Автор Тема: Ничего личного  (Прочитано 7989 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #680 : 01 Май 2018, 07:42:59 »
- Вам уже лучше? – Амадео поднес к губам Диего чашку с чаем.
Тот с видимой неохотой сделал глоток и помотал головой, отказываясь пить дальше.
- Лучше, не беспокойся. Доктор ведь сделал укол?
Амадео кивнул, поглощенный мрачными мыслями. Как он и опасался, Диего накрыла ломка. Этот умник решил самостоятельно попытаться слезть с иглы и не принял вечернюю дозу, за что и поплатился.
С врачом переговорить не вышло – он упрямо игнорировал всяческие вопросы. Осмотрел Диего, ткнул ему в вену губительный препарат и ушел, оставив запас на последующие инъекции. Амадео незамедлительно позаимствовал одну из ампул. Ксавьеру ее передать не удалось – он уже покинул дом к тому времени, но Мануэла вызвалась стать курьером. Как Амадео ни возражал, она была непреклонна.
- Мальчик мой, ты и так лишил меня возможности хоть чем-то помочь. Передай своему другу, пусть обратится к торговцу на рынке, его зовут Санчо Пинто. Я тебе о нем говорила. Я все время беру у него зелень, даже если кто-то будет следить, то ничего не заподозрит. Передам ему ампулу, а тот в свою очередь отдаст ее кому потребуется.
Амадео вынужден был согласиться с этим планом. Диего мог умереть от любого последующего укола, а когда Ксавьер в следующий раз появится тут – неизвестно. Он не понимал, что привело его и в этот раз – было совершеннейшей глупостью показаться на глаза Флавио после происшествия в парке.
- План придумал Мигель, я полагаю, – проговорил он в трубку. Они созванивались каждый вечер, после того, как Флавио уезжал по делам. Если же он оставался дома, то ложился спать как можно раньше – об этом Амадео докладывали снующие по дому охранники.
- Ты прав, – ответил Ксавьер. – Это идея Мигеля. Он решил, что мне нужно свести с Флавио близкое знакомство, и я, в общем-то, с ним согласен. Сегодня мы договорились о продаже золотистого ретривера. Так в официальных договорах именуются рабы – породами собак.
- Поверить не могу, – Амадео прислонился к стене – тело устало и плохо слушалось. – Поверить не могу, что он делает это совершенно легально. Да еще и платит налоги с каждой продажи. Чудовище.
- Уверен, он нашел способ, как от них уклоняться, – мрачно пошутил Ксавьер. – Как бы там ни было, если желаешь его утопить, самый верный способ – сдать все его махинации властям. Мигель посчитал так же, поэтому и отправил меня на разведку, – он помолчал. – Этот парень не так глуп, как кажется.
- А ты боялся световых мечей, – ввернул Амадео.
- Я до сих пор их не исключаю. На сегодняшней встрече он был в шлеме Дарта Вейдера и периодически сопел в респиратор, – Ксавьер вздохнул. – Он сбивает весь мой рабочий настрой.
- Зато с ним нескучно. Тем более, ты сам признал здравость его идей, – Амадео помолчал. – Диего совсем плох. Завтра передам с Мануэлой одну из ампул. Выясни побыстрей, что это, и как его снять с этой гадости.
Спустя два дня Амадео получил от Мануэлы пакет с целым ворохом лекарств. К ним прилагалась подробная инструкция по детоксикации и письмо, в котором особо подчеркивалось, что это – щадящий метод, дозы рассчитаны именно для Диего, и займет он около недели. Быстрый способ возможен только под наблюдением врача, но без ведома Флавио этого никак не сделать. Рикардо передал, что задерживается еще на пару дней, и это сыграло на руку – увидь он, в каком состоянии брат, мог бы все испортить. На всякий случай Амадео избавился от всех ампул, что оставил врач, чтобы у него самого не возникло соблазна облегчить страдания Диего самым простым способом. И, как выяснилось, не зря – почти все время Диего спал, а когда просыпался, молил сделать укол так жалобно, что у Амадео на глаза наворачивались слезы. Несмотря на анестетики, все тело ломило от боли, а голова готова была взорваться. Флавио только и орал, чтобы он заткнулся – он понятия не имел, что происходит с пасынком, и не хотел знать. Амадео же тщательно следовал инструкции Мигеля Гарсиа – любая ошибка могла стать для Диего фатальной. Он ни на минуту не оставлял юношу без присмотра, Мануэла сменяла его на несколько часов, чтобы он мог поспать.
Утром шестого дня Амадео проснулся от солнечных лучей. Мануэла отложила вышивку, приложила палец к губам и указала на Диего. Тот спал, обняв подушку, бледное лицо чуть порозовело.
- Он заснул без снотворного, – прошептала она. – Кажется, сработало.

- Раунд два! Бой!
Мигель без устали жал на кнопки джойстика, во рту торчала палочка чупа-чупса. На экране старого лампового телевизора соблазнительная красотка в синем, едва прикрывающем роскошное тело одеянии, лупила ногами чернокожего верзилу с металлическими руками.
Ксавьер терпеливо ждал, пока Мигель закончит. Он уже убедился, что во время подобных заскоков парня лучше не трогать. То, что он без продыху дурачился и игрался, словно маленький ребенок, могло ввести в заблуждение любого – во время игр Мигель не переставал думать и анализировать. Вот и сейчас, уложив очередного противника на лопатки и наблюдая за тем, как портрет вышеупомянутой девицы скользнул вверх в иерархии персонажей к следующему, он отложил джойстик и повернулся к Ксавьеру.
- Что бы вы сделали, чтобы утопить своего конкурента? Если отбросить присущее вам благородство.
Ксавьер вертел в руке незажженную сигарету, понимая, что ответ Гарсиа знает и сам.
- Внедрил бы шпиона и с помощью него срывал бы поставки товара, подставил его перед Наркоконтролем, может, даже убил. К чему вы клоните?
- Способы хороши, но без достоверной информации ничего не выйдет, – Мигель помотал головой и с хрустом разгрыз чупа-чупс. – Я, конечно, собиратель слухов, но слухи на то и слухи, чтобы не подтверждаться, а тратить людей и ресурсы на ничем не обоснованные данные – непозволительная роскошь. Пара проколов – и местная полиция отреагирует на нашу тревогу, как в той сказке о мальчике и волках, то есть никак.
- И что вы предлагаете? – прервал его Ксавьер. Сигарета сломалась в пальцах, табак высыпался на брюки.
- Для начала хватит называть меня на «вы», я чувствую себя старым, умудренным опытом доном, а это не так, – Мигель снова взялся за джойстик. На этот раз вместо противника скакала черная тень. – А во-вторых, Амадео может запросто добыть интересующую нас информацию.
- Как же?
- Информация в компьютере, компьютер в кабинете, кабинет в доме, где обитает наш принц, – в голосе Мигеля звучала скука. – Нет ничего проще.
- Амадео сказал, что кабинет запирается, и Флавио ревностно следит за тем, чтобы даже охрана не имела туда доступ.
Мигель издал звук, должный означать «это же очевидно!»
- Среди многочисленной охраны наверняка найдется хоть один спец по замкам. Это не проблема. Другое дело – сам компьютер. На нем наверняка стоит пароль, а в технике я не силен.
- Тоже не проблема, – подал голос Йохан. – Я свяжусь с Кейси, у него была какая-то программа для подбора паролей.
Мигель зажал джойстик между колен и щелкнул пальцами.
- Прелестно!
- Если Флавио его поймает за кражей информации, то убьет на месте, – продолжал гнуть свое Ксавьер. – Я не могу подвергнуть Амадео такому риску.
- Он сломал Флавио руку, а тот убивал и за меньшие проступки. Ваш принц все еще жив. Выводы? Ай, зараза! – он схватил джойстик и принялся яростно отбиваться от очередного противника.
Ксавьер рассеянно наблюдал за игрой. Может быть, у него получится украсть информацию, когда он явится к Флавио подписывать договор? Использовать охрану, чтобы отвлечь хозяина, а самому… Он едва не замотал головой. Не выйдет. Если информации много, скачиваться она будет достаточно долго, плюс потребуется время на взлом пароля. Насколько Ксавьер знал, принц не перепоручит эту миссию кому-нибудь из охраны, а обязательно полезет сам. Опасно, очень опасно, но другого варианта не было.
- Дьявол его раздери, – ругнулся Ксавьер под нос.
Мигель коротко улыбнулся и снова уткнулся в экран.
- Мы тут предпочитаем говорить chinga tu madre.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #681 : 01 Май 2018, 07:44:33 »
- Готово, – возвестил Рамон и отошел от двери.
Та с тихим щелчком открылась. Амадео толкнул ее и проскользнул в кабинет. Здесь было сумрачно – Флавио задернул шторы, да и сам кабинет находился на северной стороне виллы.
- Спасибо, Рамон. Стой на стреме.
- Стою, – тот зевнул. – Все равно раньше вечера босса можно не ждать, у него смотр товара.
- Чтоб он ослеп, – от души пожелал Амадео и прикрыл за собой дверь.
Не теряя времени, он шагнул к компьютеру и вставил флэшку в порт. Экран ожил, но вместо ожидаемого окошка «Введите пароль» высветился рабочий стол, и Амадео не сдержал удивленного возгласа:
- Да быть не может!
На компьютере Флавио не было пароля. Что за беспечность! Самый известный работорговец, заключающий договоры на поставку рабов, держит свой компьютер в открытом доступе? Удивительно, как он еще не попался мексиканской полиции с таким уровнем осторожности. Как бы там ни было, одной проблемой меньше.
Документы также не пришлось долго искать – Амадео поставил их копироваться, а сам просмотрел ежедневники и блокноты на столе Флавио, фотографируя некоторые страницы на телефон Рамона. Затем открыл ящики стола, но ничего полезного там не нашлось.
- Арманд! – прошипел в приоткрытую дверь Рамон. – Машина подъехала! Чеши отсюда быстрей!
Амадео бросил взгляд на экран – копирование едва-едва перевалило за тридцать процентов.
- Mierda, – выругался он под нос.
Рявканье Флавио уже разносилось по всему дому – тот отчитывал Родригеса, который храбро бросился на амбразуру, выигрывая немного времени. Амадео швырнул телефон Рамону и бросился к компьютеру. Сорок процентов. Дьявол!
- Выходи уже! – почти простонал Рамон, подпрыгивая. – Черт! Он идет!
- Уходи, я сам разберусь! – прошипел в ответ Амадео.
Рамону не надо было повторять дважды. Он едва успел скрыться за углом, как появился Флавио. Он в изумлении и ярости уставился на приоткрытую дверь. Кто посмел вломиться в кабинет без его ведома?
- Какого черта?! – огласил он очередным рыком весь дом. – Рамирес, живо сюда!
Амадео выдернул флэшку из компьютера и за мгновение до того, как Флавио влетел в кабинет, плюхнулся на диван и занял непринужденную позу.
Работорговец застыл на пороге и вытаращил глаза.
- Ты что тут делаешь, cabron? – рявкнул он.
- Жду вас, – Амадео осторожно перевел дух и заправил волосы за ухо. Руки едва заметно дрожали. – Разве не видно?
- Поговори мне тут, – Флавио несколькими размашистыми шагами пересек кабинет и схватил Амадео за футболку. – Как ты сюда попал?
- Через дверь, разумеется, – Амадео не пытался сопротивляться. – Она была не заперта.
Флавио взревел и толкнул его обратно на диван.
- Лжешь!! Отвечай! Как сюда забрался?!
- Я уже ответил, – Амадео надеялся, что сунул флэшку в карман достаточно глубоко, и она не выпадет в самый неподходящий момент. – Через дверь.
Флавио размахнулся и врезал Амадео по лицу кулаком. Из носа заструилась кровь, но Амадео не обратил на это никакого внимания. Он, не торопясь, поднялся, вытер нос, стряхнул капли крови на ковер и уставился на Флавио со всем возмущением, на какое был способен.
- Вы что, собираетесь продать меня этому Витале?
Флавио на мгновение опешил. Он готов был разорвать раба на мелкие клочки, но явная обида, прозвучавшая в голосе Амадео, сбила его с толку.
- Что?
- Рамирес сказал, что тот человек просил вас найти раба, похожего на меня. Вы что, продадите меня?
- Так… – Флавио вдруг рассмеялся. – Так ты из-за этого сюда приперся? Взломал замок на двери… Птичка моя, неужели ты становишься более покладистой? – он накрутил прядь волос на палец и потянул Амадео к себе.
Тот не сделал попытки вырваться.
- Не льстите себе, – улыбнулся он. Под носом размазалась кровь. – Я до сих пор здесь только из-за Диего. А вы такой же мерзкий, как и раньше.
- Маленький maricon, – прошипел Флавио и дернул как следует. Амадео стиснул зубы, но не издал ни звука. – Все еще строишь из себя святую овечку? Скоро я избавлюсь от гипса, и тогда никакой пощады не будет.
- Тогда я сломаю вам обе руки, – глаза Амадео горели ненавистью. – Мне труда не составит, уж поверьте. Если вы не поняли с первого раза, может, дойдет в двойном размере.
Флавио издал яростный рык и швырнул Амадео на пол. Флэшка выскользнула из кармана, и он едва успел накрыть ее ладонью.
- Родригес! – взвизгнул Флавио, брызжа слюной. Сморщенное лицо покраснело, белки глаз налились кровью. – Засунь этого строптивца в кладовую! Живо!!
- Слушаюсь, босс, – пробасил тот и, схватив Амадео под мышки, поднял его на ноги.
- Без моего приказа выпускать не смей! Иначе высеку тебя на глазах твоих подчиненных! А теперь прочь! Оба!!
- Давай, топай, – Родригес подтолкнул его в спину, и Амадео послушно двинулся к двери. Уже в коридоре, вне досягаемости Флавио, он сунул в ладонь охранника флэшку.
- Отдай Мануэле, – попросил он. – Пусть избавится от нее как можно скорее.
Тот молча кивнул.

От сильной пощечины Амадео полетел на пол и больно ударился головой о ножку стола. Флавио прохаживался туда-сюда по кухне и ждал, пока он поднимется.
- Значит, ты не трогал компьютер. Так?
- Да, – Амадео сплюнул кровь – тяжелый перстень рассек губу.
- Тогда кто же умудрился в него влезть и скачать всю информацию, что там была? – Флавио как будто задумался. – Ах да, это же ты, – он склонился над Амадео и схватил его за волосы. – Где флэш-карта, maricon? Я знаю, что ты не скачал и половины, значит, собирался вернуться и закончить. Ты не мог избавиться от нее просто так. Где она?
- Не понимаю, о чем вы, – за это Амадео получил ногой в живот и согнулся пополам, хватая ртом воздух.
Флавио наслаждался избиением без свидетелей – всю охрану он выгнал за дверь. В другое время он бы воспользовался ситуацией и подчинил себе этого своенравного ублюдка, но рука еще не зажила. Ничего, время придет. А пока нужно лишить его воли.
Он уже приказал охране обыскать раба, но те ничего не нашли. В кладовой тоже ничего не было, как не было и в его комнате, и в комнате Диего. Но в компьютер совершенно точно влезали – об этом услужливо сообщила программа-шпион, которую он давным-давно установил. Таким образом он проверял на вшивость всех, кто работал в его доме – от охраны до домоправительницы. Впрочем, последнюю можно исключить – эта тупая курица к подобной технике даже подходить боялась, не то, что скачивать данные. После ее последнего проступка она и пальцем боялась шевелить в помощь этому блондинистому ублюдку. А у него ничего не оказалось. Да и откуда ему взять флэшку?
- Посмотрим, как ты запоешь, когда я изуродую твое идеальное личико, – он снова замахнулся, намереваясь сломать красивому засранцу нос, но окрик заставил его замешкаться.
- Арманд! – Диего изо всех сил работал руками, крутя колеса. Ему удалось вклиниться между Флавио и Амадео, и он вызывающе уставился на отчима. – Что вы тут устроили? Чем Арманд заслужил подобное отношение?
- Тебя это касаться не должно! – рявкнул в ответ Флавио. – Ты лежал пластом все эти дни, иди поваляйся еще!
- Не трогайте Арманда! – Диего был бледен, но глаза горели решимостью. – Или я…
- Ты? – расхохотался Флавио. – Что – ты? Наедешь мне на ногу колесом?
Он оттолкнул Диего и схватил Амадео за горло.
- Ты меня достал. Может, проще убить тебя? Сломать твою нежную шейку. Хрусть – и все.
- Как пожелаете, – прохрипел Амадео. – Хозяин.
Обращение, которого так добивался Флавио, еще больше разозлило его. Он швырнул Амадео на пол и дал снова встрявшему Диего сильную пощечину. Кресло опрокинулось, юноша, нелепо взмахнув руками, упал на пол.
- Диего! – вскрикнул Амадео, бросаясь к нему.
Тот тряхнул головой и умудрился улыбнуться.
- Я в порядке, не беспокойся. Падать мне не впервой.
- Конечно не впервой, – издевательски навис над ними Флавио. – Сейчас он блеет, как покорная овечка, а когда-то был таким же вредным, как и ты. Но я его усмирил.
Лицо Диего позеленело.
- Замолчите!
- Чего же тут стыдиться, мой мальчик? – проворковал Флавио. – Родители должны любить своих де…
Амадео рванулся вперед, но Диего с невероятной для хрупкого тела силой вцепился ему в руку.
- Не надо, Арманд, – голос дрожал от слез. – Пожалуйста. Не надо.
- Как вы только посмели, – Амадео обнял плачущего Диего. Его самого трясло от злости. – Для вас в аду уготовано поистине жаркое местечко, Флавио, и уж я позабочусь, чтобы вы туда непременно попали!
Тот расхохотался, но смех прозвучал принужденно – огонь ненависти в глазах Амадео напугал его.
- Конечно, конечно. Просто доживи до того момента, как моя охрана привяжет камень к твоей шее и отправит на дно Мексиканского залива. Решил запугать дьявола адом, смешно! Рамирес! Убери отсюда этот мусор. Пусть делают, что хотят, на сегодня я с ними закончил.
Рамирес с виноватым видом помог усадить Диего обратно в кресло, но Амадео его не винил – в конце концов, нельзя было, чтобы Флавио обнаружил предательство охраны. По подбородку юноши стекала тоненькой струйкой кровь – падая, он прикусил губу, но больше не плакал, только напряженно смотрел перед собой.
Амадео уложил его в кровать и накрыл одеялом и цветастым пледом – парня всего трясло. Сам Амадео выглядел не лучше – руки дрожали, глаза застилала красная пелена. Будь у него под рукой пистолет, он, не раздумывая, всадил бы всю обойму в этого поганца Флавио.
- Он врет, – прошептал Диего. Нижняя губа тряслась. – Врет, чтобы разозлить тебя. Не поддавайся.
- Не разговаривайте, – Амадео вытряхнул из пузырька таблетку успокоительного и взял стакан с водой. – Сначала выпейте это.
Диего возражать не стал. Затем откинулся на подушку.
- Тебе бы тоже не помешало, – кивнул он на пузырек. – Тебя всего колотит. Не переживай так, по большей части то, что он сказал – вранье. До меня, как до Пепито, он не добрался.
Амадео накрыла волна облегчения. Господи, он готов был прикончить Флавио на месте! Если бы сказанное им оказалось правдой, он сомневался, что смог бы и дальше сохранять хладнокровие и вести продуманную войну.
- Но это не значит, что он не сделал совсем ничего, – голос Диего вдруг утратил всякие эмоции. – Садись. История недолгая, но я боюсь, что ты сорвешься и побежишь бить этому подонку морду.
Шутка не удалась, Амадео даже не улыбнулся. Но послушно опустился на край кровати.
Диего повернул голову к окну и начал рассказ.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #682 : 01 Май 2018, 07:45:05 »
- Опять? – Диего захлопнул книгу, на лице отразилось разочарование. – Ты ездил в Америку в прошлом месяце, зачем снова?
- Марсело хочет, чтобы я засветился на каком-то особо важном приеме, – Рикардо пытался завязать галстук, изредка чертыхаясь. – Типа это будет лучше для бизнеса и все такое, я же все-таки наследник… нашей… чертовой компании, chinga tu madre! – он в сердцах швырнул галстук на кресло. – Ненавижу эту удавку.
- Не нервничай, это же совсем просто, – Диего поднял галстук и подошел к брату. – Вот так, запоминай. Этот конец сюда…
- Зачем? – ухмыльнулся тот. – У меня же есть ты. Оставлю его завязанным, чтоб не мучиться.
- Хитрец, – Диего покачал головой. – Но все же, отчим слишком тебя грузит. Почти не спишь, мало ешь, совсем забросил спорт. Ты и в учебе сильно скатился, только глянь…
- Зачем мне диплом, если работой я на всю жизнь обеспечен? – небрежно махнул рукой Рикардо. – В тонкости отцовского бизнеса не так уж и трудно вникнуть, у меня это хорошо получается. Марсело так говорит.
- Ты бы поменьше слушал Марсело, – покачал головой Диего. – Обещай, что после этой поездки возьмешься за учебу как следует. Я больше не хочу сдавать за тебя экзамены.
- Почему? Это же весело, кто нас отличит? Преподаватели даже не подозревают, что большинство экзаменов за меня сдавал ты, – Рикардо захихикал. – Ты же такой умный в отличие от меня.
- Не говори так, ты не глупый, – Диего вздохнул. – Просто ленивый. Так что, мы договорились? Возвращаешься и берешься за учебу.
- Ладно, ладно, мамочка, – Рикардо натянул пиджак. – Старше меня на три минуты, а гонору…
- Где ты там застрял?! – раздался с первого этажа громовой рык Флавио. – Опоздаешь на самолет!
- Иду я!! – рявкнул в ответ Рикардо. Затем обнял Диего и шепнул в ухо. – Я позвоню, как только долечу. Не скучай тут без меня.
Он сдержал слово. Целый час они болтали ни о чем – так всегда бывало. Им никогда не нужно было искать особые темы для разговора – оба понимали друг друга с полуслова. В конце Рикардо признался, что с самого аэропорта его не отпускает нехорошее предчувствие, и попросил быть осторожней. Диего лишь отмахнулся – что могло пойти не так? Были летние каникулы, всю неделю он собирался провести дома и посвятить себя рисованию – он как раз заканчивал портрет ко дню рождения брата. Вот Рико удивится! Он подошел к мольберту и снял с него полотно.
Мастерская находилась на втором этаже виллы – здесь было много света и открывался чудесный вид на сад, который всегда вдохновлял Диего. Вот и сегодня, взглянув на залитые солнцем деревья, он взял палитру и кисть. Окно он открывать не стал – с утра было ветрено, и он опасался, что случайно залетевший листочек повредит портрет. Глупость, конечно, но он безумно боялся, что мазнет не там, и Рико заметит.
Тихо открылась дверь, но Диего ничего не заметил, поглощенный работой. И когда за спиной раздался голос, он подпрыгнул от неожиданности. Кисть дрогнула, оставив некрасивый мазок, и Диего досадливо прикусил губу. Черт бы побрал этого отчима.
Флавио стоял позади и улыбался, однако Диего знал – это лишь притворство. Он никогда не нравился отчиму, впрочем, это чувство было взаимным. Наивный братец полагал, что Флавио изо всех сил борется за сохранение семейного бизнеса, но Диего не питал таких иллюзий – он уже давно прослышал о том, что отчим занимается работорговлей, и раскусил его схему поиска новых рабов. Мерзкий, отвратительный человек, и усугублялось это тем, что Рико он облизывал с ног до головы, а на Диего презрительно фыркал, сразу поняв, что парень не поддастся на лживые речи.
- Красиво, – продолжая улыбаться, прокомментировал Флавио.
- Спасибо, – в голосе однако не чувствовалось благодарности. – Диего закрыл портрет простыней, стараясь, чтобы она не коснулась самого рисунка. – Что вас сюда привело?
Флавио прошелся из угла в угол, рассматривая залитую солнцем мастерскую. Потрогал кисти в подставке, переложил с места на место краски. Остановился у потертого дивана, с которого Диего обычно оценивал готовую картину – он стоял у самого окна, и свет падал из-за спины сидящего.
- Рикардо не нравится, что у нас с тобой такие напряженные отношения, – сказал он. – Почему бы нам не попробовать подружиться?
Диего фыркнул. Как только отчим смог придумать такую чушь? Он никогда не говорил с Рикардо на эту тему, но позже понял, что стоило бы. Но сейчас его разбирал смех.
- Вы свели в могилу мою мать, заграбастали отцовский бизнес, и я должен с вами подружиться? Вы в открытую презираете меня и вертите Рико, как хотите. Подружиться? Забудьте.
Глаза Флавио сощурились. Он сделал шаг к Диего и схватил его за локоть.
- Вот поэтому я использую Рикардо, а не тебя. Ты слишком умен, но у тебя нет никакой власти. Трепыхайся сколько душе твоей угодно, я все равно выше тебя.
- Если вам однажды не снимут голову, – усмехнулся ему в лицо Диего. – И даю вам слово, я об этом позабочусь.
В следующее мгновение он приземлился на диван, больно ударившись о деревянную спинку. Не давая ему опомниться, Флавио влез сверху и дернул футболку вверх.
- Позаботишься? – прошипел он. Лицо перекосило от злобы. – Лучше я позабочусь о тебе.
В первые мгновения шока Диего даже не мог двинуться, но затем, поняв, чего хочет Флавио, резким движением скинул его с себя.
- Вы рехнулись?! – крикнул он. Голос сорвался, и ему пришлось откашляться. – Крыша съехала?! Я вам не уличная проститутка!
Флавио рассмеялся и снова попытался навалиться на него, но на этот раз Диего был готов. Кулак описал дугу и врезался в физиономию отчима. Губы лопнули, по подбородку заструилась кровь.
- Ах ты… Молокосос, – ошарашенно пробормотал Флавио, глядя на перепачканную красным ладонь. – Да как ты смеешь?!
- Я все терпел, – процедил сквозь зубы Диего. – И когда вы представили, что наш семейный бизнес стал вашим. И когда вы начали капать Рико на мозги. Но этого я не потерплю, старый извращенец. Я вас уничтожу, и даже не думайте, что на этот раз получится сыграть на своей шарманке мелодию «вы мне как сыновья».
- И что ты мне сделаешь, сынок? – последнее слово Флавио выплюнул. – Пойдешь в полицию? Тебе не поверят.
- А это не ваша забота, – усмехнулся Диего. – Уж доказательства я добыть сумею. А теперь убирайтесь отсюда.
Он наклонился за упавшей кисточкой, и это оказалось его роковой ошибкой. Флавио налетел на него сзади, намереваясь опрокинуть обратно на диван, но Диего перелетел через низкую спинку.
И врезался в окно.
Звон бьющегося стекла, треск тонкой рамы. Полет, показавшийся вечностью, удар, выбивший весь воздух из легких. Резкая боль в спине.
Темнота.

- Диди… Диди!
Голос Рико? Это не сон? Он же уехал на целую неделю… Откуда…
- Ох, Диди, ну проснись же, – в голосе брата слышались слезы.
Почему он плачет? Что-то произошло?
- Диди!
- Что такое, Рико? – спросил он. Точнее, хотел спросить – из горла не вырвалось ни звука, во рту ужасно пересохло.
Над собой он увидел заплаканное лицо брата. Глаза опухли, он осунулся, как будто давно не спал. Засаленные волосы были собраны в небрежный хвост – неслыханное дело! Рикардо всегда тщательно следил за своей внешностью, и чтобы он довел себя до такого состояния… Что могло случиться?
Губы брата тронула дрожащая улыбка, впрочем, лицо снова сморщилось, и он заплакал.
- Диди! Ох, Диди! – он порывался обнять его, но почему-то опасался прикасаться. Да в чем дело?
Диего откашлялся, и Рикардо тут же поднес к его губам соломинку, воткнутую в стакан с водой.
- Вот, попей, – свободной рукой он вытер слезы. – Боже, я думал, что потерял тебя навсегда! И почему ты поехал туда один и не дождался меня, почему?
- О чем ты? – хрипло спросил Диего. Он ничего не понимал. Поехал? Куда?
- А ты не помнишь? – глаза Рикардо были полны боли. – Ты поехал на смотровую площадку, и машину занесло на повороте. Ты упал со скалы, дурачина! Почему ты поехал туда один?!
Диего таращился на него в полнейшем изумлении. В голосе мелькали беспорядочные образы, которые он никак не мог ухватить. Он никогда не садился за руль, так как был неважным водителем, тем более на опасной горной дороге, так почему он туда…
Яркая картинка сложилась в его голове, словно паззл. Он вспомнил обезумевшего отчима, диван в мастерской и угрозы. Вспомнил жадные руки, задравшие его футболку, блеск вожделения в глазах Флавио. Даже злосчастную кисть, за которой нагнулся, прежде чем…
Прежде чем вылететь в окно.
Мгновенно вся картина предстала перед ним в самом отвратительном свете. Несмотря на то, что по всему телу разливалась боль, она только усиливала весь ужас произошедшего.
Но самое страшное, как оказалось, было еще впереди.
- Я… я не помню, – Диего решил пока не рассказывать Рикардо о том, что произошло на самом деле. – Успокойся, хватит плакать, я все-таки жив, – он даже попытался улыбнуться, чем вызвал новый взрыв слез.
- Твоя спина, – брат пытался остановиться, но получалось не очень. – Ты сломал спину.
- И что?
Рикардо вытер мокрое лицо и высморкался в салфетку. Он молчал и молчал, собираясь с силами, чтобы сообщить страшную новость. Наконец он глубоко вдохнул и зажмурился.
- Ты парализован.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #683 : 01 Май 2018, 07:46:16 »
Диего замолчал. Амадео опомнился от боли в ладонях – он так сильно сжал кулаки, что ногти впились в кожу до крови. Он молчал, не зная, что сказать, но Диего ничего и не ждал.
- Флавио подстроил автомобильную аварию, даже спихнул мою машину со скалы возле смотровой площадки, куда мы обычно ездили вдвоем с Рико, – продолжил он. – За рулем обычно был брат – я водил очень плохо, а та дорога полна крутых поворотов. Если бы Рико хоть немного задумался, он бы понял, что тут что-то не так, но я поспешил подтвердить версию Флавио.
- Но почему? – прошептал Амадео. – Почему вы не рассказали ему правду?
Диего помолчал, обдумывая ответ.
- Боялся, что он сломается. Рико тяжело переживал смерть матери, а отчим строил рядом с ней порядочного человека. Мой брат такой наивный… Но он… Он отказался от всех своих дел, бросил учебу, и все ради того, чтобы я мог восстановиться. Флавио, разумеется, орал на него, заставлял вернуться к работе, но Рико проявил неожиданную упертость. То, что я могу сейчас сам держать ложку или карандаш – только его заслуга.
- А потом…
- А потом Флавио начал давать мне лекарство. То самое. Зависимость у меня развилась достаточно быстро, теперь я понимаю, почему мне без него было так плохо. Причиной являлось не мое состояние, а само лекарство. Он утверждал, что это обезболивающие, и мне приходилось верить. Я так и не решился рассказать Рико правду, а потом уже попросту не мог – за любой проступок Флавио лишал меня дозы, и я готов был отдать что угодно, лишь бы ее получить.
- Но почему вы и в самом деле не пошли в полицию? До того, как это случилось…
- Все просто – не было доказательств. Я знал о незаконных делах отчима, да кто в этом городе о них не знает? – но доказать не вышло бы. Тем более, я мог попасть к полицейскому, получающему на лапу от какого-нибудь картеля или, если сильно не повезет, от самого отчима. Тогда бы он меня убил. На самом деле, сейчас смешно думать о том, сколько обещаний я ему надавал, – Диего захихикал, и Амадео вздрогнул. – Раскрыть его незаконные дела, найти доказательства и все такое. Где он, а где я. Рико говорит, что после того происшествия я стал менее восприимчив к раздражителям. Попробуй Флавио дать мне пощечину пять лет назад, я бы переломал ему пару ребер как минимум, а сейчас, – он пожал плечами, – я даже не злюсь. Наверное, ко всем людям в моем положении приходит осознание неизбежности.
Амадео протянул руку и сжал ладонь Диего. Тот ответил слабой улыбкой, и сердце Амадео сжалось, а на глаза навернулись злые жгучие слезы.
- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы Флавио получил по заслугам, – прошептал он. – Он не уйдет безнаказанным, обещаю. Я вытащу вас и Рикардо из этого болота, даю слово, просто… Пожалуйста, подождите еще немного, – он вытер глаза свободной рукой. – Я просто в ярости.
- Ну Арманд, не заставляй меня жалеть, что я тебе все рассказал, – Диего потянулся к Амадео и, обняв, похлопал по спине. – Знаешь, что любит Рико? Шоколад, он всегда пьет его, когда с ним что-то не так. Пойдем, попросим Мануэлу его приготовить, она никогда не отказывает.
- Хорошо, – Амадео усадил Диего в кресло, промолчав о том, что сейчас Рикардо перешел с шоколада на более крепкие напитки. В ближайшее время, решил он, стоит с ним переговорить на эту тему.
- И еще, – Диего обернулся. – Не рассказывай ни о чем Рико, хорошо? Иначе я боюсь, что с его взрывным темпераментом он что-нибудь натворит, а я не могу лишиться и брата.
- Не расскажу. Если обещаете съесть ужин до последней крошки.
Диего рассмеялся. Впервые за долгое время он смеялся без тяжести на сердце.

- Программа-шпион? – переспросил Амадео. Голос было еле слышно, и Кейси постоянно просил повторить уже сказанное, но громче говорить он опасался – сегодня демон решил отдохнуть от дел и остался дома. Рамон уверял, что он уже лег спать, но Амадео все равно осторожничал.
- Именно. Ты сам сказал, что Флавио назвал тебе почти точную цифру скачанной информации. Даже на самой понтовой видеокамере не разглядеть крошечный циферки, да и ты уверен, что камер там нет.
- Что это такое?
- Кейлоггер, – без промедления ответил хакер. – Записывает все нажатия на клаве, делает скриншоты рабочего стола и отправляет хозяину компа или тому, кто эту прогу установил.
- Что-что? – Амадео потер лоб. – Помедленней, я в твоем профжаргоне не очень секу.
Кейси рассмеялся.
- Да там все просто! Сомневаюсь, что этот твой Флавио держит важные документы в открытом доступе на незапароленном компе. А вот в частной переписке и в защищенном почтовом ящике – запросто. Сохранять пароль в браузере он точно не станет, поэтому каждый раз вводит его заново. Если найдешь логи шпиона, сможешь добыть и пароль, в нем все записано. Да что там пароль! Саму переписку прочесть сможешь, даже если он из почтового ящика ее удалил!
Амадео замер. Вот оно. Его попытка влезть в компьютер Флавио все же не была напрасной.
- И где можно просмотреть эти записанные данные?
Кейси начал распространяться на своем непонятном языке, но Амадео прервал его.
- Погоди. У меня, конечно, хорошая память, но сходу запомнить такое мне не по плечу. Если я смогу добраться до компьютера, то позвоню тебе непосредственно сидя перед монитором, и ты мне все подробно расскажешь. Договорились?
- Конечно, – Кейси понизил голос. – Когда ты вернешься? Пацан переживает и, кажется, начинает что-то подозревать. Сегодня, когда я забирал его из школы, он спросил, почему тебя так долго нет.
Амадео вздохнул. Он старался звонить Тео как можно чаще, но с каждым разом это все меньше успокаивало мальчика. Следует поторопиться и разобраться наконец с проклятым работорговцем.
И вернуться домой.
- Завтра. Я позвоню тебе завтра, – сказал он и повесил трубку.
Спрятав телефон между книг на полке, он дал отмашку Рамону и прошел на кухню. Жутко хотелось пить. Из головы не шла история, рассказанная Диего – сам парень давно уже привык к своему положению, но Амадео не мог найти себе места. Он понимал, почему Диего запретил рассказывать обо всем Рикардо – тот наверняка убил бы Флавио и сел в тюрьму, а терять брата юноша не хотел.
Лучше ему и не знать.
Чем больше приоткрывались тайны этой семьи, тем гаже и отвратительней выглядел Флавио, тем сильнее Амадео убеждался в том, что он заслуживает не просто смерти – его следует раздавить, растоптать, оставить мокрое место, которое, высохнув, уничтожит все воспоминания о нем и его былой славе. Дико хотеть этого, находясь в положении раба, но при поддержке Ксавьера и Мигеля у него должно получиться.
В дверях кухни он неожиданно наткнулся на Флавио. Тот едва не выронил стакан с томатным соком, но тут же глаза его сощурились.
- Чего разгуливаешь по дому в поздний час?! – рявкнул он. – Марш в кровать!
- Не в вашу ли? – не удержался от подколки Амадео, понимая, что вызовет бурю.
Костяшки пальцев Флавио побелели – с такой силой он стиснул стакан. Но вспышку гнева сдержал и только прошипел:
- А ты мне пошути еще! Рабам слова не давали, давно пора избавиться от такой самоуверенной игрушки! Продам тебя этому Витале и дело с концом, посмотрю, как ты ему руку сломаешь!
Амадео не сдержался и расхохотался на весь коридор, но быстро осекся, чтобы не разбудить Мануэлу, комната которой находилась напротив кухни.
- Нет, вы этого не сделаете, – он все еще посмеивался – знал бы Флавио, кому собирается его продавать!
- Да? – изумился Флавио. – Почему же? Потому что ты такой строптивый? От тебя слишком много проблем, проще будет избавиться…
- Решили, что это так просто? – прервал его Амадео. – Ошибаетесь. Теперь я не оставлю вас в покое.
Флавио озадаченно хлопал глазами. Он не привык, чтобы рабы так с ним разговаривали, и даже этот красавчик раньше не позволял себе открытой конфронтации.
- И что же ты сделаешь? – усмехнулся он. – Какие у тебя вообще есть права, отброс жизни? Ты создан, чтобы тебя использовали, скажи спасибо, что я не приказал тебя связать и накачать нашим знаменитым лекарством, чтобы ты наверняка никуда от меня не делся.
- Вы, конечно, можете попытаться это сделать, но сомневаюсь, что у вас что-то выйдет, – он наклонился к Флавио и заговорщически шепнул. – Никто в этом доме не в курсе ваших наклонностей. Никто здесь не знает, что вы сделали с Диего. Всю прислугу и охрану уволили в тот же день. Как же вас станут презирать, когда правда выйдет наружу! Не говоря уже о том, что вы сразу загремите в тюрь…
Флавио выронил стакан, схватил Амадео и треснул о стену так, что дыхание перехватило.
- Ты меня достал, ох как достал, – злобно цедил он, брызжа слюной. – Придушу тебя, сброшу с горы и всем скажу, что ты сбежал, понял ты, недодела…
- Как сбросили машину Диего? – Амадео перевел дыхание. – Хорошая инсценировка. Только имейте в виду, если со мной или Диего что-нибудь случится, вся эта история пойдет в массы в тот же день. И уж поверьте, ни одно печатное издание, ни один телеканал не откажутся от такой сенсации.
Рука Флавио заметно дрогнула.
- Никто тебе не поверит, – заявил он. – Какие у тебя доказательства?
- О, для скандала и этого хватит. А потом начнется расследование. И уж поверьте, всех вы не подкупите, – Амадео взял Флавио за запястье и оторвал пальцы от своей футболки. – И ваше любимое клеймо станет вашим же проклятьем, Марсело Флавио.
Тот молчал, но в глазах мелькнуло сомнение. Он знал, что никакой связи с внешним миром Амадео не имел – охрана тут же доложила бы ему, как доложила о попытке побега, но все же опасался, что каким-то образом этот хмырь смог передать информацию куда следует.
Так же не произнеся ни слова, он развернулся и пошагал в правое крыло. Амадео же смел осколки стакана и вытер лужу сока. Закончив, он захлопнул дверь кухни, прислонился к ней спиной и сполз на пол. Ноги не держали, руки мелко тряслись.
- Боже, – прошептал он. Наружу рвался нервный смех. – Он и правда купился!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #684 : 01 Май 2018, 07:46:40 »
Парк Чапультепек был полон народу. Люди смеялись, фотографировались с достопримечательностями, катались на многочисленных аттракционах, плавали по озеру на лодках, но Ксавьеру за каждой улыбкой мерещилась опасность. Йохан не убирал руки от пояса, где под свободной футболкой был спрятан пистолет. Ему тоже было не по себе, но Мигель настоял на встрече именно здесь.
- Расслабьтесь, – он протянул им по клубу сахарной ваты. – Здесь безопасно. Нейтральная территория. Тем более сегодня вы наконец выглядите, как туристы.
Ксавьер хмыкнул. По настоянию Мигеля он сменил привычный костюм на джинсы и рубашку с коротким рукавом. На шее висела наспех купленная «мыльница», а от пистолета пришлось отказаться, и он чувствовал себя обнаженным. Йохан уже давно щеголял в шортах до колен и цветастой футболке, но с оружием не расставался.
- Что это? – спросил он, указывая ватой на странную угловатую скульптуру, напоминающую жирное насекомое.
- Это кузнечик, – с готовностью пояснил Мигель. – Само название парка переводится как «холм кузнечиков».
Ксавьер от ваты отказался, и Мигель откусил огромный клуб.
- Я выяфнил, – проговорил он с набитым ртом. – Выяснил, каким картелям Флавио поставляет рабочую силу. Он умен и не лезет в крупные структуры, ему вполне достаточно небольших группировок. Впрочем, на ведущие картели его товара не хватило бы – там работают тысячи людей, а он промышляет сравнительно мелким воровством, – Мигель оторвал еще ваты и запихал в рот.
- На конкуренции его не поймаешь, – сказал Ксавьер. – Это не тот случай, когда можно действовать в интересах одной группировки в ущерб другой. Он просто торговец, сбывающий товар, ничего более. Если бы он занимался перевозкой наркотиков, можно было бы его прижать.
- Наверняка будем знать, когда принц добудет нам нужную информацию, – Мигель облизал палочку и выкинул ее в мусорную корзину. – Пока мы можем только ждать.
- Тогда зачем вы вызвали меня? – Ксавьер злился все больше. Его раздражали люди вокруг, раздражало жаркое солнце, раздражал сам Мигель, этот ребенок, играющий в солдатиков и совершенно не понимающий всей серьезности ситуации.
- По телефону такие вещи не обговариваются. Предлагаю вам заключить сделку на поставку со мной.
Ксавьер опешил.
- Что?
- Поставку. Поставку наркотиков. А вы что подумали, леденцов?
Леденцы подошли бы тебе больше, подумал Ксавьер. На краю сознания периодически мелькала соблазнительная мысль спросить про «жемчужный» кокаин, который Мигель якобы производил, но он гнал эти мысли прочь – следовало сосредоточиться на Флавио. Сейчас же интерес вспыхнул с новой силой.
- И что вы можете мне предложить? – спросил он, поджигая сигарету.
- Кокаин высшего качества. Бьюсь об заклад, вы с таким еще не сталкивались, – Мигель побежал к лотку с мороженым и вернулся с тремя рожками. На этот раз Ксавьер свою порцию взял. Йохан подавил улыбку – очень уж нелепо смотрелся его босс с мороженым в одной руке и сигаретой в другой. – Разумеется, я не голословен. Если желаете, отправлю образец в любую лабораторию на ваш выбор, чтоб без обмана.
- Желаю, – немедленно ответил Ксавьер. Он согласился из чистого любопытства – сможет ли этот парень еще чем-то его удивить? Разумеется, заключать с ним контракт он не собирался, слишком уж ненадежным выглядел этот мальчишка. Ксавьер так и не научился доверять ему в профессиональном плане, да и как можно верить тому, кто никак не может вылезти из детских штанишек?
- Хорошо, тогда напишите мне адрес нужной лаборатории, и завтра получите образец на анализ, – Мигель доел рожок и вытер руки салфеткой. – А пока к нашим баранам… Сейчас идите за мной как ни в чем не бывало и не оглядывайтесь, к вам особенно относится, – кивнул он Йохану.
- Что? – мгновенно насторожился тот, но неожиданно острый взгляд Мигеля заставил его покорно двинуться вслед за Ксавьером.
- За нами хвост, – Мигель продолжал улыбаться как ни в чем не бывало, но умело и быстро расчищал дорогу. Ксавьер старался не отставать – его так и подмывало спросить, в чем дело, но тут он заметил их.
Двое мужчин вынырнули откуда-то сбоку. Обычные, ничем не примечательные туристы в цветастых рубашка, шортах и сандалиях. Вот только в руке одного блеснула сталь, а второй держал руку за пазухой, и там была явно не белка, которые в изобилии прыгали по деревьям. Йохан не успел вытащить пистолет. Двух «туристов» обступила стайка девушек, наперебой спрашивающих, где здесь зоопарк. Мигель, не теряя времени, проскользнул дальше, крепко схватив Ксавьера за запястье. Йохан семенил следом, не оглядываясь.
Наконец они выбрались из толпы и быстрым шагом направились к машине, но Мигель остановился. Под радиатором натекла лужа масла.
- Вот же мелкие pendejos, – выругался он. – Ладно, запасной план.
И он снова влился в поток людей, как в реку, позволяя течению нести себя. Ксавьера он не отпускал, да тот и не возражал. В такой толчее потеряться – раз плюнуть.
Они сбежали по ступенькам в метро, и тут над головами грохнул выстрел. Мигель пригнулся, увлекая за собой Ксавьера. Йохан искал глазами стрелявшего – им оказался коренастый человек с приплюснутым носом и полными губами. Увидев, что попытка не удалась, он снова вскинул пушку и выпустил всю обойму в Ксавьера, но опоздал – Мигель уже тащил того прочь, ловко лавируя между орущими в панике людьми. Ксавьер только и думал о том, как бы Йохан не отстал, но оборачиваться не было времени, поэтому он полностью положился на мастерство телохранителя.
Они спустились к платформам. Поезд только-только распахнул двери, и Мигель опрометью бросился к ним, но в последний момент резко подался в сторону, скрывшись за колонной. Йохан, едва успев сманеврировать, появился с другой стороны, тяжело дыша. Ксавьер увидел, как в вагон вскочили двое – недавний коротышка и мускулистый негр. Они озирались вокруг, но не могли их отыскать. Двери захлопнулись, и поезд умчался в черноту туннеля.
Мигель шумно выдохнул.
- Фу-у-ух, вот это пробежались, а? – он выпустил Ксавьера  и вытер пот со лба. – Но как мы их!
- Кто это был? – спросил Ксавьер.
- Картель Гальярдо, конечно, точнее, бывший картель Гальярдо. Они не оставляют попыток вас прижать. Идемте, нужно выбираться, пока они не поняли, что их надули, и не вернулись со следующей станции.
Йохан все еще нервно сжимал рукоять пистолета под футболкой, и Мигель похвалил его, что тот не вытащил оружие.
- Меньше внимания – больше шансов выбраться живыми. Идите за мной. Про отель забудьте, я отправлю кого-нибудь забрать ваши вещи.
- Куда мы направляемся?
Мигель уже отпирал дверь чьего-то ярко-красного «шевроле» отмычкой. Невозмутимо сел за руль, пошарил под козырьком, отыскал запасной ключ и сунул его в замок зажигания.
- Ко мне домой.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #685 : 07 Май 2018, 09:12:22 »
7
Долгая дорога домой
Жилищем Мигеля оказался вовсе не гараж, заставленный под самый потолок фигурками любимых персонажей, и даже не замызганный трейлер. При приближении автомобиля изящные кованые ворота распахнулись, открывая аккуратную, посыпанную гравием дорожку, в конце которой располагалась двухэтажная вилла. Ксавьер старался скрыть удивление, а вот Йохан в открытую глазел по сторонам: живые изгороди, постриженные в виде игральных мастей кусты – он будто угодил в Страну чудес, о которой читал в тюрьме по настоянию Амадео.
Они вышли из машины, и тут же перед ними выросли четверо охранников, все настолько разные, что Ксавьеру пришлось рассматривать их по очереди вместо того, чтобы окинуть одним взглядом. Первый, высокий блондин с длинным шрамом, пересекающим левый угол рта, смотрел прямо перед собой. Хорошо тренированный солдат. Второй, в рубашке и без пиджака черкал в блокноте и бормотал под нос нечто похожее на химические формулы. Третий, ниже всех ростом, растрепанный, как после сна, держался чуть позади, недоверчиво поглядывая на посетителей. На вид ему можно было дать максимум шестнадцать лет. Последний, плотный, коренастый, с прицепленной на пиджак сверкающей голубой звездой, козырнул Мигелю и гаркнул:
- Добро пожаловать, шеф! А теперь оправдывайтесь, за каким чертом вы опять сбежали, никого не предупредив!
- Да ладно тебе, Шон, я просто гулял. Ты опять снарядил за мной поисковый отряд? – Мигель оглядел выстроившихся молодцов и скомандовал. – Вольно!
- А мы и не напрягались, босс! – ответил Шон. – Р-разойтись!
После этого не изменилось ровным счетом ничего. Блондин со шрамом так и продолжал стоять столбом, химик – черкать в блокноте. Мальчишка же уставился на Йохана и медленно оглядел его с ног до головы.
- У этого мужчины пистолет, – констатировал он.
- Тони! – среагировал Шон. – Фас!
В тот же самый миг с холодного блондина слетела вся военная выправка. В глазах зажегся безумный огонь, губы разошлись в зверином оскале, и он ринулся вперед, выбрасывая вперед кулак.
Йохан едва успел среагировать и уйти от удара, но тот все наступал, тесня его в угол сада, прямиком к живой изгороди. Еще немного, и от носа бывшего боксера осталась бы лепешка, но Мигель гаркнул на весь квартал:
- ТОНИ, СТОП!!!
С ближайшего дерева на землю слетело несколько листьев и оглушенный воробей. Подросток пискнул и спрятался за химика. Тони же остановил кулак точно перед носом Йохана, затем медленно убрал руку. Яростный огонь в глазах потух, он молча вернулся на место, где стоял до этого, и замер, вытянувшись в струнку.
Йохан только сейчас обнаружил, что забыл, как дышать. Он шумно выдохнул, опершись на колени ладонями, не в силах произнести ни слова. Внезапная атака совершенно обескуражила его.
- Что это было? – вымолвил ошарашенный Ксавьер. Ему едва удалось сохранить непроницаемый вид.
- Это? – небрежно бросил Мигель. – Это Тони. Со звездой – Шон, он тут за главного, пока меня нет. Этот умненький красавчик, – он потянулся и погладил химика по светлой голове. – Корнелиус.
Мальчишка подошел к Мигелю и застенчиво глянул на Ксавьера честными голубыми глазами, обрамленными светлыми ресницами.
- У него пистолета нет, – тихо произнес он и уткнулся Мигелю в плечо.
- А это Рори, самый младшенький, – Мигель взъерошил парню волосы. – Ему всего четырнадцать.
- Не думал, что законы Мексики позволяют нанимать в охрану подростков, – голова Ксавьера шла кругом от этого дурдома, но он должен был хоть что-то сказать, чтобы не сойти с ума.
- А он и не охранник, он их брат и живет тут, – Мигель поманил Ксавьера за собой. – Идем в дом. Шон, съезди в «Аламеду» и забери вещи из номера триста пять, а на обратном пути оставь эту машину, – он указал на красный «шевроле», – у станции «Инсургентес», пока меня не посадили за угон.
- Слушаюсь, босс.
Йохан осторожно обошел Тони, который не сделал попытки остановить его, и проскользнул вслед за Ксавьером в прохладу дома.
Внутри все оказалось вполне цивильно: никаких признаков того, что тут живет сумасшедший. Изящная мебель, стильный бар, даже цвета интерьера оказались приглушенными и не резавшими глаз. Ксавьер без интереса и даже слегка разочарованно осмотрелся и сел в предложенное хозяином кресло. Мигель достал из бара две бутылки минеральной воды, откупорил и предложил гостям.
- Простите, у меня редко кто бывает, но охрана не теряет бдительности. Вы не пострадали, Йохан? Иногда Тони бывает слишком вспыльчивым.
- Я в порядке, – пробормотал тот и сделал огромный глоток из бутылки. Эта бетонная, но очень быстрая глыба сбила его с толку стремительным нападением и даже слегка напугала. Где только Мигель Гарсиа взял этого отморозка?
- Больше он не сделает попытки напасть на вас, даю слово, – Мигель улыбнулся. – Теперь вы мои гости. Я распоряжусь, чтобы вам подготовили комнаты.
- Остаться? – Ксавьер готов был отдать что угодно, чтобы оказаться подальше отсюда.
- В отеле слишком опасно, – объяснил Мигель. – В любом отеле. Вас выследят где угодно, но не здесь.
По мнению Ксавьера, тут его вообще не составляло проблемы найти, но он промолчал. Больше всего на свете ему хотелось схватить принца, уехать домой и больше никогда не возвращаться в Мексику.
- Ваш бук, босс, – Корнелиус поставил на журнальный столик раскрытый ноутбук. – Я уже связался с Кейси Чейзом. Все лог-файлы, полученные от Амадео Солитарио, он перенаправит вам.
- Отлично, отлично, – Мигель сложил ладони домиком перед собой и хитро глянул на Ксавьера. – Проверим, верно ли мое предположение. Если оно оправдается, то прижать Флавио будет легче легкого.
- Что за предположение? – Ксавьер уже устал от этой игры в кошки-мышки. Завтра же он заберет принца и, невзирая на протесты, увезет из этой проклятой сумасшедшей страны.
Глаза Мигеля азартно блеснули.
- Я думаю, что Гальярдо убил наш работорговец. Марсело Флавио.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #686 : 07 Май 2018, 09:12:57 »
- Зайди в диспетчер задач, – командовал Кейси. – И перечисли мне все процессы, которые увидишь.
Амадео выполнил сказанное. Он не понимал, что делает, но Кейси подробно расписывал каждый шаг, так что проблем не возникало. Диего расположился рядом, держа на коленях специально купленный альбом, и срисовывал вазу, стоящую на полке.
Кейси задумчиво мычал, пока Амадео перечислял ему бессмысленные для него и трудновыговариваемые наборы букв.
- Это все? – протянул он. – Нет, что-то не то. Все процессы вполне… Хм… Так, ну-ка, ты сказал, что там браузер пашет… На панели задач он открыт? Вообще открыта какая-нибудь программа, пусть даже текстовик?
- Нет, – Амадео потер глаза. – Никаких процессов не запущено. По крайней мере, из тех, что я вижу.
- Тогда какого черта в диспетчере делает браузер? Ну-ка, выясни, где он там находится. Нажми на нем правой кнопкой и щелкни «Открыть расположение файла».
Через несколько секунд и Кейси, и Амадео одновременно заорали от радости – кейлоггер был найден. Кейси презрительно фыркал и осыпал Флавио нелестными комментариями, дескать, мог спрятать и получше, но Амадео резонно заявил, что тогда им понадобилось бы больше времени на его поиски, да и вряд ли Флавио подозревал, что среди присутствующих в доме окажется хоть один компьютерный гений. Еще несколько минут подробных советов – и Амадео добавил еще один адрес для пересылки логов.
- Ты уверен, что телефон твоего Флавио в ауте? – в который раз за полчаса переспросил Кейси. – Мы не знаем, сколько раз на дню он проверяет почту, и может статься…
- Уверен, – Амадео напечатал новый адрес. – Диего разбил его сегодня утром.
Зрелище было уморительным. Заходя утром в гостиную, Амадео невзначай ударил Флавио по руке пакетом с замороженными креветками, который перед этим вручила ему Мануэла. От неожиданности тот выронил телефон, а Диего тут же наехал на него колесом. Вопли Флавио услышала вся вилла, охрана старательно прятала усмешки и довольные улыбки, Мануэла охала, прижав ладони к щекам, а Диего рассыпался в извинениях. Из ежедневника, который Амадео удалось сфотографировать во время неудачной попытки скачать документы, он знал, что на девять утра у Флавио назначена встреча, а опаздывать тот ох как не любил. Времени на покупку нового телефона не оставалось, но на всякий случай Амадео шепнул Рамону, который ехал вместе с боссом, чтобы держал его в курсе, если тот все же решит пожертвовать драгоценным временем.
И сейчас Амадео, не опасаясь, что Флавио засечет его очередную попытку, менял настройки программы. Кейси удовлетворенно угукал – он только что получил лог-файл, в котором тут же начал увлеченно копаться.
- Есть! – воскликнул он. – И пароль, и сам ящик тут есть. Теперь предоставь все мне, больше тебе его комп не понадобится.
- Хорошо, – Амадео закрыл окно программы, отдал телефон Диего (тот тут же спрятал его в подушке, на которой сидел) и откинулся на спинку кресла. По всему телу разлилось приятное чувство – он не сомневался, что в переписке найдется много интересного, и скоро, совсем скоро Флавио получит по заслугам.
В дверь сунулся Карлос.
- Машина, – по обыкновению коротко бросил он.
Диего вскинул голову от рисунка, в глазах промелькнул страх. Он понимал, что может произойти, застань Флавио их здесь. Пощечинами не отделаешься, все может закончиться куда хуже. За себя Диего не боялся – его Флавио не посмеет в открытую убить, а вот Амадео…
- Пойдем отсюда, Арманд, – он бросил альбом на колени и взялся за колеса. – Быстрее, он сейчас будет тут, входная дверь совсем рядом…
- Нет.
Диего уставился на него.
- Нет? Если Флавио поймает нас здесь, он…
- Ничего не сделает, – Амадео скрестил руки и безмятежно улыбался, даже не думая подниматься с хозяйского кресла. – Поверь мне. Продолжай рисовать и ничего не бойся.
Тот с сомнением опустил глаза на альбом и нерешительно взял карандаш.
- Если ты так говоришь… Я тебе верю.
Он открыл чистую страницу и набросал быстрый эскиз. С каждым движением карандаш все меньше дрожал, штрихи становились уверенней, и вот он уже полностью погрузился в работу. Амадео всегда завораживали люди, без остатка отдающиеся любимому делу, а Диего, казалось, только сейчас вспомнил, каково это. Он даже не заметил, как распахнулась дверь, и поднял отсутствующий взгляд только когда Флавио рявкнул у него над ухом:
- Какого черта вы оба тут делаете?!
- Отчим? – Диего будто очнулся от сна – перед глазами светился готовый портрет, который он всегда видел, только начав работу. Сейчас это был Арманд, но со своим прежним цветом волос, со спокойной уверенностью восседающий в кресле – нет, не Арманд, это был Амадео Солитарио. От него веяло силой и чувством защищенности, и Диего держался за этот образ, пока страх полностью не улетучился.
Флавио замахнулся, чтобы дать пасынку хорошую оплеуху, но Амадео ледяным тоном произнес:
- Только сделайте это, и я выполню свое недавнее обещание.
Ладонь замерла в воздухе, затем Флавио медленно опустил руку. Краснота ушла с лица, прищуренные глаза жгли Амадео черной ненавистью. Он до сих пор не знал, в состоянии ли этот раб выполнить свою угрозу, но проверять опасался. Конечно, вряд ли ему удалось как-то связаться с внешним миром, но оставался небольшой шанс. Флавио отчаянно трусил, пусть и старался скрывать это постыдное ощущение за злостью.
- Что вы оба тут делаете? – сдавленным голосом повторил он.
- Разве не видите? Рисуем, – ответил Амадео. – Я попросил Диего нарисовать мой портрет.
- Какого ж хрена вам не рисуется в другом месте?!
- Хочу представить себя большим боссом, – Амадео очаровательно улыбнулся, а Диего хихикнул в кулак. – А что, вы против?
Флавио побагровел. Он держался из последних сил, чтобы не размозжить наглецу голову мраморным пресс-папье.
- Пошли прочь отсюда, оба, – неожиданно даже для самого себя спокойно произнес он. – И чтобы я больше вас здесь не видел.
Амадео непринужденно поднялся и задвинул кресло, молясь про себя, чтобы Кейси успел стереть следы его пребывания.
- Как прикажете, хозяин.
Он вывез Диего из кабинета и нарочито медленно прикрыл за собой дверь. Диего закрыл лицо руками, плечи мелко вздрагивали, Амадео опустил голову. Их обоих душил смех.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #687 : 07 Май 2018, 09:14:14 »
Ксавьер проснулся от тихого бормотания.
Не открывая глаз, он вслушивался, пытаясь разобрать хоть слово, но безуспешно – говорили слишком тихо. В конце концов, он сел и спустил ноги с кровати.
Эти два дня вымотали его донельзя. Если к покушениям, непредвиденным ситуациям и прочим атрибутам жизни незаконопослушного бизнесмена он давно привык, то дурдом, царивший на вилле Мигеля Гарсиа, совершенно лишил его сил. Четверо горе-телохранителей не умели вести себя незаметно, как требовал от своих подчиненных Ксавьер, нет, они словно ураган сметали все на своем пути, превращая в хаос.
- Под стать хозяину, – прошептал он и потянулся за халатом.
Он не понимал, как можно сочетать в себе десятилетнего мальчишку и гения. Перед сном пришел отчет из лаборатории, в которую Мигель отослал образец своего порошка – такой чистоты и качества кокаина Ксавьер никогда не встречал. Как, черт побери, ему удалось добиться подобного? Мигель в ответ на вопрос смущенно улыбнулся и заявил, что секреты производства он раскрыть не может, а химик Корнелиус спрятал вездесущий блокнот за спину и упрямо выдвинул вперед подбородок.
Ранее Ксавьер решил отказаться от сделки с Гарсиа, но теперь в душу закрались сомнения. Мозг без устали просчитывал потенциальную прибыль и – важнее того – возможности, которые открывала торговля подобным продуктом. Мигель сетовал, что никто не желает иметь с ним дела – дескать, подобный товар тяжело сбыть, но Ксавьер так не считал. Если умеешь продавать, продашь хоть пыль с дороги, да еще и не останешься внакладе.
Бормотание не прекращалось. Он встал, затянул пояс халата и открыл дверь гостевой спальни.
Мигель сидел на диване в гостиной, умостив на коленях ноутбук. На огромном экране телевизора, висящего на стене напротив, шел какой-то местный сериал – красивая черноволосая героиня рыдала на груди кучерявого усатого мужчины.
- Не спится? – спросил Мигель, не оборачиваясь.
- Нет. Разбудил ваш фильм.
- А, это «Просто Мария». Классика. Вы присаживайтесь, я тут разбираюсь с перепиской Флавио. И, знаете, нашел много любопытного.
- Для начала, – Ксавьер опустился в кресло, бросив недовольный взгляд на мельтешащий экран телевизора. – Я согласен заключить с вами сделку на поставку вашего товара.
- Это хорошо, – пробормотал Мигель, не поднимая голову от ноутбука. Очки съехали на кончик носа, и он быстрым движением поправил их. – Вот только я уже передумал.
Ксавьер стиснул подлокотники. Нет, он решительно съедет с катушек, если пробудет с этом сумасшедшем доме еще немного!
- Почему же? – спросил он, не выдавая раздражения. – Вы так меня вчера уговаривали, что…
- А сегодня передумал, – Мигель наклонился вперед, поставил открытый ноутбук на журнальный столик и потянулся. – Слишком опасно.
- Считаете, мне нельзя доверять? Вы наверняка знаете мою репутацию…
- Ваша репутация тут ни при чем, – Мигель снял очки и потер оставшиеся на переносице следы. – Все дело в этом.
Он повернул монитор к Ксавьеру, предоставив ему самому ознакомиться с перехваченной перепиской Флавио.
- Причина, по которой убили Гальярдо – его связь с федералами. Флавио слил информацию о сходке глав картелей властям и в последний момент предупредил об этом Гальярдо. Одного лишь Гальярдо. Понимаете, что это значит?
- Он выставил его предателем.
- Верно. Ясно, как божий день, от кого тут же избавились. Сейчас в картеле царит хаос, и Флавио умело пудрит им мозги, чтобы сесть на теплое местечко, пока не остыло, – Мигель поскреб подбородок. – Я уже пожалел, что отправил вас к нему в дом. Не знаю, откуда он берет информацию, но источники у него достоверные – вполне возможно, ваше прикрытие именем Анджело Витале скоро прикажет долго жить. Пока этого не произошло, надо с ним покончить.
Ксавьер внимательно вчитывался в переписку. К сожалению, в логах остались лишь письма Флавио, сообщения собеседника он из почтового ящика удалял. Не было никакой возможности узнать, кто это. Кейси нашел электронный адрес, но все письма, посланные для проверки, возвращались обратно – ящик оказался неактивен.
- Почему именно картель Гальярдо? – Ксавьер выпрямился и скрестил руки на груди.
- Флавио в молодости начинал мальчиком на побегушках именно под началом Гальярдо, – Мигель с шуршанием открыл пакет чипсов и предложил Ксавьеру. Тот отказался. – И знает тамошних прохиндеев как облупленных. Гальярдо воспитывал их, вдалбливая в голову простое правило: предателям – смерть. Поэтому они даже раздумывать не стали, когда выяснилось, что их босс – стукач.
- Вряд ли он был вхож в высшие круги.
- Не был. Но он слушал, – Мигель потеребил себя за уши. – Умея слушать, можно узнать гораздо больше, чем тебе позволено.
- Допустим, у Флавио личные счеты с Гальярдо, о которых нам неизвестно. Но его кто-то направляет, это ясно видно по переписке, – Ксавьер указал на монитор. – Здесь в подчинении именно Флавио.
Мигель уважительно посмотрел на него.
- Вы правы, я тоже считаю, что есть кукловод. Держит ниточки и дергает их время от времени в нужную сторону. Щедро посулил ему картель Гальярдо и предоставил дальше все делать самостоятельно. Вот, взгляните, – он прокрутил файл до конца. – С самого убийства больше сообщений не было. Он всего лишь подтолкнул Флавио и самоустранился.
- Почему же? Что могло произойти?
- Почитал, что в его присутствии больше нет нужды? – Мигель пожал плечами. – Как бы там ни было, наш враг – именно Флавио, давайте об этом не забывать. Сейчас он действует один.
Несколько минут они просидели в молчании. Ксавьер согласился с Мигелем в том, что дальше Флавио лезть не следует. Кто этот кукловод? Ему было неинтересно, пока дело не касалось его самого. Уничтожить Флавио и увезти принца домой – вот и все, что он собирался сделать.
И ему все еще не давала покоя отмененная сделка.
- А если я предложу более выгодные условия?
Мигель рассмеялся.
- Вы неисправимый рационализатор Ксавьер. И чрезвычайно практичны. Вы и Амадео – две противоположности, которые, тем не менее, друг без друга не могут. Вы – мозг, он – сердце.
- Не стану спорить. Я бы не полез в самое пекло спасать едва знакомого человека.
- Именно. Поэтому вы должны меня понять, – Мигель захрустел чипсами и быстро добавил. – С точки зрения рационализатора, разумеется. Стали бы вы заключать соглашение, зная, что ваш партнер скоро отбросит копыта? Какая от этого польза вам и вашему бизнесу?
- Я бы выжал из этой сделки все, что можно, несмотря на риск, – раздраженно бросил Ксавьер. – И если вы мне угрожаете, то прекратите ребячиться, вы знаете, что меня этим не пронять.
- Хорошо, тогда взгляните на это со своей стороны. Если свяжетесь со мной, погибнете. Вам это надо? С чисто рациональной точки зрения.
Серия «Просто Марии» закончилась, по экрану побежали титры. Мигель взял пульт и переключил на следующую.
- В сериалах все проще, – он снова устроил ноутбук на коленях и надел очки. – В них можно думать только сердцем.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #688 : 07 Май 2018, 09:15:00 »
Диего не хотел открывать глаза, наслаждаясь остатком сна. В нем он стоял на любимой им и Рикардо смотровой площадке, с которой открывался потрясающий вид на Мехико, и водил кистью по холсту. Рисунок получался на удивление живой и яркий, с него лился солнечный свет, ничуть не уступающий настоящему. Рикардо сидел рядом на складном табурете и улыбался во весь рот, волосы трепал ветер.
Безмятежные мирные дни, которым больше не суждено было настать. Он – инвалид, а Рикардо погрузился в работу настолько, что едва появляется дома. Диего не имел права обижаться – брат старался ради него, но все же ему было грустно. Раньше они много времени проводили вместе, а сейчас все изменилось, и Диего и думать не хотел о том, что Рикардо, возможно, его избегает.
Еще и сегодня. Рико никогда не пропускал этот день, но сейчас он был в Америке. Точно так же, как и тогда, пять лет назад.
Диего вздохнул и сел на кровати. Пора уже смириться, что прошлого не вернуть. Это невозможно. Но почему сердце до сих пор сжимается от тоски? Он давно принял новую жизнь, где прочное место заняло инвалидное кресло, но, по-видимому, отказ от лекарства (наркотика, называй все своими именами, оборвал он себя) усугубил депрессию. Не зря Арманд пичкает его антидепрессантами вдобавок к внушительному списку других препаратов. Кстати, где он? Обычно Арманд просыпался позже, но сейчас половина кровати рядом была аккуратно застелена покрывалом.
Диего потянулся за креслом и замер. Захлопал глазами, затем протер их, думая, что все еще спит. Даже ущипнул себя за руку и прикусил губу от боли, но мираж не рассеялся.
Перед ним стоял мольберт с чистым холстом.
Кое-как забравшись в кресло, Диего медленно подкатил к нему. Осторожно протянул руку, все еще опасаясь, что иллюзия развеется, как дым. Но нет – пальцы ткнулись в холст, и это прикосновение разбудило давно забытое ощущение. Уже начавший стираться из памяти сон вдруг вспыхнул красками так ярко, что Диего, ослепленный его сиянием, расплакался.
Вошедший в комнату Амадео едва не уронил завтрак.
- Что с вами, Диего? – он быстро поставил поднос на стол и присел перед креслом. – Где-то болит?
Тот мотал головой, безуспешно пытаясь справиться с рыданиями.
- Не… нет, не болит… Я… в поря… – он закрыл лицо руками, плечи вздрагивали.
- Боже, – Амадео обнял его. – Вы так расстроились из-за мольберта?
Диего яростно замотал головой.
- Нет! – он вытер слезы и поднял голову. – Я не расстроен, наоборот, я… Я ужасно тронут, Арманд, как тебе удалось его раздобыть? Мой мольберт Флавио сжег…
- За это благодари Рамиреса. Ему пришлось объездить весь город. И вообще это подарок от них…
- Вранье! – Рамирес еле протиснулся в комнату со связкой воздушных шаров. – Это была целиком и полностью идея Арманда. С днем рождения, сеньор!
Следом, гудя и выкрикивая поздравления, зашли остальные. Диего не знал, куда себя девать от радости и смущения. Давным-давно ему не устраивали такой праздник – обычно он проводил его вдвоем с Рико. Мануэла от души чмокнула его в щеку, а Рамон вручил коробку с красками и кистями.
- Спасибо… Спасибо, – только и успевал бормотать Диего, совершенно ошарашенный шумными поздравлениями.
Амадео хлопнул в ладоши.
- А теперь имениннику нужно позавтракать. Вы же не допустите, чтобы он остался голодным?
Диего даже не заметил, как все ушли, оставив его одного с Армандом. Он гладил кисти, перебирал краски и то и дело норовил дотронуться до холста. Глаза сияли, щеки пылали, и если бы не кресло, он выглядел бы совершенно здоровым.
- Диего, – позвал Амадео. Ему не хотелось нарушать этот чудесный образ, но юноше нужно было позавтракать и принять таблетки. – Диего!
Тот оторвался от подарков.
- А?..
Амадео мягко улыбнулся и взял с подноса тарелку.
- Вам надо поесть. Иначе откуда возьмутся силы на рисование?
На лице именинника мелькнуло разочарование, но он тут же кивнул.
- Да. Да, конечно, Арманд, ты прав. Ах, Арманд! – он восторженно захлопал в ладоши. – Ты просто волшебник! Спасибо!
- Это не я. У меня даже собственных наличных нет, – улыбнулся Амадео.
- Но идея была твоей! Ты… – Диего шмыгнул носом. – Как я могу отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал? Мне никогда с тобой не рассчитаться…
- И не нужно. Если хотите отблагодарить меня, то хорошо питайтесь и никогда не унывайте. Ешьте, праздничный день только начинается.
Еще одним подарком оказалось отсутствие Флавио – он уехал на весь день, поэтому после обеда все обитатели виллы собрались в саду. Охранники принесли огромный раздвижной стол, Мануэла хлопотала на кухне, Амадео старался помогать ей по мере сил. Диего же расположился под апельсиновым деревом и завороженно водил кистью по холсту. Он думал, что позабыл все за пять лет, что не рисовал красками, однако руки двигались сами собой. С каждым мазком в душе воцарялся покой, он не чувствовал себя так расслабленно уже много лет. Единственное, о чем он жалел – Рикардо не было рядом, чтобы разделить с ним эти прекрасные мгновения.
Наконец общими усилиями стол был накрыт. Все расселись, Рамирес разлил текилу по стопкам, Мануэла передавала по кругу кувшин с сангритой. Радостный гул не смолкал ни на секунду, и за ним Диего едва расслышал до боли знакомый голос:
- Диди!
Он развернул кресло так резко, что оно чуть не опрокинулось. Амадео едва успел схватить его за подлокотник.
- Осторожней, – предупредил он. – Не хватает получить травму в свой день рождения.
Но Диего его не слышал. Он крутанул колеса и помчался навстречу спешащему к нему брату.
- Рико! – кричал он. – Рико, ты тут!
- Конечно, я тут, думал, я забыл о нашем празднике? – брат схватил его в охапку и приподнял над сиденьем. – Ни за что и никогда.
- Но твоя командировка… – Диего делал вид, что возражает, но на самом деле был доволен, как слон.
- Пошла к чертям. Ни за что на свете не пропущу наш день рождения, – Рикардо окинул взглядом всю компанию. – Хотя, смотрю, вы и без меня тут не скучаете.
- Не будьте врединой, – Амадео принес еще один стул. – И присаживайтесь. Мы только-только начали.
Рико сел, не сводя глаз с Диего. Тот выглядел совсем иначе, чем пару недель назад – на щеки вернулся румянец, он, кажется, даже слегка прибавил в весе. Глаза блестели, но не от лихорадки, а от счастья.
- Выглядишь чудесно, – он погладил Диди по руке. – В чем твой секрет? Я хочу быть таким же красивым.
Диего смущенно улыбнулся.
- Ты мне льстишь. Знаешь, я… я больше не принимаю лекарство, которое давал мне отчим.
- Что?! – взвился Рикардо. – Оно же…
- Верьте своим глазам, Рикардо, – вмешался Амадео. – А не тому, что вдалбливал вам в голову отчим на протяжении пяти лет. Лекарство убивало Диего.
- Арманд говорит правду, – Диего стиснул ладонь брата. – Я едва не умер, но благодаря ему все еще жив.
И охрана наперебой принялась пересказывать эпизод в кабинете Флавио, когда Амадео угрожал отчиму самоубийством. Рикардо сидел с открытым ртом, пытаясь уложить все в голове, и в конце концов взял стакан с сангритой и залпом осушил его.
- Развлекались вы тут без меня, как могли, – проворчал он.
- Да ладно тебе, – Мануэла ткнула его в бок. – Самая старая тут я, а ворчишь больше всех ты.
Все рассмеялись.
Празднование продолжалось до самого вечера. Когда стемнело, Амадео кивнул Карлосу, и тот куда-то убежал. Через несколько мгновений сад озарился светом фонарей – они были везде: в листве деревьев, в траве, под крышей патио. Диего восхищенно оглядывался вокруг, в глазах блестели слезы.
- Рико, ты только посмотри, какая красота! – шептал он. – Как давно я ничего подобного не видел!
Рикардо молча наблюдал, как Диего ездит по саду, рассматривая все до последнего листочка, будто видел впервые. Ком встал в горле, едва он осознал, как много Амадео Солитарио сделал для его брата – гораздо больше, чем он сам за пять лет. За те несколько недель, что Амадео провел здесь, он стал куда ближе Диди, чем Рикардо, который постоянно находился в разъездах в стремлении обрести независимость от отчима. Каким же идиотом он был!
- Не переживайте, Рикардо, – Амадео подошел к нему и протянул стакан с коктейлем. – Для Диего вы – самый близкий человек в этом мире. Никто не сможет вас заменить или занять ваше место.
Рикардо стало не по себе – мысли он, что ли, читает? Что за тип!
- С чего вы взяли, что меня это беспокоит? – пробурчал он.
- У вас на лице все написано. Не следует себя корить, благодаря вам Диего снова может рисовать – это то, чего он так страстно желал. Вы заставили его руки работать, вы вытащили его из плена полной неподвижности. Вы и ваша любовь к нему. Спрячьте ревность куда подальше – здесь ей нет места.
Рикардо поджал губы.
- Знаешь, что ты самодовольный засранец? – он отпил коктейль и сморщился. – Это что? Я же просил алкогольный, а не газировку!
- Для вас спиртное осталось в прошлом с сегодняшнего вечера, – твердо сказал Амадео. – Не из-за вас – себя можете убивать, сколько хотите, а из-за Диего. Он смог преодолеть наркотическую зависимость ради вас, неужели вы не сможете бросить пить ради него?
Рикардо хмыкнул. Определенно, Амадео бил словами сильнее, чем кулаками.
- Пойдемте со мной, Рикардо. Для вас тоже есть подарок.
- Для меня?
Они прошли в дом и поднялись на второй этаж. У Рикардо сжалось сердце – с самого дня аварии он не заходил сюда, Диди строго-настрого запретил это делать, да он и не горел желанием – слишком больно было видеть разбитую мечту брата. Но сейчас Амадео вел его туда с такой уверенностью, что Рикардо ничего не оставалось, кроме как подчиниться.
Амадео открыл дверь и зажег свет.
В мастерской было чисто, на полу, полках и столе ни пылинки. Мануэла регулярно прибиралась здесь, несмотря на то, что в комнату никто никогда не заходил. Флавио давным-давно забыл о ее существовании, а Диего не мог самостоятельно подняться сюда.
У окна стоял большой прямоугольник, замотанный в белую ткань. Амадео подошел и стянул ее.
С портрета в изящной раме Рикардо улыбался он сам.
Слезы зажгли глаза, и он заморгал, чтобы прогнать их, но те вырвались на свободу и побежали по щекам. Он подошел ближе и осторожно коснулся портрета.
- Когда… – прошептал он. – Когда Диди это нарисовал?
- Пять лет назад. Незадолго до аварии. Хотел подарить на день рождения, но, к сожалению, не успел закончить.
- Он прекрасен.
Рикардо не сводил взгляда с портрета. Затем стиснул раму и прислонился лбом ко лбу нарисованного себя. Амадео тихо вышел из мастерской, притворив дверь.

- Давайте немного развлечемся, – Амадео разлил газировку и оставшуюся сангриту.
И бахнул полный стакан на белую рубашку Рикардо.
- Ты охренел?! – завопил тот, подпрыгнув от холодного душа.
- Конкурс мокрых маек, – невозмутимо провозгласил тот. – Выберем самого красивого мужчину в мокрой майке. Мануэла – наш главный судья.
Та расхохоталась и устроилась поудобней на стуле.
- Согласна! Ну, мальчики, пора принимать душ!
Охрана в недоумении переглядывалась, не зная, что делать.
- Поживей, ребята, – поторопил Амадео. – Или я сам вас оболью, и тогда пощады не ждите! Где-то я видел садовый шланг…
Диего смеялся до колик, наблюдая за тем, как здоровенные мужики поливают друг друга из стаканов, с визгом гоняясь друг за другом, как дети. Рикардо ухмыльнулся и, скрывшись ненадолго в доме, в свою очередь окатил Амадео с головы до ног полным кувшином воды.
- Вот же… – отфыркивался Амадео. – Какой вы коварный! Снова хотите проиграть? Диего! Вам тоже следует принять участие.
- Не надо, он заболеет! – в панике проорал Рикардо, но брат, счастливо хохоча, сам опрокинул на себя стакан с газировкой.
- Как весело! – смеялся он. – Рико, у тебя такое лицо, будто ты не конкурс выигрывать собрался, а хомячка хоронить!
Мануэла нацепила темные очки Рамиреса и оглядела поверх них всех участников конкурса, выстроившихся в шеренгу перед судейским местом. Затем встала и прошлась вдоль.
- Какой однако большой выбор. Даже не знаю, кого предпочесть, я будто попала на Олимп к греческим богам… И один из них определенно страдает обжорством, – она шлепнула Рамиреса по пузу, заметно выпиравшему над ремнем.
Все расхохотались.
- Но я все же сделаю над собой усилие и выберу самого прекрасного мужчину, – она взяла Диего за руки. – Вот он!
Раздались громкие аплодисменты и одобрительные свистки. Диего светился от счастья, а Рикардо еле слышно шмыгнул носом. Сегодняшний день они запомнят на всю жизнь.
Но сюрпризы, к сожалению, еще не закончились. Перекрыв всеобщий смех, над садом пронесся громовой рык:
- Какого хрена тут происходит?!
С лица Диего моментально слетела улыбка, он сжался в кресле. Рикардо обнял его за плечи, защищая, Амадео же повернулся к Флавио. Еще никогда его появление не было столь несвоевременным.
- Мы празднуем день рождения ваших пасынков, хозяин, – подчеркнуто вежливым тоном ответил он.
Тот уставился на Амадео, раздувая ноздри, как разъяренный бык.
- Кто дал разрешение?
- Я, – с вызовом сказал Рикардо.
Флавио только сейчас заметил его и напустил на себя вид доброго отчима. Далось это ему с трудом.
- Ну если ты… Когда успел вернуться? Разве уже закончил все дела?
- Да если бы и не закончил, не пропустил бы праздник, – Рикардо сверлил отчима взглядом. – А что, какие-то возражения?
- О, вовсе нет, – Флавио упер руки в бока. – Просто надо было предупредить меня заранее.
- О нашем дне рождения? Вы же наш приемный папа, – голос Рикардо сочился сарказмом. – И не знаете, когда мы родились?
- Будет вам, Рико, – остановил его Амадео. Присоединяйтесь к нам, хозяин, мы как раз проводим конкурс, – и без предупреждения плеснул в него газировку прямо из бутылки.
Яростный вопль огласил всю виллу, а Диего расхохотался. Рикардо присоединился к нему, охрана, отвернувшись, старательно зажимала рты. Мануэла сверкала блаженной улыбкой, а Амадео вежливо сказал:
- Простите, победитель сегодня не вы. Но попытаться стоило.
- Ты!!! – Флавио схватил Амадео за футболку и замахнулся другой рукой. – Я тебя…
Рикардо перехватил его за запястье.
- Не трогайте его. Не смейте портить нам праздник, Марсело. Это всего лишь шутка, правда, Арманд?
- Чистая правда, – подтвердил тот. – Мы здесь все мокрые, если вы не заметили.
Флавио окинул всю компанию злющим взглядом.
- Бунт вздумали учинить? – прошипел он. – Ладно. Разберусь с вами всеми завтра.
И скрылся в доме, бормоча проклятия на голову чертова раба.
Охрана захохотала в голос, Мануэла откинула голову назад и смеялась на весь сад. Рикардо сполз на землю, держась за живот.
- Ой не могу… Ну ты и дал… Ты хоть осознаешь масштаб последствий, шизанутый ты маньяк?
- Их не будет, Рико, не беспокойтесь, – Амадео улыбался во весь рот. – Пойдемте, Мануэла, помогу вам принести торт.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #689 : 07 Май 2018, 09:16:34 »
- Что? – Ксавьер едва не выронил телефон. – Вы нашли мне раба?
Мигель высунулся из-за монитора и глянул на него поверх очков. Он не вылезал с дивана со вчерашней ночи, а «Просто Мария» уже перевалила за тридцатую серию, о чем услужливо известили титры.
- Да, – ответил Флавио. – Помнится, вам глянулся мой раб, Арманд. Знаю, что вы хотели натурального блондина, но, может, вас устроит крашеный?
Ксавьер вторично чуть не уронил мобильник и сжал его крепче.
- Даже не знаю, – с сомнением протянул он, хотя внутри ликовал – он сможет вытащить принца без всяких препятствий, да еще и с согласия Флавио. – Я обозначил достаточно четкие критерии.
- Вы говорили, он похож на вашего предыдущего, которого вы потеряли, – раздраженно сказал Флавио. – Это отличный вариант. Я даже готов сделать вам скидку в четверть цены.
Ксавьер уже в открытую забавлялся. Он не знал, что сделал Амадео, но Флавио он точно допек.
«Вредный принц, – подумал он. – Как у тебя только получилось?»
- Ну хорошо, – сомнения в голосе он поубавил. – Когда вы можете мне его передать?
- Давайте встретимся. Вас устроит завтра утром в девять? У рынка Сонора. Вы передадите мне деньги, а я вам – раба.
Ксавьер чуть помолчал, якобы раздумывая.
- Устроит. Завтра в девять. Не опаздывайте, я этого не люблю, – он положил трубку, его раздирал смех.
Мигель тоже заулыбался.
- В чем дело?
- Не поверите, – Ксавьер вытер глаза. Давно он так не смеялся. – Флавио хочет продать мне Амадео.
Мигеля однако это не развеселило. Наоборот, он нахмурил брови, выражение лица стало крайне сосредоточенным.
- Где?
- У рынка Сонора, – Ксавьера насторожило его поведение, веселье как ветром сдуло. – Вы знаете, где это?
- Разумеется. Вы сказали, завтра в девять? – он застучал по клавишам ноутбука, взгляд стал отстраненным. За все время знакомства с Мигелем Ксавьер еще не видел, чтобы он так внезапно уходил в себя, и ему это не понравилось.
- Да. Но что вы…
- У меня появилась идея, как избавиться от Флавио одним махом, – на губах мелькнула прежняя озорная улыбка, но тут же исчезла. – Это будет забавно.
Если до этого Ксавьер был уверен, что все пройдет без сучка, без задоринки, то сейчас у него появились большие сомнения. Что задумал Мигель?
В ответ на невысказанный вопрос тот покачал головой.
- Дайте мне время. Сейчас уже вечер, и мне предстоит проработать всю ночь. Ложитесь спать и ни о чем не беспокойтесь, я обещал избавиться от Флавио – я свое слово сдержу.
- Если я могу чем-то помочь…
- Только одним, – линзы очков поймали блик настольной лампы. – Завтра, как только Амадео окажется в ваших руках – бегите. Бегите и не оглядывайтесь.
Ни черта не успокоил, хотел было прорычать Ксавьер, но сдержался и даже не стал выспрашивать детали плана, хотя имел на это полное право. В спальню он отправился с тяжелым сердцем, от былой эйфории, вызванной внезапным предложением Флавио, не осталось и следа. От мгновенной метаморфозы Мигеля из непутевого пацана в человека, задумавшего что-то настолько же грандиозное, насколько и пугающее, стало не по себе. Если бы он мог полностью довериться Гарсиа! Но разве у него был выбор?
Мгновение спустя рядом с диваном в гостиной бесшумной тенью возник Корнелиус.
- Санторо у себя, – почти не разжимая губ, доложил он.
- Отлично. Деталей ему знать не следует, – Мигель переключил серию и снова нырнул в ноутбук.

Амадео проснулся от грубого тычка. Над ним стоял Флавио, кривя в недовольной усмешке рот.
- Вставай, – бросил он, отступая на шаг. – Сегодня сменишь хозяина.
Поначалу до Амадео не дошел смысл его слов. Но затем он вспомнил вчерашнюю вечеринку, и все встало на свои места. Неужели ему удалось настолько достать Флавио, что тот отказался от плана заполучить его?
Он едва удержался от того, чтобы поинтересоваться, кому его продают – боялся, что не сможет справиться со смехом. Интересно, Ксавьер все же настоял на своем, или Флавио и правда не выдержал? Во вчерашней смс-ке от Ксавьера были лишь несколько слов: «Действуй, как прикажут». Вот что он имел в виду.
Амадео поднялся и, стараясь не обращать внимания на плотоядный взгляд Флавио, принялся одеваться. Сегодня он спал в своей комнате – Рикардо выразил непреклонное желание остаться на ночь с братом. Амадео не возражал – этим двоим пора восстанавливать прочную связь, которая едва не оборвалась из-за происков отчима.
- Почему я должен менять хозяина? – почти жалобно спросил он, натянув футболку. – А как же Диего? Кто присмотрит за ним?
- У Диего есть брат, – Флавио был мрачнее тучи. – Обойдется без тебя.
- Но почему? – Амадео собрал волосы в хвост и вышел следом за Флавио в коридор. – Я вам чем-то не угодил?
Работорговец скрипнул зубами, и Амадео удовлетворенно улыбнулся. Беспокоило его только одно – если сегодня он покинет этот дом, то что будет со всеми остальными? Он слишком хорошо знал Ксавьера – тот посадит его под замок, а потом увезет домой, предоставив местной мафии разбираться с Флавио.
Но Амадео хотел видеть его падение. Он слишком много отдал, чтобы пустить все на самотек. Может быть, удастся убедить Ксавьера немного подождать?
- Арманд! – Диего выехал в коридор, сонно потирая глаза. – Куда ты в такую рань?
- Я продаю этого выродка, – бросил Флавио. – Попрощайся с нянечкой.
Глаза Диего расширились от ужаса.
- Продаете? Кому?
- Твое ли дело, инвалид, – рыкнул Флавио и подозвал Рамона. – Машину к дверям, поживее. Ненавижу опаздывать.
- Может быть, дадите мне хотя бы попрощаться? – Амадео дождался раздраженной отмашки и присел перед креслом. Стиснул руки Диего и прошептал. – Все будет хорошо. Меня продают тому человеку, который перепутал меня с другим в парке.
Губы Диего едва заметно дрогнули в улыбке. Он понял.
- Очень жаль, Арманд, – громко сказал он. – Ты такой хороший. Надеюсь, мы еще когда-нибудь увидимся…
- Не надейся, – Флавио указал на дверь. – На выход.
Амадео ободряюще кивнул Диего и поднялся.
- До встречи, – сказал он и вышел на залитую утренним солнцем улицу.

Ксавьер стоял под навесом, а за его спиной гудел, как пчелиный улей, рынок Сонора. Как пояснил Мигель раскрывшему рот от изумления Йохану, здесь торговали магией.
- Это вам не Косой переулок, – наставлял их Гарсиа, подсвечивая фонариком лицо. – Тут обитают реальные колдуны. Их у нас называют «брухо». Не вздумайте им грубить. Один бизнесмен, приехавший за сушеными лягушками, начал возмущаться, что его обвесили. На следующий день его нашли на обочине дороги. Мертвого. С полным брюхом этих самых лягушек…
Позеленевший Йохан только кивал. И сейчас, стоя поодаль от Санторо, постоянно оглядывался, чувствуя спиной взгляды сотен черепов: людей и животных, настоящих и бутафорских. Неужели нельзя было выбрать место поприличнее? Скорей бы забрать Амадео и уехать из этого жуткого места.
Рядом остановился автомобиль, и из него вышел длинноволосый блондин. Йохан не сразу сообразил, что это Амадео – глаза видели, но мозг отказывался воспринимать. Да за одно то, что Флавио сотворил с этими прекрасными волосами, он заслуживал сотню сушеных лягушек, и не только в брюхо!
Следом из машины выбрался и сам хозяин. Неизменная соломенная шляпа закрывала верхнюю половину лица, в руке он держал какие-то бумаги и ручку.
- Будь готов, – шепнул Ксавьер и сделал шаг вперед. – Доброе утро, сеньор Флавио. Вы очень пунктуальны.
- Не люблю тратить время попусту, – пропыхтел тот, бросая на Амадео злобные взгляды. – Вот товар, целый и невредимый. Деньги?
- Здесь, – Ксавьер продемонстрировал кейс. – Но вряд ли вам стоит пересчитывать их посреди улицы.
- Вы правы. Подпишите здесь, и мы в расчете, – Флавио забрал подписанные бумаги и деньги и уселся в машину, подняв тонированное стекло. Амадео остался снаружи.
- Рад видеть тебя невредимым, принц, – едва слышно сказал Ксавьер. – Случись с тобой что-нибудь, я убил бы тебя сам, а не ждал возмездия от твоего врача.
- Цзинь сильно зол? – Амадео с наслаждением грелся на солнце, ощущая надежные плечи друзей по обе стороны от себя.
- Безумно. На твоем месте я бы не торопился возвращаться, а лучше приобрел бы домик на Южном полюсе и остался там навсегда.
- Хорошая мысль. Заберу Тео и уеду.
Из-за ближайшего прилавка вышли несколько человек. В мгновение ока они окружили машину Флавио, и один из них, в фуражке, надвинутой на глаза, постучал в стекло:
- Полиция.
Флавио остолбенел. Пальцы замерли на замках кейса.
- Полиция, сеньор Флавио, – продолжал настойчиво стучать офицер. – Вы задержаны по обвинению в торговле людьми и транспортировке наркотиков. Откройте дверь и выходите с поднятыми руками.
Флавио затрясло. Он же был осторожен, какого черта тут делает полиция?!
- Езжай! – взвизгнул он, пиная водительское сиденье. – Быстрее, чего застыл?!
- Это же полиция, босс, – неуверенно протянул Рамон. – С ними шутки плохи…
- Тогда пошел вон! Вон из машины! Вон!!
Он кое-как пролез на переднее сиденье, помогая себе здоровой рукой, и выпихнул Рамона с водительского места. Полицейские отпрянули в стороны, когда мотор взревел. Автомобиль рванулся вперед, однако не проехал и пяти метров, как врезался во внезапно вылетевший из ниоткуда пикап. Раздался оглушительный скрежет металла, Флавио бросило на руль.
- Нельзя так гонять, – сокрушенно покачал головой полицейский и подмигнул Ксавьеру из-под фуражки.
Тот нисколько не удивился, узнав Мигеля.
- Сеньор Санторо, – сказал он без намека на веселость. – Помните, что я вам вчера говорил? Сейчас самое время, потому что здесь будет бойня.
Ксавьер, не задавая лишних вопросов, схватил Амадео за руку и потянул вглубь рынка. Йохан не отставал, стараясь по пути не сшибить с прилавков жуткие товары.
- Что… что происходит?.. – спрашивал Амадео на бегу, но Ксавьер не удостаивал его ответами.
За их спинами воздух прорезала трескотня автоматных очередей и рявканье пистолетных выстрелов. Мгновенно поднялась паника: люди ныряли под прилавки, разбегались в стороны, натыкались друг на друга, падали и ползли в любое укрытие. Жуткие сувениры сыпались под ноги, черепа и сушеные петушиные лапы крошились под ногами мечущихся в ужасе продавцов, покупателей и туристов.
Ксавьер продирался сквозь хаос, ни на секунду не выпуская руки Амадео. Из-под ног вылетали курицы, врассыпную прыгали лягушки. Сбоку рухнул рекламный щит, предлагающий высококачественные обереги. Вот и конец торгового ряда. Мигель предупредил, что здесь будет ждать автомобиль, но где же он? Ксавьер остановился, Амадео врезался в его спину. Ни единого транспортного средства, насколько хватало глаз. Дьявол!
Йохан выпутался из гирлянды сушеных перцев и с отвращением отбросил в сторону.
- Вон там! – воскликнул он, указывая на соседний ряд, перед которым только что притормозил пыльный автомобиль.
Ксавьер, чертыхаясь, побежал к нему. Из окна на пассажирском сиденье высунулась довольная физиономия Мигеля, фуражка была лихо заломлена на одно ухо.
- Упс, – протянул он. На губах появилась виноватая мальчишеская улыбка. – Перепуточки.
Ксавьеру захотелось его ударить. Он резким движением рванул заднюю дверь на себя, впихнул Амадео внутрь и сел следом. Йохан уже умостился с другой стороны, с омерзением стряхивая с себя мистическую пыль рынка Сонора.
- Что, черт побери, там происходит? – он указал на задыхающийся в панике рынок.
Мигель пожал плечами и выкинул фуражку офицера полиции в окно.
- Война.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #690 : 07 Май 2018, 09:17:16 »
Сидя на диване на вилле Мигеля, Ксавьер попивал кофе и сверлил Амадео взглядом. Тот расчесывал спутавшиеся от погони волосы и мечтал провалиться сквозь землю.
- Что ты на меня так смотришь? – не выдержал он.
- Пытаюсь определить степень твоего наказания по шкале от одного до десяти за все, что ты заставил меня пережить.
- И сколько походов в бар за мой счет я тебе задолжал?
- Число двузначное. Как минимум. И не думай, что это все, – Ксавьер отставил пустую чашку. – Мы возвращаемся домой первым же рейсом, и не смей спорить.
Амадео отложил расческу и упрямо сдвинул брови. Ксавьер очень хорошо знал это выражение – оно означало, что принца не сдвинуть с места и бульдозером, пока он не добьется своего.
- Для начала я хочу убедиться, что с Диего и остальными все в порядке.
- С ними все в порядке, – эхом отозвался Мигель. – Рамон благополучно добрался до дома, бросив Флавио на произвол судьбы. Умничка.
- Вы помните Рамона? – удивился Амадео.
- Конечно, – Мигель открыл пачку драже «M&M’s» и предложил гостям. Все отказались. – Пять лет назад он меня спрятал…
- Хорошая память…
- …и с тех пор работает на меня.
Амадео едва не выронил чашку с чаем, которую подал ему Рори.
- Что?
- Неужели вы думаете, что можно вести войну с криминальным авторитетом, не имея своих людей у него в подчинении? – Мигель подбрасывал драже по одному в воздух и ловил ртом.
- Но Рамон работает там уже без малого… – Амадео осекся. – Пять лет. Да. Как я сразу не догадался…
- После инцидента с пасынком Флавио уволил всех, кто тогда был в доме, и нанял новую охрану. Грех было не воспользоваться таким моментом, – Мигель потянулся, едва не рассыпав драже.
- Вы и об этом знаете?
- Конечно. За пачку долларов кое-кто из бывших работников выложил мне все подчистую.
- Тогда к чему весь этот цирк?! – Ксавьер ударил кулаком по подлокотнику. Чашка из-под кофе кувырнулась на пол, и вовремя подошедший с вазочкой печенья малыш Рори едва успел ее поймать. – В какие игры вы играли за моей спиной, притворяясь, что помогаете? Зачем вам понадобилась переписка Флавио, зачем вы заставляли Амадео рисковать собой, добывая совершенно ненужную информацию, если с самого начала знали, что это Флавио подставил Гальярдо?
Мигель невинно хлопнул глазками.
- Флавио не подставлял Гальярдо. Это я.
Стало так тихо, что жужжание случайно пролетевшей мухи показалось оглушительным. Раздался шлепок – Тони ловко прихлопнул ее и сунул в карман.
- Это… вы? – повторил Ксавьер. – Вы? О чем вы говорите?
Мигель отдал пачку конфет Рори и сложил пальцы домиком, мгновенно сбросив образ подростка.
- Как вы помните из переписки, сеньор Санторо, именно Флавио предупредил Гальярдо о ловушке во время прошлой сходки, тем самым подставив его. Сам Флавио никогда бы не додумался до такого – Гальярдо и в самом деле был осведомителем, но знал об этом только я. Я и предложил ему закинуть эту удочку. Флавио считал, что это ложная информация, тогда как она была на сто процентов правдивой. Что, впрочем, сути не изменило – Гальярдо отправился, как говорят итальянцы, спать с рыбами. Зачем было рисковать, прося Амадео получить доступ к компьютеру Флавио? Я подозревал, что он собирается провернуть подобное еще в нескольких картелях, но у меня не было доказательств. Нет ничего проще – подставляешь босса, а с ним разбираются другие. Твои руки чисты, – Мигель возвел руки к потолку. – Флавио не знал, что эту схему придумал я. Он даже составил список тех, кого собирался подобным образом устранить. Среди них и я, и даже вы. Повезло, что он не знал вас в лицо, сеньор Витале. Я разослал этот список всем, кто в нем был, плюс приложил несколько писем, которые Флавио имел неосторожность написать кое-кому из их подчиненных. Дальше – дело техники.
Ксавьер все еще не мог прийти в себя. Амадео таращился на Мигеля, Йохан сжимал рукоять спрятанного за поясом пистолета. Его удерживало только то, что все остальные – четверка охранников и сам Мигель вели себя абсолютно расслабленно, без намека на то, что после выяснения отношений собираются избавиться от свидетелей, которые слишком много узнали.
- Вчера ночью Флавио объявил о срочной сходке для местной шпаны. Собирался объявить, что во главе картеля Гальярдо теперь стоит он, – Мигель забрал у Рори конфеты и закинул горсть в рот. – Но на всю честную братию совершила облаву полиция. Ни одного ареста не было произведено – их вовремя предупредили и перенесли место встречи. Но угадайте, кто вообще не явился?
Амадео и Ксавьер переглянулись.
- Я ничего не слышал ни о какой сходке, – сказал Амадео. – Вчера Флавио весь вечер и ночь провел дома.
- И как он оказался главой картеля? – добавил Ксавьер. – Я думал, борьба за власть в самом разгаре. И вообще, дело не в этом, я хочу знать другое. Почему? Почему вы подставили Гальярдо? За каким чертом вы натравливали меня на Флавио, когда сами оказались причиной того, что за мной открыли охоту?
Мигель выглядел оскорбленным.
- Сеньор Санторо, у меня и в мыслях не было подставлять вас. Наоборот, я пытался вас спасти.
- Вы увели нас из отеля до того, как туда нагрянули убийцы, это так, но это вы…
- Если бы я не убрал Гальярдо, он бы убрал вас. Так понятней?
Ксавьер открыл рот, чтобы возразить, но, подумав, закрыл. Он вспомнил, с каким радушием и даже настойчивостью Гальярдо предлагал ему защиту во время пребывания в Мексике. Несколько раз подчеркнул, чтобы Ксавьер захватил с собой все необходимое для подписания нового договора и организации немедленной поставки – зачем терять время на пересылку бумаг?
- Вам будет интересно посмотреть, как именно я организую транспортировку, – убеждал он. – Готов спорить, такого вы еще не видели.
Если Гальярдо и в самом деле был осведомителем, он бы раскрыл время и место передачи товара, а сам вовремя съехал, предоставив федералам произвести арест. И тогда в плену Мексики оказались бы двое: и глава «Азар», и глава «Камальон».
- Понятней, – буркнул Ксавьер. Кулаки сами собой разжались, он уже полностью владел собой, пусть все еще злился. На этого мальчишку, на Амадео, который втянул его в эту историю, на самого себя. Позволить обвести себя вокруг пальца, как сопливого юнца!
- Возьмите мороженку, – участливо наклонился к нему Корнелиус, протягивая рожок. Химик был в отутюженном халате поверх строгого костюма. – Шеф, а как насчет договора, который вы хотели предложить нашему другу?
- Не думаю, что после всего вышеизложенного он захочет иметь со мной дело, Корнелиус, – Мигель виновато глянул на Ксавьера. – Еще раз прошу прощения за то, что пришлось припудрить вам мозги. Честно говоря, я сам едва не попался на удочку Гальярдо, когда заключил с ним контракт – мне сильно повезло, что в день передачи товара мой лемур заболел, и я не смог приехать. Я честно пытался предупредить Гальярдо, но тот по понятным причинам отключил телефон.
- Ваш… лемур? – у Амадео закружилась голова. Ему казалось, что он попал в какой-то странный боевик с непутевым мафиози в главной роли.
- Ну да. Вы же знаете, что животные гораздо чувствительней людей. Я думаю, Бублик почуял неладное и заболел, чтобы спасти меня, – Мигель замахал руками. – С ним все в порядке, не волнуйтесь! Он сейчас где-то в саду.
Амадео беспомощно переглянулся с Ксавьером.
- Да я, собственно, и не волновался…
- Ладно, – Ксавьер сосчитал про себя до трех. – Зачем вы послали меня к нему в дом?
- Чтобы он продал вам вашего друга, конечно же, – удивился Мигель. – Я прошерстил рынок – нужного вам типажа поблизости не оказалось, а сделка оказалась заманчивой.
- А если бы нашелся некто подобный?
- Я бы не допустил продажи. У меня на эту сделку были свои планы. Видите ли, кейс, который вы ему передали…
Мигель выудил из кармана зазвеневший телефон. Несколько секунд он внимательно слушал, наклоняя голову то влево, то вправо.
- Отлично. Просто замечательно. До встречи, – он бросил телефон на диван и хлопнул в ладоши. – Флавио арестован. Пытался скрыться с десятью килограммами кокаина в чемодане. Теперь ему не отвертеться.
Амадео заулыбался, а Ксавьер достал сигарету и закурил. Игра закончилась безоговорочной победой.

- Жаль, что ты уезжаешь, – Диего старался держаться непринужденно, но в глазах стояли слезы. Он обнял Амадео и прижался щекой к его груди. – Спасибо, Арма… Нет, теперь уже Амадео. Спасибо, Амадео, что вернул меня к жизни и вернул мне брата.
После ареста Флавио Амадео сам приехал на виллу, чтобы сообщить Диего и Рикардо эту новость. Никто из них не был шокирован, но на лицах явно отразилось облегчение.
А еще он хотел попрощаться. Через три часа он улетал, и Ксавьер клялся и божился, что Амадео больше никогда не переступит границы этой страны без его сопровождения, а сам он сделает все возможное, чтобы держаться подальше от Мигеля.
- Ну что вы, – растроганно проговорил он, прижимая к себе Диего. – Не стоит меня благодарить. Как я мог оставить вас в таком положении?
- И хватит обращаться ко мне на «вы», я ведь не твой хозяин, – Диего отстранился и улыбнулся, вытирая мокрые щеки ладонью. – И никогда им не был. Ты мой первый друг, Амадео, и я очень хочу, чтобы мы еще когда-нибудь увиделись вновь.
- Как только окончательно оправишься, слетаем в гости, – Рикардо крепко пожал Амадео руку. – Спасибо. Я уже не жалею о том, что открыл клуб на твоей территории, – он усмехнулся.
- Будет повод приехать снова, – улыбнулся Амадео. – Конфликт мы так и не урегулировали.
Рикардо скривился, но, поняв, что Амадео шутит, рассмеялся.
- Все никак не привыкну к твоему чувству юмора. Но так и быть, признаю, что твоя победа в конкурсе была заслуженной.
Амадео по очереди попрощался с охраной. Рамирес снова и снова благодарил его за помощь, Рамон хлопал по спине, даже молчаливый Карлос сказал несколько слов. Теперь дом ничем не напоминал мрачную казарму, какой предстал, когда Амадео впервые приехал сюда. Сейчас тут царила теплота.
Мануэла взяла его за руки и расцеловала в обе щеки.
- Мальчик мой, тебе многое пришлось вытерпеть, но я все же рада, что ты попал сюда. Этот дом для тебя открыт в любое время.
- Спасибо, Мануэла, – он сделал страшные глаза и прошептал. – Когда приедешь в гости, не говори моей домоправительнице, что твой горячий шоколад вкуснее.
Мануэла рассмеялась.
- Хулиган! Знаешь, что? – она критически оглядела Амадео. – Ты не можешь вернуться к сыну в таком виде, иначе твое прикрытие о командировке затрещит по швам. Погоди минуту.
Она скрылась в своей комнате и мгновение спустя вернулась.
- Так и знала, что понадобится. Я поеду с вами к Мигелю и помогу привести тебя в порядок. Как раз успеем к самолету.
И она вручила Амадео коробку с краской для волос.
« Последнее редактирование: 11 Май 2018, 22:18:49 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #691 : 13 Май 2018, 23:47:03 »
8
Зверь внутри
- Да, господин Стерлинг, через три дня я сам приеду к вам, – Амадео зажал мобильник между ухом и плечом и перебирал бумаги на столе в попытке найти искомый документ. – У вас есть какие-то новые условия, или оставим те же?
- Меня полностью устраивают прежние, – ответил глава Комиссии по азартным играм.
- Отлично, значит, пересматривать их нет необходимости, – Амадео бросил взгляд на стену и невольно улыбнулся.
Спустя несколько дней после возвращения домой Диего прислал ему картину. Он изобразил Амадео читающим книгу у раскрытого окна. На губах сияла легкая полуулыбка, пальцы лежали на страницах, глаза увлеченно следили за строчками. Амадео узнал образ – именно этот эскиз он случайно нашел в одном из блокнотов. Портрет получился потрясающим, и даже Дэвид вытягивал шею, чтобы посмотреть на него, но в кабинет так и не решился зайти.
Тео остановился на пороге и возмущенно упер руки в бока.
- Папа! Ты опять? Я же сказал: никакой работы, ты в отпуске!
Амадео рассмеялся в ответ на раскатистый хохот Стерлинга.
- У вас летний отдых строгого режима, господин Солитарио!
- Да, меня тут вовсю строят. Извините, мне пора, иначе наложат штрафные санкции, – он отложил телефон. – Прости, малыш, я забылся.
Тео подбежал, схватил отца за руку и вытянул из-за стола.
- Пойдем в парк! Сегодня хорошая погода, я хочу покататься на роликах. И вообще, еще целых четыре дня!
- Я помню, помню, малыш, – Амадео послушно шел за сыном.
После возвращения из Мексики прошло десять дней. Тео не отходил от него ни на шаг и вытребовал отпуск на две недели. Амадео с радостью согласился – пусть дела «Азар» тут же навалились снежной лавиной, но он очень соскучился по сыну. Чилли безоговорочно согласилась исполнять обязанности генерального директора еще немного. Периодически Амадео срывался на деловые звонки, за что и она, и Тео его непрестанно ругали.
В парке было многолюдно. Тео вместе с Кейси тут же помчались к площадке для роллеров, Амадео же опустился на скамейку, издалека наблюдая за ними, и раскрыл книгу. Кейси все никак не мог наслушаться истории с кейлоггером, хотя, по его словам, в программе ничего необычного не было – их сотни, и действуют они примерно по одному и тому же принципу. Но он просто приходил в восторг от того, что Флавио не додумался поставить пароль на сам компьютер – это значительно усложнило бы дело.
Киан сидел чуть поодаль – ему до сих пор было стыдно, что не смог защитить босса тогда, у клуба. Он едва не уволился, но Амадео запретил ему даже думать об этом.
- Прекрати, у всех бывают неудачи, Киан, – сказал он. – В конце концов, я жив и здоров, а вот ты едва не погиб.
Парень пытался возражать, но Амадео был непреклонен. Если бы Киан решил уйти по иной причине, или его отец настоял бы на этом, Амадео отпустил бы его без вопросов. Но чувство вины у Киана просто зашкаливало, и он никак не хотел с этим бороться.
Скамейка вздрогнула, ноздри защекотал знакомый запах табака.
- Как дела? – спросил Ксавьер. – Все еще в отпуске?
- Да, – Амадео вложил закладку между страниц и закрыл книгу. – Еще четыре дня.
- Я вижу, что тебе не терпится вернуться на работу, – Ксавьер затянулся. – Заставить тебя отдохнуть может только Матео.
- Только он, – Амадео потянулся к ключице. – Я кое о чем забыл, когда летел домой. Он… он заметил татуировку, почти сразу же.
Ксавьер мельком глянул на четкие буквы.
- И что ты сказал в свое оправдание?
- Ничего, – Амадео вздохнул. – Тео сделал вид, что ничего не случилось. Но наверняка понял, что я ему соврал о своей «деловой поездке», – он потер шею с таким остервенением, будто надеялся стереть татуировку. – Завтра же сведу ее к чертям.
Тео столкнулся с каким-то мальчиком, и оба полетели на землю. Сидя друг напротив друга, одинаково потянулись ко лбам и дружно рассмеялись. Амадео улыбнулся.
- Что ты решил насчет контракта с Мигелем? Он предложил тебе более чем выгодные условия. В проекте договора я не нашел ничего, что могло бы тебе не понравиться.
- Ничего, кроме него самого, – Ксавьер ткнул сигарету в угол урны, потушив ее. – Он прислал мне проект по электронке, поставив при открытии письма автоматически проигрываться «Макарену». Как можно столь легкомысленно относиться к такому рискованному бизнесу?
- Тем не менее, он процветает. Подумай еще раз, прежде чем отказывать – такой шанс выпадает очень редко, – ногу защекотала вибрация, и Амадео вытащил телефон из кармана. – Вот и Мигель. Ты что, игнорируешь его звонки?
Ксавьер что-то буркнул под нос.
- Добрый день, Мигель.
- Слушай меня, великий принц, – скороговоркой протараторил тот. – Мне только что стало известно, что Флавио сбежал из тюрьмы. Уже неделю как.
Пальцы похолодели. И Амадео едва не выронил телефон.
- Сбежал? И где он теперь?
- Пересек границу. О дальнейшем местонахождении пока ничего не удалось раскопать, – голос Мигеля по скорости мог сравниться со стрекотанием швейной машинки. – Предупреждаю на всякий случай: будь осторожнее. Флавио не составит труда выяснить, кто такой Анджело Витале, а затем выйти и на тебя.
- Хорошо, спасибо. Ксавьер, Мигель сказал, что Флавио сбежал, – Амадео вскочил и поискал глазами Тео, но на глаза попалась только долговязая фигура Кейси.
Киан моментально оказался на ногах. Кейси озирался по сторонам, поскальзываясь на коньках, и, похоже, начинал паниковать. Ксавьер моментально оценил ситуацию и кликнул Джейкоба, маячившего неподалеку.
- Вызови охрану из особняка Солитарио и оцепи парк. Живо.
Через несколько минут все вокруг кишело людьми в черных костюмах, но Тео так и не нашли. Амадео беспомощно метался из одного конца парка в другой, но Тео бесследно пропал.
Телефон ожил в руке, на дисплее высветился номер сына.
- Тео! – крикнул Амадео в трубку. – Где…
- Ну здравствуй, Арманд.
Амадео едва не выронил телефон, мгновенно узнав гнусавый голос.
- Где он? – голос предательски дрожал. – Где мой сын, черт тебя дери? Если ты с ним что-то…
- Не волнуйся, я не педофил, – ехидный смешок. – У тебя славный парнишка. Будет обидно получить его голову, так?
- Только попробуй! – прорычал Амадео на весь парк.
Ксавьер повернулся к нему и в следующее мгновение оказался рядом.
- Это он? – спросил он одними губами. Амадео не счел нужным отвечать.
- Чего ты хочешь? – пальцы стали мокрыми, телефон едва не выскальзывал из них. – Чего ты хочешь, сволочь?!
- Думаю, ты знаешь, – тон Флавио стал скучающим, будто он читал нудную лекцию. – Из-за тебя я потерял все: дом, бизнес, свободу. Считаешь, то, что я отнял у тебя сына, настолько несправедливо?
- Он здесь ни при чем, мать твою!! – голос сорвался, и Амадео закашлялся. – Отпусти… отпусти его!
В ответ раздался тот же ехидный смешок. Телефон замолк.
Амадео заорал и швырнул трубку на асфальт. Волосы упали на лицо, скрывая жуткую гримасу.
- Убью, – прохрипел он. – Убью тебя, мразь!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #692 : 13 Май 2018, 23:48:38 »
Тео съежился в углу небольшой комнаты и не отрывал глаз от человека, ходившего туда-сюда. На его поясе висел пистолет, в руке он вертел мобильник и дергался в ответ на каждый звук, доносившийся из-за двери. Временами он что-то бормотал на незнакомом языке, кажется, ругался.
Там, в парке, Тео заехал за фонтан, удирая от неуклюжего Кейси. На бортике расположилась семья с двумя детьми, две девочки лет четырнадцати пили газировку и хихикали, чуть поодаль сидел немолодой господин в соломенной шляпе и ел мороженое. Рядом стояла трость, но от неловкого движения мужчины полетела на землю.
Тео подъехал и поднял ее, снова прислонив к фонтану.
- Какой милый мальчик, – проворковал мужчина. – Спасибо, ты очень любезен.
Тео машинально улыбнулся и собрался ехать дальше. Папа учил его не разговаривать с незнакомцами.
- Тебя ведь зовут Матео? – остановил его мужчина.
Тео повернулся к нему. Тот смотрел на мальчика с доброй улыбкой, но Тео почудилось что-то гадливое, да так, что он вытер внезапно вспотевшие ладони о штаны.
- Не знаю никакого Матео, – соврал он.
- И своего папулю Амадео тоже не знаешь? – продолжал Флавио с той же улыбкой. – Тогда тебе будет все равно, если прямо сейчас его пристрелят. Так?
Тео во все глаза уставился на мужчину, на лице отразился неподдельный испуг. Соломенная шляпа достал телефон и помахал им.
- Один звонок, и в голову этого незнакомого тебе дяденьки, сидящего во-о-он на той скамейке, прилетит сразу три пули. Раз тебе все равно, пожалуй, я отдам такой приказ…
Он картинно провел пальцем по экрану, но Тео, опомнившись, вскрикнул:
- Не надо! Это… Это же живой человек, как вы так можете…
За гомоном собравшегося в парке народа его крика никто не услышал. Флавио же не убирал пальца с экрана.
- Тогда слушай меня внимательно, маленький maricon. Сейчас ты идешь и садишься в ту машину, – он кивнул на припаркованный у выхода из парка неприметный «форд», – и не пытаешься по пути сбежать. Тогда твой папа, прости, незнакомый мужчина, останется жив и здоров. Малейший фокус с твоей стороны – и попрощайся с ним навеки. Все ясно?
Обмерший от страха Тео мог лишь кивнуть.
Он сделал все, что ему приказали, и теперь его заперли здесь, с этим здоровяком в качестве тюремщика. Сколько прошло времени с похищения, Тео не знал, но с тех пор ему дважды приносили поесть. И оба раза он отказывался – недавно в одном детском детективе он прочел о том, что в еду могут подсыпать снотворное.
Гораздо больше хотелось пить. На столе стоял кувшин с водой и стакан, но Тео боялся. Как назло, его охранник даже не думал о том, чтобы сделать глоток.
Он облизнул пересохшие губы. Страшно, очень страшно, но Тео решил, что не станет поддаваться. Что бы сделал папа в такой ситуации? Наверняка придумал бы, как сбежать или на худой конец дать знать, где он. Но здесь не было решительно ничего, что можно было бы использовать для побега. Даже окон! Только стол, пара стульев, полка, прибитая к стене, с кучей бумаг на ней, да сейф в противоположном углу…
В замке заскрипел ключ, и в комнату размашисто вошел недавний мужчина. Соломенная шляпа плюхнулась на стол, рядом приземлилась небольшая сумка. Тео жутко не понравилось выражение лица похитителя – так смотрит на рыбку кошка, прежде чем выловить ее из аквариума и съесть.
- Как поживает наш малыш? – он ласково потрепал Тео по волосам.
Тот дернул головой и упрямо выдвинул вперед челюсть.
- Я не ваш малыш.
- А чей же? Папин? Разумеется, он за тебя что угодно отдаст, на то он и отец. Одного не понимаю, за что он так тебя любит? Ты же просто мелкий засранец!
Тео угрюмо молчал. Флавио снова протянул руку и погладил его по голове.
- Очень красивые. Твои волосы. Отрастил, чтобы быть похожим на обожаемого папочку. Дорожишь ими, малыш?
Тео вздрогнул и вжался в угол, но от руки было не скрыться.
- Какое вам дело до моих волос? – огрызнулся он.
- Каков грубиян. Твой отец плохо тебя воспитал, – рука сжалась, и Тео зажмурился от боли. – Твой отец погубил меня как бизнесмена! Как влиятельного человека! – Флавио отпустил Тео, отошел к столу и расстегнул «молнию» на сумке. – И теперь мы с тобой вместе будем ему за это мстить.
На столе появилась видеокамера. Охранник тут же схватил ее и начал нажимать кнопки, похоже, что настраивал. Тео лихорадочно размышлял: может быть, удастся дать папе знать хоть что-нибудь через видео? Но он понятия не имел, куда его отвезли – в машине ему приказали сесть на пол и не поднимать головы.
Охранник что-то буркнул и, поставив камеру на кипу документов, которые стащил с полки, отошел в сторону. Флавио проверил, чтобы та оказалась нацелена на мальчика, и снова запустил руку в сумку.
От металлического лязга Тео похолодел. И первые кадры видео запечатлели ужас в его глазах.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #693 : 13 Май 2018, 23:49:08 »
- Выпей, – Цзинь силой пихнул Амадео в руки чашку. – Или вставлю тебе в рот воронку и залью сам.
Амадео машинально опрокинул в себя содержимое, не чувствуя вкуса и даже не поинтересовавшись, что это. Он не мог прийти в себя от тревоги за Тео – что Флавио задумал? Как он вообще его нашел и как похитил?
Мобильник отыскали в ближайшем мусорном баке, мальчика и след простыл. Киан предположил, что его схватили и увезли, но никто из окружающих не заметил ничего подозрительного. Немногие очевидцы, обратившие внимание на мальчика на роликах, сказали, что он сел в старую потрепанную машину. Один. Девочка-подросток вспомнила, что до этого он говорил у фонтана с каким-то мужчиной, но о чем шла речь, она не знала.
Ксавьер отправил людей в порт, подозревая, что Тео могли попытаться вывезти из страны. Амадео так не считал. Нет, Флавио нужна была месть, и тянуть с ней он не станет, учитывая, что он в бегах. Но тогда почему до сих пор не связался с ним? Прошло уже восемь часов с момента похищения, но кроме звонка с телефона Тео контактов не было.
Полицию извещать не стали – не было смысла. Ксавьер поднял на ноги весь город, но толку ноль, мальчик как сквозь землю провалился. Амадео лихорадочно соображал, куда могли отвезти Тео, но на ум ничего не шло. Мигель следил за границей Мексики и отзванивался каждый час – полнейшая тишина. Все безрезультатно.
У входной двери раздались голоса, и Амадео поднял голову. Спустя полминуты вошел Киан, неся небольшую коробку.
- Это доставили только что. Курьер задержан, но, похоже, ничего не знает, – он аккуратно поставил коробку на журнальный столик и отступил на два шага.
Амадео привстал, чтобы лучше рассмотреть посылку. Размером она была с книгу, оклеена бумажным скотчем. Сверху красным маркером написан адрес и имя: «Арманд».
Сердце зашлось от нехорошего предчувствия. Амадео потянулся к коробке, но Ксавьер перехватил его за запястье.
- Не надо. Мы не знаем, что там.
- Сомневаюсь, что Флавио сунул туда бомбу, – Амадео сглотнул и разорвал скотч.
Пальцы дрожали, когда он поднял крышку.
В первое мгновение ему показалось, будто он провалился в черную дыру. Затем пришло понимание, что сама коробка полна черноты. Амадео протянул руку и коснулся ее.
Ноги подкосились, глаза застлала красная пелена. Грудь сдавило, на несколько ужасных мгновений он забыл, как дышать. Перед мысленным взором на черном фоне проносились ужасающие картины, закручивались в спираль и носились по кругу, выключив все остальные мысли. Голова закружилась, и Амадео попытался схватиться на столик.
Падая, он задел коробку, и та опрокинулась. Черные волосы высыпались из нее и, подхваченные сквозняком из открытого окна, разлетелись в стороны.

- Амадео!
Легкий шлепок по щеке.
- Принц, тебе лучше очнуться, иначе не миновать тебе иглы карающей.
Цзинь пытается шутить. Получается у него, как всегда, не очень. Впрочем, он и не шутит.
Амадео приоткрыл глаза. Над ним склонились Ксавьер и врач, последний удовлетворенно улыбнулся.
- Иглы всегда действуют. Даже не касаясь кожи. Поднимайся.
Первым, что увидел Амадео, сев, была злополучная коробка с надписью красным маркером. Кулаки сами собой сжались, из груди вырвался рык.
- Я убью эту мразь!
- Взгляни сначала на это, – Ксавьер показал ему маленький пластиковый прямоугольник темно-красного цвета – флэшку. – Она лежала в коробке под… под волосами.
- Не уверен, что ему стоит это видеть, – возразил Цзинь. – В его нынешнем состоянии…
- Хватит болтать, – оборвал Амадео. – Что там, Ксавьер?
Тот молча вставил флэшку в компьютер и запустил единственный оказавшийся на ней видеофайл.
Изображение немного дернулось, затем зафиксировалось на сидящем на полу Тео. Мальчик вжался в угол, настороженно глядя в камеру, затем глаза наполнились таким ужасом, что Амадео вздрогнул.
На фоне раздался металлический лязг – именно его Тео и испугался. Флавио появился в кадре, потрясая большими хромированными ножницами.
- Привет, Арманд, – весело заговорил он. – Давно не виделись, с того самого момента, как ты и твой дружок упрятали меня за решетку. Хороша была мысль подкинуть мне кокаин, хороша. Очко в вашу пользу. Ах да, тут кое-кто по тебе скучает, – он повернулся и, схватив Тео за волосы, вздернул на ноги. Мальчик не издал ни звука, а Амадео при виде этой сцены издал тихий, мучительный стон. – Помаши папе ручкой, малыш.
Тот упрямо смотрел в камеру, но взгляд то и дело скользил к ножницам, которыми Флавио помахивал у него перед носом.
- Видишь это? Маленький бродяжка хотел быть похожим на папочку, который подобрал его в грязи. Маленький бродяжка забыл свое место так же, как забыли свое место и мои пасынки. Но с ними я еще разберусь. Для начала – ты, Арманд. И твой обожаемый сыночек, – он наклонился к Тео. – А теперь, мальчик мой, не шевелись, иначе ненароком отстригу тебе ухо.
Защелкали ножницы, Тео глядел прямо перед собой, закусив губу, глаза набухли. Амадео не шевелился, по щекам бежали слезы, а ногти впились в ладони так сильно, что на ковер капала кровь. Но он не замечал боли. Он видел перед собой только полные страдания глаза сына, и больше ничего.
Запись кончилась, в гостиной воцарилась тишина. Первым ее нарушил Ксавьер.
- Во всяком случае, это лучше, чем отрезать конечность. У самого Флавио нет длинных волос, и меня это очень радует.
Амадео мелко дрожал от переполнявшей его ярости. Лицо было белее мела, в глазах застыла ненависть.
- Я найду эту мразь и отрежу у него все, что отрезается, – просипел он. – И что не отрезается тоже. Пусть бежит с этой планеты, потому что я достану эту тварь где угодно.
Он рывком поднялся.
- Киан, где курьер, который принес посылку?
Допрос ничего не дал. Парень не понимал, что происходит, и твердил, что коробку принесли в отделение связи и просили доставить по указанному адресу. Киан позвонил в службу доставки, и те подтвердили, что курьер действительно работает у них.
- Как выглядел тот, кто доставил коробку?
- Смуглый, высокий… Ничего необычного. Лет, может, тридцати.
Амадео кусал губы. Это мог быть кто угодно, даже очередной посредник. Проследить его не представлялось возможным.
Он приказал отпустить курьера и вернулся в гостиную. Ноги совершенно не держали, и он больше упал, чем сел на диван. Затем придвинул ноутбук и вперил взгляд в экран, прокручивая видео раз за разом.
- Что ты надеешься найти? – Ксавьер сел рядом.
- Не знаю, – голос Амадео дрогнул, когда Флавио щелкнул ножницами над ухом сына. – Хоть что-то.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #694 : 13 Май 2018, 23:50:16 »
Вторую посылку доставили через четыре часа.
На этот раз была только флэшка. Амадео дрожащими руками вставил ее в ноутбук и запустил видеофайл.
Видео длилось минуту и пятнадцать секунд. После его окончания Амадео окаменел – в ушах беспрестанно звучали короткие вскрики сына, когда тому ломали пальцы. Два хруста – два вскрика. Слезы, ручьем льющиеся по щекам. Гримаса боли на детском личике. И Флавио, ухмыляющийся в камеру.
- В следующий раз сломаю ему руку, – с садистским удовлетворением пообещал он. – Это будет справедливо.
Ксавьер молча курил, забыв о запрете. Киан побледнел, как смерть, но лицо оставалось бесстрастным. Йохан тихо матерился. Амадео же не шевелился, таращась в уже пустой экран.
Цзинь осторожно положил руку ему на плечо, но тот никак не отреагировал.
- Спокойно, принц, – тихо произнес он. – Ты найдешь этого ублюдка, только старайся мыслить здраво, иначе все впустую. Я приготовлю чай, и ты его выпьешь. Договорились?
- Я спокоен, – пустым голосом отозвался Амадео. – Готовь свой чай. Я сейчас вернусь.
Он поднялся и, держа спину прямо, как робот, пошел к лестнице, ведущей в подвал, где располагался тренажерный зал и бассейн.
Ксавьер швырнул сигарету в пепельницу.
- Не может быть, чтобы Флавио не оставил никаких следов. Он где-то здесь, совсем рядом, ищите!
- Да, – тихо отозвался Киан и вздрогнул от звука глухих ударов, донесшегося из подвала. – Но господин Амадео…
- Я прослежу, чтобы с ним все было в порядке. Отправляйтесь. Ты тоже, Йохан.
Цзинь был занят лекарством, грохоча посудой так, что услышали бы и мертвецы. Сегодня ему пришлось потрудиться – Роза не вставала с постели, убитая новостью о пропаже Тео, Дэвида отправили присматривать за ней. Никто из них не видел ни первого видео, ни тем более второго. Он кивнул Ксавьеру, который отправился за Амадео, и, поставив на поднос две чашки с успокоительным отваром, пошел в комнату Розы. Принцу лекарство не требовалось, разве что снотворное, но Цзинь сомневался, что тот его поблагодарит за подобную самостоятельность.
Ксавьер спустился в подвал. Амадео без устали лупил кулаком стену с такой силой, что штукатурка кое-где треснула и обвалилась. На ошметках оставались красные отпечатки, но Амадео ничего не замечал, поглощенный избиением воображаемого врага.
Еще минуту Ксавьер дал ему поупражняться в боксе, затем мягко перехватил руку.
- Ты разбил ее кровь. Хватит.
Амадео повернулся к нему, и Ксавьер опешил. В глазах принца не осталось ничего, кроме холодной ненависти. Само лицо утратило всякое выражение, будто он надел маску. Никакой боли от раненой кисти он не чувствовал или ничем не выказывал, что чувствует.
Ксавьер перехватил его руку так, чтобы не касаться разбитых костяшек и, приобняв друга за плечи, повел за собой.
- Знаю, что от ярости ты не ощущаешь боли, но потом тебе это аукнется. Пойдем. Ее нужно перевязать.
- Плевать, – из голоса принца пропали все интонации, и Ксавьер снова прогнал непрошеную ассоциацию с роботом. – Следующим будет череп Флавио. Я раскрошу его точно так же, как эту стену.
- Обязательно. Но сейчас тебе надо прийти в себя. Флавио что-то от тебя хочет, иначе давно убил бы Матео. Возьми себя в руки.
- Единственное, что он получит – свое собственное сердце. Запихну ему в глотку. Или в другое место, – под нажимом ладони Ксавьера Амадео послушно опустился на диван.
Вернувшийся Цзинь прошипел длинное ругательство на китайском и принес воду и бинты, но распекать принца не стал. Молча сел рядом и принялся за обработку содранных до мяса костяшек.
Амадео потянулся к ноутбуку здоровой рукой и снова включил видео.
- Что ты делаешь? – нахмурился Ксавьер. – Ты и так выглядишь живым мертвецом, решил себя добить?
- Видео – все, что у нас есть, – без всякого выражения ответил Амадео. – Это единственный способ узнать, где скрывается Флавио.
В течение следующего получаса он проигрывал файл снова и снова, надев наушники и выкрутив звук на максимум. Вскрики Тео то и дело прорывались за пределы ракушек, и Цзинь вздрагивал. Даже Ксавьеру было не по себе. Амадео же смотрел в экран, не отрываясь, и только глаза выдавали его состояние.
Они совершенно застыли.

Спустя тридцать минут он вынул наушники и, аккуратно свернув, положил рядом с ноутбуком. Цзинь дремал в кресле, закутавшись в ханьфу, длинные волосы скрыли лицо. Ксавьер уехал, пообещав, что скоро вернется и настоятельно просил принца не делать глупостей.
Но Амадео не мог ждать. Он узнал, где скрывается Флавио, и больше не собирался терять ни секунды. И так пришлось потратить лишние семь минут, чтобы убедиться, что Цзинь действительно спит, иначе тот костьми лег бы, но не выпустил Амадео из дома, а этого он допустить не мог.
Он должен схватить Флавио прежде, чем до него доберется охрана и Ксавьер.
Амадео взял в кабинете ключи от автомобиля и, пройдя через коридор мимо кухни, открыл дверь в гараж. Охрана не задала ни единого вопроса, когда он выезжал из ворот.
В бардачке лежал давным-давно забытый пистолет, но Амадео не думал, что тот ему понадобится. Нет, для Флавио он приготовил нечто иное. Такое, что тот пожалеет, что вообще родился на свет.
- Киан, – проговорил он в телефон. – Клуб «Чабакано». И никому ни слова, приезжай один. Флавио там.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #695 : 13 Май 2018, 23:51:04 »
Марсело Флавио сидел напротив съежившегося в углу мальчишки и размышлял о том, сколько еще видео понадобится записать, чтобы довести проклятого Арманда до совершеннейшего сумасшествия. Пальцы были разминкой, следующий этап – рука. Затем он отрежет мальчишке ноги или сломает спину – раз уж красавчику так понравилось присматривать за инвалидом, пусть делает это до конца жизни. Очень короткой жизни – Флавио намеревался в конце концов прикончить и его самого.
Мальчишка свернулся в клубочек и прижимал к груди покалеченную руку. Плакать он давно перестал – даже когда ему ломали пальцы, он издал всего лишь два коротких вскрика, что разочаровало Флавио. Впрочем, достойный сын своего отца – тот тоже не скулил.
Из-за плохо пригнанной двери доносились звуки развеселого мероприятия – визгливый ведущий снова затеял глупейший конкурс. Музыка грохотала здесь всю ночь и лишь под утро соизволяла ненадолго затихнуть. Флавио это нисколько не беспокоило – благодаря ей криков мальчишки за пределами кабинета не было слышно.
Каким-то чудом ему удалось освободиться из-под стражи, когда его перевозили из полицейского участка. Несколько дней Флавио скрывался у старого знакомого по имени Пабло. Там он и узнал, что Анджело Витале давно почил в бозе, и, копнув глубже, выяснил личность того, кто им прикидывался. Но каково же было его изумление, когда на фото, найденном в интернете, он узнал рядом с лже-Анджело проклятого Арманда!
Паззл в его голове полностью сложился, и Флавио долго заходился в истерическом смехе, поняв, как его крупно надули. Эти двое уничтожили его бизнес, разорвали все связи с картелями, и теперь ему не к кому было обратиться за помощью.
Но он понял, что делать дальше. Пабло помог добраться до порта, а там Флавио погрузился на знакомый корабль, транспортирующий его же рабов. Больше недели он ютился в тесной каюте, зажимая нос от поднимающейся из трюма вони, а когда наконец сошел на берег, первым делом отправился в «Чабакано» – единственное место, которое знал в этом городе. Как же повезло, что он заставил Рикардо открыть клуб именно здесь!
Тут, похоже, еще не знали, что Флавио более не король. Управляющий с поклонами проводил его в кабинет и предоставил в распоряжение человека. Один охранник – ничтожно мало, но выбора не было. Используя старые связи, Флавио выяснил об Арманде все: настоящее имя, адрес и – самое главное – слабое место. Обожаемый сынок.
Раздался стук в дверь, и Флавио глянул на часы. Для записи следующего видео еще рановато, какого черта тупоголовый охранник притащился сейчас?
- Войдите! – бросил он.
Дверь распахнулась с такой силой, что слетела с петель. Похожий на девчонку паренек кинулся на Флавио, как коршун, и с несвойственной его тонкому и гибкому телу силой впечатал того носом в стол, разбив видеокамеру.
Следом за ним в кабинет вошел Амадео, и Флавио обмер. Это больше не был дерзкий раб, нет, сейчас от этого человека исходила прямая неприкрытая угроза, и в его глазах работорговец прочел смертный приговор.
Тео поднял голову и одними губами прошептал:
- Па… папа…
Тот повернул голову к сыну и в следующее мгновение оказался рядом с ним, прижимая к себе, шепча утешительные слова. Тео наконец смог позволить себе разрыдаться в голос, и вовсе не от боли, а от облегчения.
Амадео поднял плачущего мальчика на руки и скомандовал:
- Киан, отвези эту мразь в аптеку Боунса и охраняй до моего приезда. Не позволяй никому приближаться к нему.
Флавио тыкался носом в стол и матерился по-испански. Амадео механически улыбнулся, прервав поток ругательств.
- Думаю, скоро ему понадобится словарный запас побольше.

Амадео сидел у кровати, гладя сына по остриженным волосам. Мальчик спал, накачанный успокоительными, забинтованная рука покоилась на подушке. Переломанные Флавио пальцы срастутся, вот только рисовать Тео еще долго не сможет.
Амадео не мог оторвать взгляда от бледного, измученного личика. Сколько страха и боли пришлось вытерпеть этому малышу! Слишком много времени ушло, чтобы узнать, где Флавио его держит, и Амадео даже думать не хотел о том, что случилось бы, промедли он еще немного.
В первом видео он ничего не обнаружил, как ни силился. Плач Тео заполнял тишину, и только. Во втором на заднем плане играла музыка, но при первом просмотре Амадео не слышал ничего, кроме коротких вскриков сына. Ксавьер наверняка счел его сумасшедшим, когда он прокручивал видео снова и снова, но Амадео искал любую зацепку, несмотря на то, что грудь жгло огнем.
И он наконец понял.
В один момент раздался знакомый обезьяний вопль, который Амадео слышал давным-давно, в другой жизни. Настолько короткий, что, не вслушиваясь, и не заметить. Он отмотал назад на несколько секунд и напряженно замер.
Вот опять! Он совершенно точно знал этот голос. Память услужливо подкинула картинку: розовый пиджак, протянутый микрофон, рваные движения безумного танца. Ведущий шоу-программы в клубе Рикардо Торреса «Чабакано».
У Ксавьера отвисла челюсть, когда Амадео вышел из машины с Тео на руках. На все расспросы он отвечал односложно, и добиться от него вразумительных ответов так и не удалось. Киан пропал, и Ксавьер не без оснований предполагал, что тот где-то охраняет Флавио. Но Амадео не собирался сообщать другу, где держит эту сволочь. Он хотел, чтобы месть принадлежала только ему.
Ксавьер остановился на пороге комнаты и некоторое время молчал, не желая нарушать уединение отца и сына. Ему все еще было не по себе. Принц изменился. После получения первой посылки его трясло от ужаса и злости, но это была предсказуемая реакция. После второй он впал в оцепенение, которое затем вылилось в нечто иное. Странное, необъяснимое равнодушие. Внешне Амадео оставался спокоен, но выражение глаз неуловимо изменилось, и Ксавьер чувствовал себя не в своей тарелке, когда принц смотрел на него.
- Где Флавио? – наконец спросил он.
Амадео повернулся к нему, и Ксавьера поразила в одно мгновение произошедшая перемена. Неприкрытая боль спряталась в глубине глаз, оставив впереди все то же холодное равнодушие.
- Там, где он получит заслуженное наказание.
- И где это место?
- Не скажу, – уголки губ Амадео слегка приподнялись. – Не хочу, чтобы мне мешали. Договорились?
- Послушай, – Ксавьер подошел и положил руку ему на плечо. – Я знаю, что ты жаждешь его смерти, но…
- Смерти? – эхом отозвался Амадео. – Если бы я хотел просто смерти, я бы пристрелил его там, в клубе, благо пистолет у меня был с собой, – он обернулся на спящего сына и на мгновение черты лица смягчились. – Цзинь сказал, что он долго проспит. Я как раз закончу.
И, не произнеся более ни слова, он вышел из комнаты. Через некоторое время раздался шум мотора. Ксавьер выглянул в окно – джип выезжал за ворота.
- Йохан, – скомандовал он в телефон. – Поезжай за ним и ни на секунду не выпускай из виду. Как только выяснишь, где он держит Флавио, сообщи мне.
- Слушаюсь, – коротко отозвался тот.
Ксавьер опустил телефон в карман и уставился в окно.
- Надеюсь, я не совершаю ошибки, предоставив тебе шанс немного порезвиться, – вполголоса сказал он, скрестив руки на груди. Тео за его спиной что-то пробормотал во сне.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5190
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Ничего личного
« Ответ #696 : 13 Май 2018, 23:52:53 »
Амадео смотрел на Флавио сверху вниз. Тот сидел на стуле с высокой прямой спинкой, голова с помощью специальных фиксаторов была намертво прикреплена к жесткому подголовнику, запястья – к подлокотникам, а ноги – к ножкам. Он был в одном нижнем белье, одежда в беспорядке свалена в углу, сверху красовалась его любимая соломенная шляпа. На высоте трех метров над пленником к потолку была прикреплена пластиковая бутылка с неплотно закрученной крышкой. Периодически на выбритую макушку Флавио, в одно и то же место капала вода. Это длилось уже более двух часов.
- Когда он потерял сознание? – спросил Амадео.
- Пятнадцать минут назад, – последовал ответ.
- Пусть придет в себя.
Киан шагнул вперед и сунул под нос Флавио пузырек. Через мгновение веки затрепетали, и он непонимающе уставился перед собой. Очередная капля плюхнулась на макушку, лицо искривилось в мучительной гримасе.
Амадео сделал Киану знак, и тот освободил голову Флавио от фиксаторов. С наивысшим облегчением на лице тот склонил ее набок, избавляя себя от пытки.
- Чудовище, – прохрипел он.
- Я? – Амадео удивился. – Вы называете чудовищем меня? Разве я похищал ребенка, отстригал ему волосы и ломал пальцы? Разве я выбросил вашего пасынка из окна, тем самым лишив его способности ходить? Разве я овладел несчастным Пепито, тем самым толкнув его на самоубийство? Нет. Это сделали вы. Так почему же чудовище – это я?
Капли воды теперь падали на плечо, и Флавио нервно дернул им.
- Это жизнь, – раздраженно бросил он. – Каждый выживает, как может.
- Не поверю, что вам жизненно необходимо совращать мужчин.
- У меня есть власть! Я обладаю властью и…
- И делаете, что захотите? – Амадео покачал головой. – Марсело, у меня тоже есть власть. И сейчас вы находитесь в моих руках.
Он шагнул вперед и дернул мизинец Флавио вверх. Хрустнула, ломаясь, кость, работорговец завопил.
- Что, неужели так больно? – сочувственно спросил Амадео. – Почему-то ты не думал об этом, когда ломал их моему сыну.
Он проделал то же самое с безымянным. На этот раз крика не последовало: Флавио стиснул зубы и заскулил, как собака.
- За каждый его сломанный палец ты поплатишься десятью.
- Считать не умеешь? – всхлипнул Флавио. – Их же десять! А я сломал два…
Амадео наклонился к нему и улыбнулся.
- А на ногах?
Пленник уставился на него, не веря, что этот красивый сукин сын способен на подобные зверства.
Следующие три часа Амадео провел наедине с Флавио, отослав Киана прочь. Помимо своего излюбленного метода с мокрым полотенцем он заставлял его пить воду снова и снова, пока Флавио не извергал ее фонтаном обратно, а если тот держался, то с коротким размахом бил в живот. Крутил винты на головном фиксаторе, пока те не вдавливались в кости черепа, но не давал потерять сознание, вовремя ослабляя нажим. В перерывах между остальными пытками он, как и обещал, ломал пальцы, на ногах раздробив их молотком для отбивания мяса. Тем же молотком он расколол его коленные чашечки, как хрупкую керамику. Флавио орал во все горло, но не смел дернуться и не пытался освободиться – несмотря на адские мучения, он вовремя вспоминал, что когда его только притащили сюда, то помимо привязывания к отвратительному неудобному стулу обмотали вокруг гениталий тонкую медную проволоку – попытайся он освободиться, лишился бы своего мужского достоинства. Поэтому он из последних сил сносил мучения, чувствуя себя свиньей, которую вот-вот разделают, приготовят и подадут к столу. Криков не сдерживал, но никто так и не появился, чтобы помочь.
А Амадео улыбался. Проделывая все это, он не снимал с лица легкую полуулыбку, в глазах плескалось удовлетворение. Да этот раб безумен! – хотелось крикнуть Флавио, но из горла рвался нескончаемый крик. Наконец он сорвал голос и мог лишь сипеть.
Амадео поднял молоток и размахнулся, собираясь размозжить Флавио череп, и тот не сдержал радости. Наконец эта пытка закончится! О боже, наконец! Окровавленный рот расплылся в щербатой улыбке – несколькими минутами раньше он лишился нескольких зубов.
- Хватит, – Ксавьер взял Амадео за запястье и не без труда вытащил молоток из пальцев.
Амадео уставился на него, и тот едва не отшатнулся, не узнав своего друга. Лицо оставалось таким же прекрасным, но теперь это была холодная бездушная маска, под которой не осталось ничего человеческого.
- Хватит, – повторил Ксавьер. – Ты не должен его убивать.
В равнодушном взгляде промелькнула злость. Хоть что-то.
- Он сломал моему сыну два пальца, остриг ему волосы, и я должен оставить его в живых?
- Ты неправильно понял, – Ксавьер отбросил молоток в угол. – Я не сказал, что его надо помиловать. Я сказал, что не хочу, чтобы ты был палачом.
В полнейшей тишине прошла целая вечность. Наконец в глаза Амадео начало возвращаться осмысленное выражение, и Ксавьер позволил себе перевести дух. Принц возвращался.
Боковым взглядом Амадео поймал судорожно дернувшуюся ногу Флавио и повернулся. Губы дрогнули, из уголка глаза скатилась слеза. Нет, он вовсе не жалел Флавио. Принц был в ужасе.
Ксавьер взял его за плечи и повел прочь из подвала аптеки.
- Киан, отвези Амадео домой, – он усадил принца на заднее сиденье автомобиля. Тот не сопротивлялся, все тело сотрясала мелкая дрожь. – И скажи Цзиню, чтобы дал ему сильное успокоительное.
- Слушаюсь.
Ксавьер вернулся в подвал. Флавио еще не испустил дух, да и не должен был – все травмы, которые нанес ему Амадео, не были смертельными, пусть и вызывали жуткую боль. Несмотря на крепкие нервы, даже Ксавьер едва сдержался, чтобы не поежиться – такой изобретательности он от принца не ожидал.
Флавио поднял на него затуманенный болью взгляд, в котором Ксавьер прочел лишь одно желание – смерть.
- Так и быть, – он достал пистолет и проверил наличие патронов. – Пусть ты и не заслужил умереть так легко, я избавлю тебя от этой жизни. Ради принца.
На выстрелы в Старом квартале никогда не обращали внимания.

- Правда красиво, пап? – недоверчиво спрашивал Тео, вертясь перед зеркалом. – Мне кажется, что слишком коротко…
- Вовсе нет, малыш, тебе очень идет, – Амадео наклонился к сыну и обнял его. – Очень красивая прическа.
- Но я хотел волосы, как у тебя, – вздохнул Тео. – Они ведь отрастут, да?
- Спрашиваешь! Но это безобразие нужно было привести в порядок.
Мальчик улыбнулся и снова уставился в зеркало.
Они только что вернулись из парикмахерской. При виде ножниц Тео до боли стиснул ладонь Амадео, но мгновением позже отпустил и послушно забрался в кресло. Амадео сел на диван, чувствуя, как к горлу подкатывает ком.
Прошла неделя с тех ужасных событий. Флавио давно покинул этот мир, но каждую ночь Амадео просыпался от кошмаров, в которых похищение и месть сплетались самым ужасным образом. Однажды он вскочил от страшного видения: пальцы его вжимались в шею Флавио с неимоверной силой, тот хрипел, плевался и пытался ругаться, но затем вдруг лицо его оплыло, как восковая маска, и превратилось в искаженное мукой личико Тео.
Амадео сжимал подушку, дрожа от ужаса. Тео мирно спал рядом – он теперь все время ночевал с отцом. Амадео протянул было руку, чтобы убрать упавшие на лоб сына волосы, но испуганно отдернул – ему почудилось, что его телом управляет кто-то другой, и он сейчас вцепится в горло мальчика.
Остаток ночи он провел в кресле у окна.
Тео оправился довольно быстро, и Цзинь мог только удивляться стойкости мальчишки. Единственное, от чего мальчик страдал – невозможность рисовать. Поэтому он погрузился в книги, по одной таская их из библиотеки. Зачастую папа помогал ему с выбором, который никогда не бывал скучным. Но так же, как и Амадео, по ночам он не мог спокойно спать. Только в спальне папы он чувствовал себя в безопасности. Цзинь считал, что со временем это пройдет.
Тео засыпал быстро, но Амадео подолгу ворочался, прежде чем его мог сморить сон. Иногда он, не в силах больше мять кровать, вставал и до самого утра листал какую-нибудь книгу, не запоминая ни слова из прочитанного. Даже чудодейственные успокоительные отвары Цзиня мало помогали – наутро Амадео выглядел так, будто пережил зомби-апокалипсис. Он и не хотел засыпать. Слишком уж реалистичными выглядели кошмары, слишком сильно его трясло после пробуждения.
Так больше продолжаться не могло.
Ксавьер кормил кота на крыше дома, когда в кармане завибрировал мобильник.
- Можешь приехать? – прозвучал в трубке бесцветный голос.
Он нашел принца в кабинете. Тео уже уснул, с ним на всякий случай находился Цзинь. В приглушенном свете портрет на стене казался особенно домашним и уютным, и Ксавьер в который раз поразился мастерству художника.
Сам хозяин сидел в кресле за столом. Перед ним лежал открытый «Портрет Дориана Грея» – эту книгу в бархатной красной обложке принц доставал только когда дела были совсем плохи. Рядом стояла едва початая бутылка виски и два стакана, в одном из которых на дне плескалась янтарная жидкость.
Кивнув в знак приветствия. Ксавьер сел напротив и, не спрашивая, разлил напиток. Амадео взял свою порцию, но едва пригубил. Он молчал, глаза смотрели сквозь стакан. Ксавьер не нарушал тишину, дожидаясь, когда принц сам начнет разговор.
- Мне кажется, я схожу с ума, – наконец тихо произнес он и сделал глоток.
Ксавьер оставил данное утверждение без ответа, прекрасно понимая, что имел в виду друг. Он видел Флавио. Осмотрел его тело после того, как пустил пулю ему в лоб, и увиденное ужаснуло его. Если бы Ксавьер лично не видел Амадео рядом с ним, решил бы, что над работорговцем постаралась какая-то преступная группировка – увечья Флавио ассоциировались с кем угодно, только не с миролюбивым и хрупким принцем.
- Там, в аптеке… – начал Амадео и запнулся. – Там, в аптеке, я делал ужасные вещи. Ты и сам прекрасно видел, что я творил, – он допил виски и аккуратно, будто боясь малейшего шума, поставил стакан на край стола. – Легко говорить, что это был не я, что моим телом управлял кто-то другой, но это все вранье. Это я. Я и никто иной.
- Ты был в состоянии аффекта, принц, – рискнул заметить Ксавьер. – Не стоит себя обвинять…
Амадео поднял на него измученный взгляд.
- Вчера ночью я проснулся от того, что едва не разорвал подушку. Мне снилось, что я убиваю Флавио. Снова. Каждую чертову ночь мне снится этот кошмар. Но вчера он вдруг… – плечи вздрогнули. – Он превратился в Тео. И знаешь, о чем я думал целый день?
Ксавьер покачал головой, уже зная ответ.
- Я могу причинить вред кому угодно. Даже самым близким, и тем более… Тем более ему, – Амадео снова взял стакан и катал его между ладонями. – Рядом со мной Тео не может быть в безопасности.
Он налил себе еще виски, но пить не стал. Покрутил стакан в руке и со стуком поставил обратно.
- Мне нужна помощь. Я не контролирую себя, не могу поручиться, что сдержусь в следующий раз, – он поднял голову. В глазах стояли слезы, губы едва заметно дрожали. Таким потерянным Амадео себя ощущал лишь однажды – когда умер Кристоф Солитарио. – Помоги мне, Ксавьер.

КОНЕЦ ПЯТОЙ ЧАСТИ
14 мая 2018 года
« Последнее редактирование: 17 Май 2018, 22:42:28 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".