеи. Затем отключил вира-контакт.

Шлем пошел вверх, парень недовольно открыл глаза.

— В чем дело?! — возмутился он ломающиймся голоском. — Я же сказал, что на пять часо...

Парень замолк. Стас так стянул шнурок, что лицо парня налилось кровью, а из раскрытого рта вывалился язык. Парень задергался, попытался отбить руки, даже пару раз брыкнулся — но это не помогло. Стас навалился на него всем телом и еще сильнее стянул шнурок.

Глаза у подростка полезли из орбит, лицо надулось, стало как спелый помидор, — вот-вот брызнет кровью.

Но просто так убить парня Стас не мог.

Цензоры исследуют игру на жестокость. А оценка жестокости напрямую связана с реалистичностью и длительностью страданий игрового персонажа. Выработана даже специальная шкала для оценки жестокости игры, есть свои единицы измерения — лембеды.

Порог, за которым игра будет запрещена — пятьсот лембед. А простое убийство безоружного — всего десять лембед. Да и то, если уровень реалистичности в игре неотличим от реальности. А это еще надо определить.

Нет, просто убить этого парня он не мог.

Стас замахнулся и врезал ему в пах. Еще раз. Парень беззвучно взвыл, выпучив от боли глаза. Заметался в кресле, извиваясь под Стасом, но не смог ничего сделать. Он был гораздо слабее и уже задыхался. Вот-вот потеряет сознание.

Стас отпустил шнурок. Левой рукой прижал голову парня к подголовнику, чтобы лицо не моталось — и воткнул указательный палец ему в правый глаз.

Палец с чмоканьем воткнулся под яблоко, глаз лопнул.

Желудок подпрыгнул к самому горлу. Стас закрыл глаза — но тотчас же заставил себя открыть их. Его профессия требовала: он должен оценить реалистичность игры.

Десяток лет назад игровые персонажи были манекенами без внутренностей. Теперь персонажи все больше напоминали виртуальные пособия для студентов-медиков. Чем выше правдоподобие, тем дороже оценивается каждая жестокость и убийство.

В этой игре правдоподобие было на уровне. Все, что он сделает, будет оценено по максимуму.

Парень молотил руками, с хрипом втягивая воздух. Стас снова натянул шнурок, чтобы парень не заорал.

— Любишь зарплату, люби и людишек потрошить! — пробормотал Стас, подбадривая сам себя. Но как же он не любил свою работу...

Он зажмурился от отвращения — и нажал пальцем на второй глаз...


   11


Через пять минут Стас выглянул из кабинки. Изувеченный труп парня дал ему пятьдесят две лембеды.

Точнее, принесет. При условии, что Стаса не арестуют и не убьют за десять игровых минут. Если уж движок игры дает игроку возможность убивать и мучить, — тогда сценаристы должны позаботиться, чтобы в игре была неотвратимость наказания. Чтобы никакой маньяк, привыкнув к собственной безнаказанности в неотличимой от реальности игре, не начал резать людей и в реале. Если же игра дает возможность замучить без всякого возмездия — таких игр точно не должно быть. Цензоры для того и нужны, чтобы отбраковывать такие поделки.

Стас огляделся. Пока тревоги нет.

Неплохое начало. Если он сможет набрать пятьсот лембед, то игрушка будет запрещена, а он останется на работе. Но для этого надо постараться.


   12


Третья комната была пустой, а в следующей был здоровый мужик. Лицо заросло сизо-черной бородой, огромные волосатые лапы — как чудовищные клешни.

Голыми руками с ним не справиться. Нужно какое-то оружие.

Стас вернулся в коридор и прокрался в конец, противоположный холлу с охранником. Осторожно выглянул за угол. Две кадки с пальмами, двери в туалетные комнаты. Замечательно.

Он зашел в мужской туалет и плотно закрыл дверь. Подошел к зеркалу над умывальником и подергал его. Зеркало подалось — висело на шурупах. Стас снял его, замахнулся и грохнул зеркало на пол. Стекло гулко лопнуло, в стороны брызнули осколки.

Стас сморщился от оглушительного звука. Вся надежда только на звукоизоляцию и сладкую дрему охранников.

Он выбрал длинный острый осколок — тридцать сантиметров, почти кинжал. Только без ручки. Так всю руку в нарезку превратить можно.

Стас выглянул в коридор. Все тихо. Звукоизоляция действительно отменная. Охранник в том конце коридора ничего не услышал.

Он вернулся в комнату с трупом подростка. Снял с него замшевую курточку и обмотал ею конец осколка. Теперь можно было колоть и рубить, не боясь поранить руку.

Стас прокрался в комнату с волосатым кавказцем. Здоровый бугай. Лучше бы просто его убить, но... простое убийство взрослого сильного мужчины — семь лембед. Дополнительные лембеды идут за зверства, за страдания... пусть даже и игровых персонажей.

Стас подошел к мужику, прикинул, куда бить. Замахнулся — и только теперь ткнул клавишу отключения вира-шлема. И едва шлем сполз с бородатого лица — рубанул осколком по бедру.

— А-а-а-а! — заорал мужик.

Удар получился классный: осколок вошел глубоко, распоротые мышцы развалились, как сочный бифштекс. Из перерубленной артерии брызнула кровь — алый фонтанчик прямо в потолок.

Мужик, не переставая орать, сумасшедшими глазами смотрел на свою

разрезанную ногу, не веря в происходящее. Прямо как живой. Наконец перевел взгляд на Стаса — и тут же получил осколком зеркала в живот.

На этот раз Стас ударил несильно. Нужно было выжимать страдания, а не просто убить этого здоровяка.

И зря. Мелькнул здоровый волосатый кулак — и Стасу показалось, словно на него налетел грузовик. Перед глазами вспыхнули и замелькали ослепительные искры, в затылок с хрустом что-то ударило.

Стас помотал головой, приходя в себя. От удара его отбросило к стене. На несколько секунд он вырубился, — кавказец, рыча от боли и пережимая артерию на ноге, успел вывалиться из кресла и полз к двери, отчаянно матерясь.

— Ах ты... — зарычал Стас и бросился за ним.

Кавказец пытался приподняться, дотянуться до ручки. Он слабел на глазах. Но упрямо полз в коридор за помощью.

Стас рубанул ему по щиколотке.

Мужик заорал с новыми силами, перевернулся, лягнул Стаса ногой. Несильно, но болезненно — прямо в пах.

— Ты меня достал, мужик, — зашипел Стас и стал профессионально шинковать грудь кавказца...


   13


Когда кавказец затих, Стас слез с него. Он весь был в крови. На черных джинсах и рубашке кровь казалась обычными пятнами от воды. Но пропитанная кровью одежда коркой присыхала к телу.

Ладно, это все не в реальности. Можно и потерпеть.

Теперь не мешало бы засейвиться.

— Сейв, — приказал Стас.

Ничего не произошло.

— М-мать... Save! — тщательно выговорил Стас. — Сохранить игру!

Без разницы. В чем дело?

Пару минут Стас перебирал различные формулы выхода — но все безрезультатно. Неужели в этой недоделанной игре нельзя засейвиться на этом этапе? Тогда он зря радовался. Полигон удачный — для цензора, — но без промежуточных сейвов будет очень трудно. Не сможет он набрать нужные пятьсот лембед...

— Чтоб вас всех! Выход!

Никакой реакции.

Стас заморгал глазами.

— Escape!

Опять ничего не произошло.

— Дьявол! Я что, и выйти не могу с этого дурацкого полигона?! Безрукие программеры! Локализацию без глюков сделать не могут!

И что теперь делать? Черт с ними, с сейвами... Выйти-то ему как? Почему нет выхода?

И вдруг вспомнился практикант, с байкой об американском цензоре, который проверял игру и не заметил, как вышел в реал...

По спине промаршировали мурашки.

А что, если он действительно так и не вошел в игру, а ходит по реальному вира-клубу? Что, если аппаратура вира-контакта сглючила, и он "вышел" из вира-шлема не в игре, а в реале?..

Под ложечкой предательски засосало.

— Бред! — одернул себя Стас. — Не может такого быть! Просто безрукие программеры!

Но что он скажет шефу, если не сможет завалить эту игрушку? Черт... уволят, точно уволят... Он обессилено рухнул в кресло.

— Неужели я должен подохнуть на этом полигоне, чтобы выйти?! — возмутился он.

И захлопал ртом. После слова "выйти" все вокруг подернулось пеленой, перед ним мерцало меню.

Надо было просто сесть в кресло, и уже потом вызывать меню.

— Пр-ри-идурки! — оценил Стас разработчиков игры.


   14


Засейвившись, он вернулся в игру.

Выбрался из кресла, тщательно вытер ноги о палас, чтобы не оставлять следов, и выглянул в коридор.

И сразу же услышал цоканье каблуков.

Стас замер. Цокало в холле перед туалетными комнатами. Потом смолкло. Женщина зашла "попудрить носик".

Замечательно! Женщина в игре — это не только рисованная смазливая мордашка, но еще и в полтора раза больше лембед, чем с мужика!

Стас бесшумно двинулся по коридору. Но успел пройти всего два шага. Опять раздался стук каблуков — но теперь сзади. Далекий, приглушенный, — но шаги приближались. Кто-то спускался по лестнице с первого этажа. Наверно, игровая техничка.

Стас нервно сглотнул. Если она сейчас войдет в коридор, и увидит его замызганную кровью одежду, испачканные руки и словно сочащийся кровью осколок стекла... Криков будет много. А в холле у лестницы охранник с пистолетом. И еще один на первом этаже.

Не было никаких сомнений, что игра действительно до мелочей имитирует обстановку реального клуба. А в реальном клубе два охранника с пистолетами.

В холле тихо переговаривались.

Ага. Техничка пришла поболтать с охранником. Может, и не только поболтать... Да что угодно, только бы она не выглянула в коридор!

А если выглянет? Куда? Назад?

Нет, вперед! Ко второму входу, и в женскую туалетную комнату!

Стас шагнул вперед, — и опять остановился. А если женщина выйдет из туалетной комнаты раньше, чем он успеет войти? Увидит его, закричит — и охранник непременно ее услышит.

Куда?! Что вперед, что назад — сильный риск быть замеченным раньше времени. Черт!

Стас затравленно огляделся, и...

— Слава БГ всеглючному! — беззвучно выдохнул он.

Ближайшая дверь справа была приоткрыта. Вот он, выход!

Женщина, что пошла "попудрить носик", вышла именно оттуда — и туда же вернется. Прелестно. Даже бегать за ней не придется.

Стас нырнул в комнату. Все верно: женщина вышла из этой кабинки — на широком подлокотнике лежала сумочка. Рядом висел прозрачный шелковый шарфик.

И неплохой шарфик. Стас скрутил его жгутом, подергал. Прочный, удобный. В коридоре застучали каблуки.

Стас метнулся за дверь. Главное, не дать женщине закричать. В холле охранник и техничка. Любой подозрительный шум они услышат, и поднимется паника.

Стук каблуков ближе, ближе... немного неправильный стук. Так ходят грузные женщины, которым тяжело идти.

Дьявол! А если она не только грузная, но еще и сильная? Этакая метательница молота, олимпийская чемпионка, весом за сотню кило... бррр! Стас зябко передернул плечами и сжался за дверью.

В комнату вошла женщина.

Стас чуть не заорал от радости. Нет, вовсе она не полная. Беременная! Настоящий подарок для цензора!

Она обернулась, прикрывая дверь, — и тут же шелковый шарфик затянулся на ее шее, не давая крикнуть. Стас пихнул ногой дверь и поволок женщину к креслу, схватив за платье. Тонкий шелк треснул, заколыхались полные груди, показался выпятившийся живот.

Шестой месяц! Это же под две сотни лембед, если правильно потрошить!


   15


Через десяток минут Стас выбрался наружу. Его пошатывало. В игре был отменный уровень детализации. Убивать беременную женщину оказалось... нет, это не передать словами... Он чувствовал себя подонком. Хуже, просто нет слов. Спокойно смотреть на свои руки он не мог. И сил оставаться в комнате не было.

Привалившись к стене в коридоре, он долго приходил в себя. Как он себя ненавидел...

Но работа прежде всего. Надо было сейвиться. Вдруг генерирование новых персонажей в игре производится псевдослучайно, и не в самом начале игры? Маловероятно. Но после того как оказалось, что сейвиться можно только сидя в кресле, он готов был ожидать от разработчиков игры чего угодно.

Надо быстрее сейвиться. Но возвращаться в ЭТУ комнату он не мог. Он сделал шаг к соседней кабинке — и тут в холле снова заклацали каблуки. Техничка в холле куда-то шла. Вдруг сюда? Надо спешить!

Стас нырнул в ближайшую комнату. Пустая. Стас быстро забрался в кресло, вызвал меню и засейвился.

Облегченно выдохнув, он вновь вернулся в игру.


   16


Темнота расступилась.

И снова Стаса пробрало. Все было как в реальности.

А что, если будет сбой в программе? Игра не внушала особенного доверия. Вот так вот вылетит он в реал, сам того не заметив, и будет потрошить реальных людей...

Опять вспомнился практикант из Питера со своей байкой про американского цензора.

В этой игре такое вполне могло быть. Всего один сбой, или собственная ошибка — выбрал не тот пункт меню, — и привет.

Детализация такая, что от реала не отличишь. И игровой полигон в точности повторяет обстановку клуба. Нарочно не придумаешь!

— Ладно, это все сказки, — подбодрил себя Стас. — Да и не про нас это!

Он мог проверить, в реале он или в игре.

"Тело" было оцифровано две недели назад. А неделю назад он немного обжег ладонь. На реальном теле был след ожога.

Проверять это было смешно. Но...

Стас поднес к лицу левую ладонь. Ожога на ладони не было. Да и могло ли быть иначе?.. Но теперь-то нет никаких сомнений, что он в игре.

Он встал, приоткрыл дверь и выглянул в коридор.

По коридору удалялась техничка. Белоснежный халатик колыхался в такт ударов каблуков — цок, цок, цок.

И тут она свернула к той комнате, где он убил беременную женщину. Он не закрыл дверь. Осталась щелочка, и это привлекло техничку. Дьявол, как неудачно!

Техничка открыла дверь. Но не зашла. Нога так и повисла в воздухе. Зато легкие исторгли такой вопль, что заложило уши.

Она дернулась назад, обернулась...

Стас нырнул обратно, но слишком поздно. Она его заметила.

Он быстро захлопнул дверь. Крик остался за дверью... как и два вооруженных охранника, которые обязательно услышат этот вопль.

Стас крепче перехватил осколок зеркала и сжался за дверью. Сейчас прибежит первый охранник, с этим здоровенным "Хеклер-Кохом". Двенадцать патронов сорок пятого калибра...

— Это тебе не мелочь по карманам тырить у фоллаутовских пьяниц, — пробормотал Стас и нервно облизнулся.

Минуту ничего не происходило. Может, техничка не заметила его? Ему просто показалось?

И тут дверь распахнулась. Не просто распахнулась — ее так пнули, что она словно вылетела. Пластик двери врезал Стасу по лицу, вбив затылок в бетонную стену, в глазах вспыхнули искры. Стас едва не потерял сознание. Ничего не видя, он вывалился из-за двери, замахнулся и наудачу махнул осколком зеркала. И кого-то зацепил — на руки брызнула теплая кровь, кто-то дико заорал.

И тут же загрохотали два пистолета, набивая Стаса свинцом. Больно-то как...

Его выбросило в меню.


   17


— Сволочи! — зашипел Стас и снова загрузил последний сейв.

Он снова выглянул в коридор. Снова орала техничка. Он снова дал ей заметить себя, а потом нырнул в комнату.

Но теперь он встал не за дверью, а с другой стороны.

Медленно текли секунды. Стас сглатывал пересохшим горлом и крепче перехватывал осколок. Игра игрой, а адреналина столько, словно это все в реальности. Сердце молотилось в груди, как отбойный молоток.

Кажется, прошло уже гораздо больше минуты.

Может быть, охранники повели себя иначе?

И тут дверь распахнулась от мощного пинка, ручка с грохотом врезала по штукатурке, а в комнату влетел охранник.

Стас рубанул его осколком по шее. Из шеи брызнули кровавые лепестки — словно маленький фонтан.

И тут же в грудь ударила пуля.

Второй охранник остался в коридоре, выбрав позицию по всем правилам — чуть правее двери, чтобы простреливать место за левым косяком...

Стас рухнул на колени, — и получил пулю в голову.


   18


Стас не сдался. Он снова загрузил этот же сейв.

Потом еще раз. И еще...

Через десяток лоудов Стас признал: справиться с охранниками невозможно.

Если бы охранник сразу шел осматривать комнаты, не дожидаясь напарника — все было бы замечательно. Но после крика технички охранники действовали только вместе. А против двоих крепких парней с пистолетами Стас был бессилен. К тому же, они точно знали, где он.

Куда в комнате он не становился, — за дверью, слева от двери, за креслом, — в любом случае его убивали.

Он попробовал не выглядывать из комнаты, чтобы техничка не заметила его. Но... минута ожидания превратилась в пять, а потом все повторилось.

— Ладно, фиг с вами, — раздраженно пробормотал Стас, в очередной раз любуясь зеленоватыми пунктами меню. — Попробуем убить техничку до того, как эта стерва заорет!
Моя проза (http://literat.su/index.php?board=89.0)
Мои стихи (http://literat.su/index.php?topic=21.0)

Оффлайн КрайсАвтор темы

  • Администратор
  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2175
  • Репутация +105/-2
  • Пол: Мужской
  • Я за тобой наблюдаю
    • Просмотр профиля
Re: Иван Тропов, "Цензор"
« Ответ #2 : 07 Март 2010, 18:26:55 »
19


Быстро проверив ожог на левой руке, он слетел с кресла, схватив с подлокотника осколок зеркала, и подбежал к двери. Вылетел в коридор и бесшумно помчался за техничкой.

Он почти догнал ее.

Он был уже в паре метров, когда она распахнула дверь в комнату с трупом беременной и заорала.

Стас налетел на нее, ударил, — но слишком поздно.

В холле зашелестели страницы и что-то со смачным шлепком упало на пол. Глянцевый журнал.

— Эй! Что там? — заорал охранник в холле и затопал к коридору.

Стас нырнул в комнату и закрыл дверь.

Техничка у его ног тихо застонала. Но пока было не до нее.

Прижавшись к стене за дверью, он облизнул пересохшие губы и крепче перехватил осколок.

— Давай, милый, — молил Стас охранника за дверью. — Не жди напарника, на фига он тебе? Ты же не знаешь, отчего она орала? Ну, иди же...

Но охранник не шел. Прошло десять секунд, двадцать...

Что он делает? Проверяет двери, все подряд? Хорошо, что комнаты, где Стас уже убивал, дальше от охранника, чем эта. Охранник будет не так собран.

— Ну, где же ты! — взмолился Стас. — Давай! Сейчас же прибежит второй!

А с двоими сразу он не справится.

Ручка на двери пошла вниз... плавно, очень плавно...

Стас затаил дыхание. Занесенная для удара рука с осколком мелко подрагивала от долгого напряжения. Ну же!

И тут дверь прыгнула на него. Ударила по лицу, искры в глазах ослепили Стаса. Он наугад махнул осколком, кого-то задел... загрохотали выстрелы, в голову ударило...

Все повторилось.

В другой комнате, но что это меняло? Опять два охранника, опять два пистолета, — и опять зеленоватые пункты меню после поли в голову.


   20


— М-мать... Кто же так сейвится-то, а? — шипел на себя Стас. — Надо было сразу сейвиться, а не исходить в коридоре соплями! Нашел место, этику с эстетикой спаривать! Блин! Если бы не распускал слюни, было бы минут пять резерва! А теперь какой-то секунды не хватает!

Можно, конечно, попробовать спуститься на сейв глубже.

Но не факт, что беременная появится опять. Да и потрошить ее по второму разу... Стас представил это — и желудок подпрыгнул к горлу. Ну, нет. Лучше еще раз попытаться переиграть последний сейв.

— Загрузить!

Тьма расступилась, шлем отъехал. Он быстро проверил ожог на руке, подхватил с подлокотника осколок зеркала и вылетел в коридор — но на этот раз помчался в другой конец. За спиной завопила техничка, впереди за углом шлепнулся журнал.

— Эй! Что там? — заорал охранник.

Замерши перед поворотом в холл, Стас считал его шаги. Раз, два, три, — теперь охранник как раз за углом. Пора! Стас рванулся из-за угла, замахнувшись осколком. И тут же получил пулю в живот. Охранник бежал с выхваченным и взведенным пистолетом...


   21


— Р-руки за такие сейвы надо отрывать! — рычал Стас на самого себя, потихоньку зверея.

Проклятая техничка! Это уже был вызов, натуральный вызов ему! Тут уже было дело принципа. Сможет он выкрутиться из дурацкой ситуации после неудачного сейва, или он самый натуральный лох?

Стас снова загрузил последний сейв, проверил ожог, вылетел в коридор и еще раз попытался убить охранника, когда тот выбегал в коридор из холла. С тем же успехом, что и первый раз.

Тогда он попытался догнать техничку прежде, чем та заорет. Не удалось.

С трудом подавив зубовный скрежет, Стас задумался, с ненавистью глядя на зеленоватое меню.

— Если не проверять ожог на руке, времени вполне может хватить, — пробормотал Стас. — Но если вдруг именно в этот момент аппаратура сглючит, и вместо игры я окажусь в реале...

Стас чертыхнулся и решил все-таки проверить ожог на руке сразу после выхода в игру. В последний раз.

Ну а если и в этот раз он не успеет, тогда...

— Должен успеть! — рявкнул Стас на самого себя.


   22


Тьма перед глазами расступилась. Он снова был в крошечной игровой кабине.

Стас быстро вытащил голову из шлема вира-контакта и поднял к лицу левую ладонь. Ожога не было.

Он выскользнул из огромного кресла, шагнул к двери и выглянул в коридор.

Зеленые стены, яркий желтый свет. И в самом конце коридора — удаляющийся белый халатик технички. Совсем рядом с приоткрытой дверью. Черт!

Стас распахнул дверь и понесся за техничкой, бесшумно ступая на носках. Она шла медленно, но до раскрытой двери ей осталось каких-то три метра...

Стас прибавил, рванулся изо всех сил — но все равно опоздал. На какие-то доли секунды!

Техничка дошла до двери. Остановилась, распахнула дверь, двинулась внутрь... но так и не вошла. Поднятая нога так и повисла в воздухе. Зато ее легкие исторгли пронзительный крик.

Стас с разбега влетел в техничку, сомкнув руки на ее шее.

Но слишком поздно! Ее крик уже улетел в другой конец коридора. Оттуда долетел шелест бумаги и звонкий шлепок, — это охранник уронил на пол журнал.

Техничка дернулась, пытаясь обернуться, увидела Стаса, — его яростно оскаленный рот, перекошенное злобой лицо, — и ее глаза расширились от ужаса. Если бы не пальцы Стаса на ее шее, она завопила бы еще раз. А так — только придушенно захрипела.

Но теперь это было не важно. Первый-то крик охранник услышал... Из другого конца коридора послышался топот. Тяжелые ботинки громко бухали по мраморному полу.

— Эй! Что случилось? — тревожно крикнул охранник на бегу.

Стас заскрипел зубами. От досады и ярости сводило челюсти. Всего какие-то доли секунды! Черт возьми! Не хватило совсем чуть-чуть!

Техничка замолотила руками, пытаясь вырваться. Но стиснутые пальцы еще крепче сжались на ее шее. Стас вздернул ее в воздух и со всего размаху приложил головой о крашеный бетон. Противно хрустнуло, брызнула кровь. Техничка обмякла в его руках, но Стас не остановился. Остервенев, он все бил и бил ее головой о стену.

Чертовы доли секунды! Он опять опоздал! Все дальнейшее не имело значения.

За его спиной шаги охранника замедлились, теперь тот крался.

— Эй! Что случи... — охранник осекся, замерши у входа в комнату. — М-мать... — голос охранника задрожал. Как и пистолет в его руке.

Внутри Стас все бил техничку головой о стену. А вокруг него, по всей крошечной комнате, залив кровью пол и стены, валялось что-то распотрошенное. Даже не понять, что это было...

Стас отбросил труп технички и развернулся к охраннику, оскалившись. Ну, давай же! Быстрее, сколько можно тянуть?!

Руки охранника тряслись. Но не до такой степени, чтобы он промахнулся с пяти метров.

В уши ворвался грохот выстрела, Стаса ударило в грудь, отбросило к стене. Потом обожгло живот. Выстрел, еще выстрел, — от ужаса охранник решил всадить в него всю обойму.

В голове загрохотали тысячи колоколов. Стас провалился в темноту...


   23


Опять это зеленоватое меню.

— Ф-ф-фак! — от души выдохнул Стас.

Не получилось. Придется уйти на сейв глубже, и еще раз распотрошить ту беременную. Но потом не жевать сопли, а взять себя в руки и сразу же записаться.

Стас представил себе, что именно ему придется повторить...

— А какого, собственно! — сквозь зубы прошипел он. — Проще руку не проверять. В конце концов, вероятность выпасть в реал, не заметив этого — ничтожно мала. Да и отличу я игру от реала!

Внутри кипела злость. Кто-то вылезал из глубины его подсознания, выдирался с самого звериного дна, стряхивая шелуху цивилизованности, — и наполнял Стаса клокочущей ненавистью.

Если Стас и хотел кого-то убить, так это ту чертову техничку, чтоб ее!


   24


На этот раз он действовал молниеносно.

Шлем вира-контакта еще только поднимался вверх, а он уже поднырнул под него, слетел с кресла и метнулся к двери.

Даже не стал подбирать с подлокотника осколок зеркала. Если догонит, он ее, сучку, голыми руками порвет как Тузик грелку! И какие-то доли секунды выигрыша во времени, опять же.

Стас вылетел в коридор и бесшумно понесся за техничкой...

И на миг замешкался.

Все-таки был в игре элемент псевдослучайности. На этот раз техничка остановилась, оправляя белоснежный халатик.

Но времени размышлять не было. Она поворачивалась к двери, и вот-вот краем глаза могла заметить Стаса...

А ему до нее еще десять метров... Он, не останавливаясь, побежал дальше.

Вот она сделала последний шаг к двери, потянула ее на себя...

И тут он налетел на нее. На этот раз он успел!

В самый последний миг она почувствовала его — неуловимое движение воздуха — и обернулась. И тут же получила прямо в лицо сокрушительный удар кулаком. Из разбитых губ брызнула кровь, техничка кулем отлетела глубоко в комнату, повалившись у кресла.

Вскрикнула — но Стас уже закрыл дверь.

Успел! Успел, черт возьми! Ну, теперь эта дрянь за все ответит...

Только чем ее потрошить? Сбегать за осколком зеркала в ту комнату, где он сейвился? Опасно. Вдруг техничка оклемается, успеет выползти в коридор и позовет охранника?..

И тут он заметил длинную заколку в ее растрепавшихся волосах. Стас склонился над техничкой, выхватил заколку. В самом деле очень длинная. И острая — позолоченная сталь.
Техничка судорожно, с всхлипом, вздохнула, открыла глаза...

И Стас глубоко вонзил заколку в ее щеку, распоров кожу и мышцы скулы. Техничка заорала. Кожа разъехалась в стороны, обнажив мышечные волокна, потекла сукровица и кровь...

Стас замер. Алые капли на белоснежном, словно светящемся изнутри халатике завораживали. Была в этом какая-то страшная красота. Чудовищная, но затягивающая в себя красота...

— Только бы не влюбится в нее... — с ужасом прошептал Стас, сбрасывая оцепенение.

Он раздвоился. Одна его половина хладнокровно и профессионально мучила техничку. Считала, что надо сделать, чтобы получить больше лембед, и дирижировала танцем стали в ее теле...

А вторая, забившись в угол сознания, с ужасом следила за этими руками, режущими и вспарывающими трепещущее тело, — и молила, чтобы все это быстрее кончилось.

Кончилось это не сразу, а через семь минут.


   25


Стас поднялся. С глаз словно упала пелена. Он вдруг увидел, ЧТО он сделал с телом. И тут же, рядом, лежала распотрошенная беременная... Накатил дикий спазм, Стас крутанулся в сторону, прочь от кровоточащих трупов, — и его вырвало.

В реальности, где было его настоящее тело, десяток мазеров врезал радиоимпульсом по нужной части мозга, и наведенные токи послали по нервам сигнал подавить спазм. В реале он совершенно спокойно продолжал сидеть в кресле.

Но здесь, в игре, его вырвало, и движок игры старательно дорисовал вкус желчи во рту.

Руки мелко дрожали. Ну и чудовище же он...

— Ну-ка, успокоился! — приказал себе Стас и до боли закусил губу. — Это всего лишь игра! Лучше думай, что делать с охранником?

Мысли в голове носились, словно лошади в горящей конюшне.

— Успокоился! Успокоился, я сказал! — процедил Стас.

Обтер о джинсы руки, липкие от крови, и сжал ладонями виски, заставляя себя сосредоточиться.

У охранника пистолет. Просто так напасть на него и убить шпилькой не получится. Помимо пистолета у охранника еще и прекрасная реакция, — это Стас уже выяснил, пока пытался убить техничку. Если напасть на охранника просто так, его опять застрелят. Что же делать?

Минуту он думал, потом сунул шпильку в карман и решительно открыл дверь.

— Помоги-ите, помоги-ите-е-е! — закричал Стас, испуганно подвывая.

Умело притворяясь прихрамывающим, побежал по коридору.

Знакомый судорожный шелест страниц, шлепок журнала о пол. Дробный топот охранника.

— Что случилось? — вынырнул в коридор охранник с пистолетом в руке.

— Там... там... — Стас замахал рукой назад, изо всех сил притворяясь до смерти испуганным. — Быстрее, там...

Охранник уставился на забрызганного кровью Стаса.

— Быстрее! — жалобно позвал Стас.

Он умело споткнулся и рухнул на пол. Всем своим видом он показывал, что не опасен, — нет, нет, совершенно не опасен! — умело играл до смерти испуганную жертву.

Охранник замешкался над Стасом, помогая встать, потом побежал к приоткрытой двери в кабинку, где были трупы технички и беременной. Стас семенил за ним, незаметно вытаскивая из заднего кармана заколку.

Охранник дошел до кабинки, заглянул — и обмер.

— М-мать... — просипел он.

Стас резко замахнулся и всадил заколку ему в шею.

В последний момент охранник как-то почувствовал его движение за спиной, дернулся — и заколка чиркнула по шее. Вспорола кожу, брызнула кровь — но вену или артерию не задела.

А охранник уже крутанулся — и рука с пистолетом пошла прямо на Стаса...

Время растянулось, загустело, как янтарь. Словно в жизни — испуг был так же силен. Стас успел вскинуть руку, попытался выбить пистолет из руки охранника, но лишь едва отвел руку с пистолетом в сторону.

Громыхнул выстрел — и время вернулось к стремительному полету.

Левую руку ударило. Пуля ушла в стену справа от Стаса, но руку обожгло раскаленной волной из дула. Боль была самая настоящая — Стас чуть не потерял сознания. Надо было выставить уровень боли ниже!

Завопив от боли, он ударил охранника шпилькой в шею. На этот раз удар пришелся в самую артерию. А встречный удар охранника пришелся в челюсть.

Стас далеко отлетел и упал, больно ударившись спиной. Но охранник тоже получил свое — из его шеи фонтаном брызнула кровь.

Охранник зашатался, его глаза затуманились, пистолет выпал из руки. Он повалился на стену, сполз на пол, забрызгивая все вокруг струей алой крови.

Стас, пошатываясь после нокдауна, поднялся на четвереньки, подхватил с пола шпильку, подполз к охраннику — и судорожно замолотил шпилькой по его лицу и груди. Надо было успеть нанести как можно больше ударов, пока охранник еще мог что-то чувствовать, — каждый удар увеличивал сумму лембед.

Когда охранник обмяк, Стас, шумно сопя, обессилено привалился к стене.

Голова шла кругом. Хорошо охранник его приложил. Челюсть болела ужасно.

С лестницы донесся топот и крик:

— Что там у вас?!

Вот и второй охранник прибежал на крики и пальбу.

Стас метнулся к пистолету, поднял его, встал на колено и вскинул оружие на уровень плеча. Обожженная кожа на левой руке коснулся стальной рукоятки — и колючие иглы пронзили руку до локтя, ладонь нестерпимо защипало. Стас сжал зубы и стиснул оружие, готовясь стрелять.

Глубоко задышал, восстанавливая дыхание. Выдох раз, выдох два, выдох три, пауза...

Из холла выбежал второй охранник.

Увидев перед собой Стаса, изготовившегося стрелять, на мгновение опешил. Его рука с пистолетом замерла — и Стас выстрелил, целясь в кисть.

Пуля легла точно. Охраннику почти оторвало ладонь. Его пистолет с грохотом отлетел назад.

Охранник заорал и кинулся обратно, но Стас уверенно всадил пулю ему в лодыжку. Охранник рухнул, скрывшись за углом.

Стас судорожно выдохнул. Он рисковал, целясь в руку с оружием, а не в голову. Зато теперь он сможет убить охранника медленно, по всем правилам. И получить не пять, а двадцать четыре лембеды!

Он побежал за охранником, завернул за угол — но охранник уже заползал на лестницу, изо всех сил работая целыми рукой и ногой.

— Ладно, никуда ты не денешься, — пообещал Стас.

Он быстро вернулся в коридор, снял запасную обойму у убитого охранника и вытащил обойму из второго пистолета, подобрал шпильку. Распихал обоймы по карманам, сунул пистолет за пояс и побежал на лестницу, вытирая о джинсы скользкую от крови шпильку.

Он нагнал охранника в коридоре на первом этаже.

Услышав за спиной шаги, охранник судорожно обернулся. Он потерял много крови, дышал прерывисто и тяжело.

— Ты... ты... — выдавил охранник. — Ты, урод... это не игра...

Стас замер, от неожиданности чуть не выронив шпильку.

— Цензор, твою мать... — тяжело всхлипывал охранник. — Это не игра... ты уже в реале...

Стас заморгал глазами. Первый раз он встречал игру, где у персонажей была такая реакция на кровожадные действия игрока. А может, он и правда в какой-то момент вышел в реал, сам того не заметив? Эта игра словно специально была сделана для этого...

Стаса затрясло. Нет, только не это...

И тут с мониторов на пульте охранника донеслись завывания сирен. Снаружи к клубу спешили машины ментов.

— Ах ты, тварь! — окрысился Стас. — Время тянешь!

Стас матюгнулся и подскочил к охраннику.

— Нет! Нет! НЕТ! — завопил охранник. — Это не игра! Правда! Не надо!

Он попытался откатиться прочь, но Стас уже пришел в себя. Мгновенно пригнулся — и всадил шпильку ему в ногу.

— А-а-а! — охранник замолотил по полу целой рукой.

Позолоченная шпилька в руках Стаса затанцевала, кромсая живую плоть...


   26


Но этого охранника пришлось замучить наспех — не хватало времени.

С пульта охранника все громче выли сирены милицейских машин снаружи. А Стас не мог позволить им запереть себя на этом игровом полигоне. Он уже набрал больше трехсот лембед. Впервые за последний месяц он был близок к тому, чтобы завалить игру.

— Ну, эту-то игрушку я точно завалю! — прорычал Стас.

Засейвиться! Немедленно!

Как жаль, что в спешке он забыл засейвиться сразу же после того, как убил техничку!

— Сэйв!

Ничего не произошло.

— Выход!

Без изменений.

— Выход! — взревел Стас.

И тут он вспомнил. Долбанные разработчики! Ну почему сейвиться можно только сидя в кресле кабинки?! У-у, чтоб их!

Пока он спустится вниз, добежит до ближайшей кабинки, потом вернется, — менты точно запрут его здесь.

Стас крутанулся на каблуках и рванулся вперед по коридору. Пнув ногой дверь, вылетел на стоянку.

Впереди лился свет — выезд на поверхность, оттуда неслось завывание сирены.

Стас быстро огляделся. Служебная стоянка: две стареньких "десятки", "пятнашка" поновее. Гостевая стоянка...

Стас замер. Там стоял зеленый "сааб" и спортивный "мерс"... и огромный черный джип...

— А... а... — Стас захлопал ртом, словно выброшенная на берег рыба, мигом разучившись дышать.

Неужели...

Имитировать обстановку клуба — это одно. Но угадать, какие машины будут на реальной стоянке?..

Стаса затрясло. Как же так... Неужели он уже не в игре? Но когда он мог выйти в реал, сам того не заметив?

Нет, не может такого быть!

Он мотнул головой, сбрасывая оцепенение. Просто случайное совпадение!

Краем глаза он заметил сбегающих по спуску милиционеров — и метнулся за "пятнашку".

Испуганно озираясь, милиционеры пошли ко входу. Крутясь вокруг "пятнашки", чтобы его не заметили, Стас пропустил их. Вынырнул из-за машины, упер локти в капот, целясь — и передумал.

Пытаться убить двух вооруженных профессионалов сразу — опасно. И глупо. Вооруженный профессионал, убитый выстрелом, да еще на такой дистанции... жалкая пара лембед, не больше. А выстрелы привлекут к нему внимание остальных ментов. Нет, ему нужна другая дичь!

Он дал им зайти внутрь, вынырнул из-за машины и, изо всех сил работая руками и ногами, почти взлетел по пандусу на поверхность — и оказался нос к бамперу со второй милицейской машиной, с визгом покрышек вынырнувшей из-за угла.

Стас метнулся к ближайшему коттеджу.

Позади щелкнули дверцы, в два голоса заорало:

— Стоять! Стреляю!

Стас еще надбавил — и в прыжке нырнул за угол. Еле успел. Над головой в стену с треском вкрутились две пули, следом прилетел грохот выстрелов.

Сзади взвыло сильнее — к вира-клубу выкатилась еще пара машин. Но Стас уже вскочил и рванулся дальше — угол коттеджа прикрывал его.
Моя проза (http://literat.su/index.php?board=89.0)
Мои стихи (http://literat.su/index.php?topic=21.0)

Оффлайн КрайсАвтор темы

  • Администратор
  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2175
  • Репутация +105/-2
  • Пол: Мужской
  • Я за тобой наблюдаю
    • Просмотр профиля
Re: Иван Тропов, "Цензор"
« Ответ #3 : 07 Март 2010, 18:27:11 »
   27


До пятисот лембед осталось совсем чуть-чуть. Всего пара полноценно замученных до смерти человек. Вот только времени их замучить не было, — милиционеры совсем на хвосте. Да и где эта пара человек?

Стас добежал до угла коттеджа, повернул — и замер. К крыльцу коттеджа молодая мамаша тащила за руку маленькую девочку. Белые кудри, голубые глазенки, — ну просто прелесть. И лет — не больше пять. То, что нужно! Это почти столько же лембед, сколько и с беременной!

— Нет! — завопила мамаша, увидев Стаса. — Не трогайте нас, пожалуйста! Вот деньги! — она кинула в Стаса сумочкой, прижала к себе девчушку.

Стас, не останавливаясь, подбежал к ним, — и просто чиркнул мамашу шпилькой по горлу. Некогда ему было с ней возиться.

Девчушка завопила, но Стас уже подхватил ее за волосы, словно котенка за шкирку, и потащил к крыльцу.

Только бы успеть!

— Билли всемогущий, мне нужно только десять минут!

Какая прелесть эти коттеджи "под запад": входные двери с окошком — ну просто чудо! Он врезал ногой по стеклу. Стекло треснуло, внутрь брызнули осколки. Ручкой пистолета он выбил острые края, просунул руку и открыл дверь.

Сзади, где-то за домом, кричали милиционеры, обходя коттедж с двух сторон. Вдали завизжала еще одна сирена. Черт, уже пятая машина! Сколько же тут милиции-то?!

— Дядя, отпусти-ите! — захныкал под мышкой тонюсенький голосок.

Стас сморщился. Противно убивать маленьких детей. Почти как живые...

— Заткнись! — рявкнул он, оскалившись, и шлепнул ладонью по мордашке, в кровь разбив губы.

Девчушка заткнулась, почти потеряв сознание от боли и ужаса.


   28


Прежде всего — засейвиться!

Стас бросил девчонку на ковер и заметался по комнатам.

— Выход! Выход!

Где на этом полигоне места выхода? Как на предыдущем? Нужно сесть?

Стас прыгнул на диван.

— Выход!

Бесполезно. Как же здесь засейвитсья?!

Секунды утекали, — такие драгоценные секунды! Милиционеры вот-вот выберутся к двери коттеджа и ввалятся внутрь. А он никак не мог засейвиться!

Судорожно бегая по комнатам, за минуту он перепробовал все, что только можно. Но меню игры не вызывалось...

Черт... так быть не должно...

Глюк в игре? Или...

Стас замер. А что, если тот охранник, который обозвал его цензором — не игровой персонаж? Что, если он в самом деле вышел в реал?

Ужас... Но разве он мог не заметить, как вышел в реал? Антураж игры очень походил на реальный вира-клуб, но его игровое "тело" — немного отличается от реального. В реале на левой руке есть крошечный ожог.

Стас поднял руку. Рука была в крови и грязи. Под этой черно-красной коркой кожа пузырилась от ожога — ему же обожгло руку, когда первый охранник в клубе стрелял! Дьявол!

Но он же каждый раз, когда начинал игру, проверял ожог. Даже если сейчас он не мог это проверить, все равно он сделал это раньше...

Стас вспомнил. Ему не хватало времени догнать техничку. Последний раз, когда он загружал сейв, он не проверял ожог на руке. И техничка последний раз вела себя немного иначе... А что, если он не загрузил старый сейв, а случайно вышел из игры?..

Стас сглотнул. Колени задрожали, он повалился на пол. Господи... неужели это все на самом деле?

Справа звякнуло, над головой свистнуло и в стену с грохотом вонзилось две пули.

Стас вышел из ступора. Нет, не может быть! Просто игра!

Он распластался на полу. Стреляли в окно. Стас взял окно на мушку, но не выстрелил. Пусть думают, что убили... В окно ударили, выбивая стекло, показался силуэт — кто-то лез внутрь.

Стас выстрелил. Человек со стоном рухнул под окном.

— Назад! Назад! — завопили снаружи.

Хлопнула дверь. Стас мгновенно развернулся и стал стрелять в прихожую. "Хеклер-Кох" в его руках ухал, как маленькая пушка. Одиннадцатимиллиметровые пули разносили обделочный пластик, словно маленькие гранаты.

Стас стрелял, пока не кончилась обойма. Менты больше не пытались ломиться в дверь.

На ковре перед ним ребенок зашевелился и разразился плачем.

Стас перезарядил пистолет, подхватил девчонку и рванулся по лестнице на второй этаж. На первом этаже было слишком опасно — и дверь, и множество низких окон, через которые легко забраться в дом.

На втором этаже Стас нырнул в ближайшую комнату, огляделся. Шкаф, диван, столик... кресло. Как раз то, что нужно. Он швырнул девчонку на диван и поволок кожаное кресло к выходу из комнаты. На пороге он повалил его.


   29


Позиция была хорошая. Верхняя часть лестницы видна замечательно. Всего в каких-то пяти метрах.

Внизу хлопнула дверь, загрохотали выстрелы, кто-то грузно рухнул на пол, дико вопя. Покатился, что-то сбив, и еще пару раз выстрелил.

— Чисто! — раздалось там. — Его здесь нет!

— Ну да. Идите сюда, крошки, — прошептал Стас.

— Помогите! — пискнуло сзади.

Проклятая девчонка!

— Он наверху! У него ребенок! — раздалось внизу.

По лестнице забухали шаги. Замолкли — там явно готовились к резкому рывку.

Стас сглотнул и крепче перехватил пистолет. Левая рука ужасно болела, но он терпел.

На лестнице затопали, и наверх выбежал милиционер. В глаза ему бросилось черное кресло, и первый выстрел он сделал туда. Пуля распорола кожаную обивку и застряла в кресле.

А Стас не промахнулся. Милиционера шатнуло, он взмахнул руками, выронив пистолет, и стал заваливаться назад.

Стас дал ему контрольный выстрел в голову, и милиционер с грохотом улетел вниз по лестнице, прямо на набегавшего следом напарника.

Стас перемахнул через кресло, выбежал к лестнице — и не прогадал.

Второй милиционер пытался выползти из-под убитого напарника. В три выстрела Стас попал в извивающееся тело.

Это был риск, но он выиграл время. Трое убитых здорово охладят их пыл. Теперь они будут готовить полноценный штурм. А он займется ребенком...


   30


Стас бросился в комнату. Девчонки не было.

На улице кричали, подъехала еще одна машина. В стекло ударила пуля. Кто-то стрелял по нему. Стас упал на четвереньки, подбежал к окну и опустил жалюзи. И тут же столкнулся нос к носу с испуганной мордашкой. Девчонка спряталась между диваном и стеной.

— А!.. — испуганно вскрикнула она и попыталась забиться глубже.

— Иди к папочке, — прорычал Стас, схватил ее за волосы и выволок из-за дивана орущее тельце. Намотав волосы на руку, оттащил ее подальше от окна.

— Мама! Мама! — причитала девчонка. — Отпустите, не надо!

И тут снаружи заскрежетало и раздался скрипучий голос, усиленный мегафоном.

— Не трогай ребенка! Ты окружен! Сопротивление бесполезно! Сдавайся!

— Щ-щаз, как же! — пробормотал Стас, нехорошо ухмыляясь.

— Не трогай ребенка! — ревело в окно. — Если ты не тронешь ее, я обещаю, мы возьмем тебя живым!

Но Стасу это было до лампочки. Остаток нужной ему суммы лембед пищал и лежал на ковре перед ним.

Вот только немного времени ему было нужно. Пусть думают, что он не убивает девчонку. Он зажал рукой ей рот. Милиционеры не должны были сразу понять, что он ее убил. Ему нужны были еще десять минут после ее смерти, чтобы лембеды за убийство были засчитаны целиком.

Вытащил из кармана шпильку, замахнулся...

И замер.

Ребенок смотрел прямо ему в глаза. И в этих синих глазенках был такой непередаваемый ужас и такая мольба...

— Билли всемогущий, — потрясенно прошептал Стас. — Прямо как живая...

Рука бессильно опустилась. Перед ним лежал живой ребенок, и ее глаза под пушистыми ресницами молили его о пощаде...

— Это только игра! — прорычал Стас, уговаривая сам себя. — Только игра! Просто игра! Ее даже нет! Просто набор битов!

Но она так смотрела...

И, словно угадав его мысли, снова ожил мегафон. На этот раз другим голосом.

— Послушайте! Мы поняли, что произошло, — вещал уверенный бархатистый голос. — Вы играли в вира-клубе, и сами не заметили, как очутились в реале. Поверьте, вы уже в настоящей жизни.

Стас замер. Уже второй раз игровые персонажи размышляли словно живые... Неужели...

— Это уже не игра! Пощадите ребенка! Это уже не игра, поверьте! Вы убиваете живых людей! — увещевал голос. — Пощадите ребенка!

Рука бессильно сползла с лица девочки.

— Дядя, не надо, — шептала она разбитыми губами, с ужасом уставившись на него своими голубыми глазенками. — Пожалуйста, не надо... я буду хорошо себя вести... не надо... мама... мама... мама...

Слезы потекли по ее заляпанным кровью щекам.

Стас выронил шпильку.

— Это уже не игра! — неслось с улицы.

Это не игра. Вот почему он не смог засейвиться здесь. Это не полигон игры, это уже реал.

— Господи... что я наделал...

За последний час он причинил столько боли, убил столько живых людей... и как убил... Стас содрогнулся.

Это было невыносимо. И этого никак не исправить.

И никак не избавиться от осознания того, что он сделал. Никак...

Никак. Кроме смерти.

Смерть.


   31


Эта мысль пришла как избавление.

Он медленно поднялся на ноги и шагнул к окну.

— Простите, я не хотел... — беззвучно зашептал он, закрыв глаза. — Я не хотел. Видит бог, я не хотел... Я просто работал цензором...

Он сорвал жалюзи, вытянул руку и стал стрелять — в небо, чтобы никого не задеть.

Время тянулось невыносимо медленно. Доли секунды растянулись в вечность — он жал курок раз за разом, и больше ничего не происходило. А потом снизу ответили. Первая пуля ударила в левое плечо. Его мотнуло и обожгло, но он устоял и продолжал стрелять. И в голове пульсировала только одно: "Быстрее бы все кончилось!"

На него обрушился град пуль. В живот, в грудь, в голову...

Он встретил их с радостью.
 

   32


И вдруг тьма расступилась. Сквозь веки пробился свет.

Наверно, это ад? Он открыл глаза.

От лица отъезжали окуляры, вверх поднимался шлем вира-контакта.

Накатило такое облегчение, которого Стас не испытывал ни разу в жизни. Это была всего лишь игра! Слава Билли всемогущему!..

Возле кресла стоял его шеф. И тот парень, который представился практикантом из Питера. Теперь парень был без грима и не притворялся. Никакой он не практикант. Психолог он.

— Стасик, — вкрадчиво говорил шеф. — За последний месяц вы проверяли семь игр, потратили двести пять часов полноценного вира-погружения, оплаченных государством, но ни в одной игре не довели тестовую сумму даже до трехсот лембед. Проверка не в счет.

Стас вдруг все понял. Все кусочки мозаики встали на свои места, — и то, зачем психолог под видом практиканта плел ему байки про американских цензоров; и почему вира-клуб "Реальность грез" был таким незаметным снаружи; и то, что там оказалась только одна не лицензированная игра, о которой он никогда не слышал, и почему на самом деле она до мелочей походила на реальный клуб; и почему в этой игре были такие реалистичные персонажи; и беременная женщина, и такая трогательная маленькая девчушка, — все встало на свои места.

— Стасик, — говорил шеф, потихоньку распаляясь. — Вы неудовлетворительно прошли сегодняшнюю проверку на профпригодность. Собственно, вы ее совсем не прошли. Надеюсь, вы все понимаете? — Шеф сделал паузу, холодно разглядывая Стаса, словно пришпиленного булавкой, но еще извивающегося таракана. — Завтра. Сами. Ко мне на стол. По собственному желанию.

Стас кое-как выбрался из кресла. Слова шефа струились по краю сознания, но куда-то проваливались. Думать сейчас он не мог. Пережитый ужас и внезапное избавление выбили из него способность думать. Стас на всякий случай кивнул и на негнущихся ногах вышел из комнаты. Его била дрожь.

Обеспокоенный психолог вышел за ним.

А распалившийся старший цензор еще долго месил воздух ладонями, словно убеждал кого-то невидимого:

— В конце концов, здесь не место нытикам и слюнтяям! Что это за моральные страдания, что это за пацифистская муть! Мы не благотворительностью занимаемся! Мы служащие министерства по борьбе с пропагандой насилия и жестокости, черт возьми!..

Старший цензор все говорил и говорил. С напором, изо всех сил стараясь кого-то убедить. Да только не было в комнате никого, — кроме него самого.
Моя проза (http://literat.su/index.php?board=89.0)
Мои стихи (http://literat.su/index.php?topic=21.0)