Автор Тема: Мексиканский койот  (Прочитано 853 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #20 : 27 Февраль 2021, 20:17:02 »
Несколько дней подряд лил дождь. Мигель скучал у окна, водил пальцем по стеклу, размышляя, как бы половчее обстряпать дело – бабуля все еще не нашла поставщика для Ксавьера – как вдруг раздался звонок мобильника.
Быстро схватив трубку, чтобы вездесущий Рори не ответил на звонок, Мигель нажал зеленую кнопку.
- Алёу.
- Привет, Мигель, – зазвучал голос Лучиано. – Прости, что беспокою в такую погоду, но есть просьба.
Слушая его, Мигель радостно подпрыгивал, а как только закончил разговор, сунул телефон в карман и схватил куртку с капюшоном.
- Куда намылился в такую мерзопакостную погодку, босс? – протянул Шон, щелкая пультом телевизора. – Скоро начнется «Просто Мария».
- Да фиг с ней, запиши на видео, я вернусь и посмотрю, – скороговоркой протараторил Мигель и вылетел за дверь.
Он знал, что Тони шлепает за ним, но ни разу не оглянулся.
У Катарины частенько случались головные боли, да такие, что она могла сутками не выползать из комнаты. В такие дни Лучиано обычно приносил ей болеутоляющие, но сегодня дон Грегорио отправился навестить сестру, а Лучиано остался нянчиться с братом. И сейчас Мигель летел в ближайшую аптеку, как на крыльях, и уже мысленно составлял высокопарное обращение к охране, представляя себе обитель главы картеля неприступным замком, который можно взять только дипломатией.
Купив нужные таблетки, Мигель рванул на нужную улицу, неподалеку от Пасео де ла Реформа , где и стоял особняк семьи Гальярдо. Как ему и представлялось, у ворот тут же возник одетый во все черное охранник. И даже без зонтика! Дождь шлепался на лысину, заливал каменную физиономию, впитывался в костюм, при каждом шаге в ботинках хлюпало, но громила ничем не выказывал неудобства.
- Кто таков? – спросил он.
- Я к Катарине. – Мигель обезоруживающе улыбнулся и помахал упаковкой таблеток. – Лучиано попросил меня передать ей вот это.
- Как зовут?
- Мигель Гарсиа.
Охранник смерил его подозрительным взглядом и, отвернувшись, что-то сказал в рацию. Мгновение спустя он повернулся и отпер калитку.
- Заходи.
Оказавшись в доме, Мигель тщательно отряхнулся от дождевых капель, льющихся с куртки так, будто он только что вылез из-под душа. Другой охранник указал ему на лестницу, ведущую на второй этаж. Обыскать его никто даже не подумал.
- Да, безопасность тут на уровне…
- Не сомневаюсь.
Надтреснутый голос не дал закончить фразу словом «плинтуса». Мигель обернулся и нос к носу столкнулся с хозяином особняка.
Энрике Гальярдо смотрел на него в упор. Черные глаза буравили не хуже рентгена, но Мигель выдержал взгляд и был вознагражден одобрительным кивком.
- Надо же. Либо у тебя стальные яйца, либо ты и правда ничего обо мне не знаешь.
- Проверим? – только и сказал Мигель, сомневаясь, что Энрике воспримет это всерьез.
Так и вышло. Гальярдо усмехнулся уголком рта и протянул руку.
- Давай таблетки. Я передам Катарине.
- Нетушки. – Мигель спрятал руку за спину. – Я бы хотел проведать ее лично.
- Какой смелый. – Энрике не сводил с него испытующего взгляда. – С чего ты взял, что я тебе это позволю? Даже Лучиано не всегда разрешено навещать ее, когда она больна.
- Тогда вы просто тиран.
И снова усмешка.
- Поражаешь, мальчик. Но ты занятный, не спорю. Ладно, иди к Катарине, вторая дверь слева. На обратном пути, будь добр, загляни в мой кабинет. Он напротив.
Мигель кивнул, шмыгнул в коридор и вскоре уже стучал в дверь.
Девушка открыла ему, на губах появилась слабая улыбка. Выглядела она ужасно – лицо было бледным, как полотно, под глазами залегли глубокие тени, голова обмотана мокрым полотенцем.
- Привет, Мигель. Заходи.
Он проскользнул в комнату, бесконечно извиняясь, но она оборвала его слабым движением руки.
- Не надо, я все понимаю, у Лучиано сейчас много забот. Но не стоило ему заставлять тебя бежать сюда в такую погоду. Ты весь вымок, не простудишься?
Мигель замотал головой.
- У меня крепкое здоровье. Держи. – Он протянул девушке таблетки.
Катарина с улыбкой поблагодарила, но тут же скривилась.
- Боже… Эти боли сведут меня с ума.
- А что говорят врачи?
- Ничего. Мигрень, мигрень, мигрень. – Она закатила глаза. – Слава богу, приступы случаются не так часто.
- Тогда не буду тебе мешать. Отдыхай. – Мигель сделал ручкой и выскользнул в коридор.
Дверь напротив была приоткрыта. Он точно помнил, что хозяин спускался вниз, но на всякий случай постучал перед тем, как войти.
К его удивлению, Энрике сидел за столом и что-то писал. Телепорт у него на первом этаже, что ли?
- А, это ты. Хорошо, что не сбежал сразу. – Он снял очки и аккуратно положил их в футляр. – Садись.
Мигель послушно опустился на стул и заоглядывался.
- Красивый кабинет, – прокомментировал он. – Мебель поди вся антикварная… А где библиотека? Должна быть где-то тут, в таких домах она всегда есть…
Энрике на комплимент не ответил. Он не сводил с Мигеля глаз и без конца щелкал ручкой.
- Ты сказал, тебя зовут Мигель Гарсиа.
Он отвлекся от созерцания кабинета и уставился на хозяина.
- Да. И не будем ходить вокруг да около, господин Гальярдо – я внук Гертруды Гарсиа, тот самый, которого вот уже четыре года безуспешно ищет Марсело Флавио.
Ручка замолкла. Энрике замер и теперь смотрел на Мигеля в немом изумлении.
- И ты… – Глава картеля откашлялся. – Ты вот так запросто явился сюда и заявляешь об этом? Тебе должно быть известно, что мы с Флавио партнеры, или ты настолько…
- Глуп? – закончил за него Мигель. – Нет, я все знаю о вас и вашем картеле. И уж тем более мне известно о вашем сотрудничестве с Флавио. Но я пришел сюда вовсе не за тем, чтобы сдаться.
- Не понимаю. – Энрике отшвырнул ручку и, поднявшись, заходил взад и вперед по кабинету. – Зачем же тогда? Ты ведь знаешь, что я могу приказать задержать тебя, а сам позвоню Флавио и…
- Вы этого не сделаете. А если и сделаете, то нагадите сами себе.
Гальярдо изумился еще больше. Вдруг он расхохотался, но смех звучал наигранно и неуверенно.
- Нет, ты, должно быть, действительно сошел с ума! И каким же образом я, отдав тебя Флавио, нагажу сам себе, как ты изволил выразиться?
- Все просто. – Мигель закинул ногу на ногу, и Энрике поразила перемена, произошедшая с мальчишкой в мгновение ока. Только что перед ним сидел насквозь промокший зеленый юнец, который самодовольно заявлял такое, что в здравом уме не сказал бы никто на его месте, и вдруг вместо него возник зрелый юноша, глаза которого светились недюжинным умом. Весь его вид излучал уверенность, и если бы Энрике не знал, что ему пятнадцать, дал бы все тридцать. – Я хочу заключить с вами контракт.
Контракт… Подумать только, он хочет заключить контракт! Нет, это уже ни в какие ворота! Энрике снова едва не рассмеялся, но вовремя осекся. Что-то подсказывало ему, что мальчишка говорит серьезно, и что его стоит выслушать.
Он решил ничему не удивляться. Дать Мигелю Гарсиа возможность высказаться. Если дело примет совсем уж фантастический оборот – выпроводит его отсюда со всеми почестями и, так уж и быть, не станет извещать Флавио об этом визите. Чем он рискует? Да ничем, личные дела Марсело его никоим образом не касаются.
- Хорошо. – Энрике заставил себя сесть и снова взял ручку. – Расскажи мне подробней.
- Для начала ответьте на вопрос. – Мигель наклонился вперед, в глазах сверкнула искорка. – Вы помните Ксавьера Перейру?

Через полчаса Мигель, довольный, как стадо слонов, покинул особняк Гальярдо. Дело выгорело подчистую – Энрике согласился помочь давнему протеже, а это стоило ему немало. Как минимум уязвленной гордости. «Никаких дел с бывшими наркоманами», – твердил он, как заведенный, но Мигель и здесь смог продавить свою позицию. Сидящий на игле не сможет создать собственную империю из ничего. Ксавьер Перейра смог. Сидящий на игле спасует при первых же трудностях. Ксавьер дал достойный отпор своим родителям, лже-брату и даже Жаклин, которая снова явилась по его душу. Сидящий на игле уже помер бы от передоза где-нибудь в подворотне, Ксавьер же пытается снова воссоздать бизнес, несмотря на то, что прочно увяз на дне болота! И даже сам Валентайн Алькарас готов протянуть ему руку помощи! А этот человек не дает вторых шансов, тем более ненадежным наркоманам.
Помогло и чувство вины, на которое Мигель нещадно давил. Несмотря на то, что в той отвратительной истории с Жаклин Энрике не считал себя неправым, неудобное чувство то и дело ворочалось где-то в глубине души. Чувство, что совершил ошибку, поступил неправильно, предал человека, который ему доверял. Но он ухитрялся прищемлять хвост этим мыслям, и всплыть на поверхность они не успевали. Мигель же вытащил их из глубин и тщательно полоскал, брызгая во все стороны хлесткими словами. Кто бы мог подумать, что этот безжалостный мальчишка заставит его снова вспомнить старую привязанность?
Энрике поставил лишь одно условие – о его участии Ксавьер не должен узнать. Пусть Мигель прикрывается другим именем, другой страной, чем угодно, но имя Гальярдо всплыть не должно. Парень с легкостью принял это требование, сказав, что и не собирался раскрывать инкогнито, ни свое, ни партнера. Ему нужны лишь транспорт, торговые пути и связи в области таможенного контроля. Во всем этом и должен посредничать Энрике. Разумеется, за хороший процент.
Теперь дело оставалось за малым – убедить Корнелиуса сварганить пару центнеров порошка не самого лучшего качества. Времени на кулинарные изыски не оставалось. Ох и крику будет!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #21 : 27 Март 2021, 22:40:26 »
6
Живые игрушки
На часах было одиннадцать утра, но Рамон до сих пор не встал с кровати. Не мог. Перебинтованные ноги ныли, напоминая, что он залез с задницу куда глубже, чем мог себе позволить, и дальше ему светит только путь вперед, но никак не назад.
Он вздохнул и затянулся. Сигарета была последней – он не решился просить мать купить еще. Она и так ворчала, что сын слишком много курит, да и влетало это в копеечку, а деньги…
За окном запела какая-то птичка. Хорошо ей, подумал Рамон, шныряет с ветки на ветку и ни о чем не думает. Червяки да насекомые всегда под рукой, заботиться о пропитании – дело нехитрое. Никто не переломает ей крылья, не перебьет ноги, чтобы больше не думала лезть на чужую территорию.
Он фыркнул и, прогнав нелепые мысли, стряхнул пепел в жестяную банку, стоявшую на подоконнике.
С лестничной клетки послышался топот. Двери и стены тут как из картона, он бы давно нашел жилье получше, если бы выгорела та сделка… Но нет, надо было так глупо попасться. Рамон всю жизнь зарекался иметь дела с наркотиками, но обстоятельства вынудили, и где он теперь? Валяется тут, весь избитый и переломанный, коллекторы, приходившие за долгом, глянули на него и махнули рукой, мол, погодим до твоего выздоровления, что с тебя, болезного взять… Даже эти звери, выстукивающие фламенко битами по полу! Насколько же плохо он выглядит…
Он коснулся заплывшего глаза здоровой рукой и поморщился. Вся левая сторона лица превратилась в одну сплошную опухоль – знатно приложили об асфальт. Повезло, что глаз не выбил… Левая рука тупо ныла под повязкой, ноги вообще протестовали против каждого движения. Слава Богу, кости не сломаны, могло быть и хуже…
Дверь распахнулась, и в комнату влетел парень в кепке, повернутой козырьком назад. На вид ему было лет восемнадцать-девятнадцать, он бешено озирался, ища укрытие.
- Спрячь меня! – взмолился он, бросив полный паники взгляд через плечо. – И побыстрее!
Рамон уже слышал топот множества ног и указал неожиданному гостю на шкаф. Там, конечно, хранились вещи, но их было так мало, что этот щуплый паренек вполне мог там поместиться.
Тот упрашивать себя не заставил и юркнул внутрь. И только тут до Рамона начало доходить, что он сделал. Если этот пацан натворил что-то серьезное, то каюк и ему, и Рамону. За то, что помог.
Он не успел додумать мысль до конца. В квартирку ввалились трое мужчин, от вида которых у Рамона волосы зашевелились на затылке. Один, коренастый тип с короткой, но мощной шеей, рыскал вокруг подозрительным взглядом. Второй, худой, как жердь, вперил подозрительный взгляд в Рамона и постукивал по ладони остро отточенным карандашом. А третий…
Рамон нервно сглотнул и попытался втиснуться в щель между кроватью и окном, но тело не желало слушаться. Громила, который едва не упирался головой в потолок, шагнул вперед, и даже солнце за окном померкло. Маленькая комнатка стала казаться домиком Барби, в который посадили большого пупса.
- Тони, посмотри на кухне, – коротко бросил коренастый громиле, а сам устремился к кровати.
Там уж этот гигант точно не поместится, хотел было сказать Рамон, но язык прилип к небу. Впрочем, эти трое вопросов не задавали, а лишь методично обыскивали все вокруг. Худой бродил по комнате, помахивая карандашом, и наконец указал им на шкаф.
- Здесь.
Ну вот и все. Сейчас они найдут беглеца, а Рамону прилетит за укрывательство. Интересно, тот амбал убьет его быстро? Хотелось бы, чтобы да, иначе…
Коренастый распахнул дверцы шкафа и выволок оттуда пацана. К удивлению Рамона, тот совсем не упирался, а лицо его было не испуганным, а недовольным.
- Вот вы где, босс! Задали вы нам задачку, тут догадайся, куда вы шмыгнули, десять квартир на этаже! Шустро бегаете, однако, неужто ноги выросли? – Коренастый поставил паренька рядом и смерил его взглядом снизу вверх. – Да, вытянулись вы основательно…
Громила, протиснувшийся между ними, ухмыльнулся и слегка придавил парня ладонью.
- До тебя, Тони, дорастешь, ага, – проворчал тот, запихивая выпавшие вместе с ним шмотки обратно в шкаф. – А я-то думал, вы начнете проверять весь этаж… В следующий раз на потолке спрячусь!
- И провозились бы мы с вами до вечера, – подытожил худой и повернулся к совершенно обалдевшему хозяину квартиры. – Просим прощения за вторжение, мы играли в прятки.
- В пря… Прятки?.. – ошеломленно повторил тот. – Вы играли…
- Ага, – Паренек припрыгал к кровати на одной ножке и протянул ему руку. – Я Мигель. Это Шон, Корнелиус и Тони. А вы?
- Рамон, – выдавил тот, машинально пожимая протянутую ладонь. – А вы…
- Да, мы правда играли в прятки. И не бойтесь, убивать не будем. – Мигель указал на подбитый глаз Рамона. – Вам и так, видать, хорошо досталось.
- Вы ростовщики?
Мозг упорно отказывался воспринимать это как игру. И в самом деле, ничего себе игра!
- Нет-нет, ничего такого! – замахал руками коренастый, которого назвали Шоном. – Этот клоун случайно к тебе забежал. А у тебя, вижу, неприятности, да?
Мигель подтащил к кровати стул и уселся на него верхом.
- Кредиторы мучают? Да не стесняйтесь, говорите, я вообще мимокрокодил, мне можно все рассказать.
Еще пару мгновений Рамон колебался, а потом его словно прорвало, несмотря на то, что эту странную четверку он видел впервые, и неизвестно, кто они на самом деле. Рассказал все: как пытался вытащить семью из нищеты, как решил толкнуть наркоту, хотя не имел на это права, да еще не на своей территории, как его отделали по самое не балуйся за самоуправство… И даже коллекторы, звери эти, его пожалели, не стали трясти до выздоровления.
Мигель слушал внимательно, склонив голову набок, изредка кивал, а потом вдруг хлопнул ладонями по спинке стула, заставив Рамона замолчать.
- Понял! Я все понял. Вечно все беды в этом мире из-за денег… Вот что, Рамон, я…
Его прервал короткий вскрик. В дверях стояли женщина средних лет и девочка лет двенадцати. Мать и сестра вернулись из церкви, и как невовремя! Если уж сам Рамон схватил нехилого труса, то мать вообще сейчас в обморок упадет от ужаса…
Лицо Мигеля осветила дружеская улыбка. Он вскочил со стула и раскланялся.
- Здравствуйте! Меня зовут Мигель, а это мои друзья. Вы не бойтесь, мы случайно зашли …
Женщина настороженно смотрела то на него, то на тройку блондинов, прижимая к себе девочку, а та с любопытством разглядывала гостей, в глазах ее не было и толики страха. Рамон же, сбив ритм рассказа, снова пытался выдавить хотя бы слово.
- Это моя мать, – наконец сказал он. – Донья Марта.
- А я Палома, – хихикнула девочка, наконец высвободившись из объятий матери.
- Моя сестра, – закончил Рамон. Он сидел как на иголках, и если бы не перебитые ноги, уже давно вскочил бы и увел семью подальше отсюда, хотя странный мальчишка ему никаких опасений не внушал. Чего не скажешь о громиле со шрамом в углу рта, кто знает, что у него на уме? За себя он не беспокоился, а вот мать и сестра…
- Донья Марта, вы не бойтесь, мы тут не со злым умыслом, мы в прятки играли! – затараторил Мигель. – А тут дверь была открыта…
Рамону ничего не оставалась, кроме как кивать, чтобы убедить мать, что все в порядке. Та предпочла ему поверить. Слишком много страшного случилось в последнее время, но раз Рамон считает, что эти люди никакой опасности не представляют, ему видней.
- Простите, – засуетилась она. – Гостям у нас всегда рады. Я сейчас приготовлю что-нибудь на обед…
Мигель толкнул Шона вперед.
- Донья Марта, возьмите его с собой на рынок и накупите всего, да побольше! О деньгах не беспокойтесь, банкет за наш счет.
У Рамона отвисла челюсть.
- Но я… – растерялась женщина. – Мы… Как же так…
- Возражения не принимаются. Шон, почему ты еще здесь?
- Уже бегу! Идемте, сеньора.
- И Тони захватите. – Мигель дождался, пока за ними закроется дверь, и снова оседлал стул. Девочка о чем-то весело болтала с Корнелиусом, который согнулся едва ли не пополам, чтобы оказаться с ней на одном уровне. Рамон не сводил с сестры глаз. Он все еще не мог поверить в реальность происходящего. Да кто эти люди?
- Смотри, Палома! – вскричал Мигель, доставая телефон. – У меня есть лемур, его зовут Бублик!
Позже, когда Марта с Корнелиусом, толкаясь, мыли посуду в ванной (мойки на кухне не было), а Палома с восторженными писками каталась на спине Тони, Мигель снова подсел к Рамону.
- Все еще боитесь? – спросил он, подвигая стул поближе. – Я уже сказал, что я вам не враг, Рамон.
Тот с трудом оторвался от счастливой сестры и бросил истлевшую сигарету в пепельницу.
- Значит, в прятки?
- Ага. – Мигель лыбился во весь рот. – Готов спорить, вам не раз приходилось прятаться.
- Неправда, – вздохнул тот. – Толку-то скрываться, если все знают, где я живу. И так стараюсь, чтобы прилетало только мне, а не матери с сестрой. Сейчас руки-ноги заживут, и рассчитаюсь с долгами.
- А потом наделаете новых, – подытожил Мигель, и Рамон скривился, понимая, что тот прав. Из этого порочного круга не вырваться, как ни старайся. – Слушайте, Рамон… У меня к вам деловое предложение. Тут один богач набирает новый штат телохранителей. Не хотите ли попробовать? Рекомендацию я дам.
Рамон недоверчиво смотрел на него, не веря ушам. Мать вернулась с рынка счастливая, двое громил тащили за ней огромные пакеты, набитые продуктами, Палома до их возвращения, громко хохоча, играла с гостями в салочки да жмурки, а этот странный ребенок ему теперь еще и работу предлагает? Чудеса, да и только.
- Рекомендацию? Вы? Да я с вами только что познакомился!
- Не вижу проблемы. – Мигель достал из кармана горсть чупа-чупсов и развернул один. – Эй, Палома, держи!
Девочка взвизгнула от восторга и поймала лакомство.
- Спасибо, добрый сеньор!
- Зови меня Мигелем, какой я сеньор, – ухмыльнулся тот.
- И все же я не понимаю…
- Что тут понимать? У вас будет стабильный доход, сможете наконец не беспокоиться о том, что есть на ужин. Ну как, согласны?
Глядя на счастливую сестру и слушая смех матери, Рамон долго не думал. Пусть его и не оставляло ощущение, что все тут не просто так, но логически он подвоха нигде не видел, как ни старался.
- Еще бы не согласен, – проворчал он, вытряхивая из только что купленной пачки «Камальон» сигарету. – Как зовут того богача?
Глаза Мигеля радостно сверкнули. Он в нетерпении стиснул спинку стула и с хрустом разгрыз чупа-чупс.
- Марсело Флавио.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #22 : 27 Март 2021, 22:41:43 »
Из-за двери снова донеслись разрывающие душу крики, и Флавио, раздраженно цыкнув, оторвался от клавиатуры. Можно подумать, мальчишке раскаленные угли в задницу пихают.
- Мануэла! – рявкнул он, выглянув в коридор. – Долго еще будет продолжаться эта вакханалия?!
Домработница выглянула из-за угла. Лицо было мрачнее тучи, губы сжаты в тонкую полоску. В руках она держала испачканное рвотой полотенце, и Флавио, скривившись, заткнул нос. Нужно будет перенести кабинет подальше от комнаты этого сосунка, невозможно же работать!
- Думаю, нужно вызвать врача, сеньор. – Мануэла, и не подумала убрать грязное полотенце подальше с хозяйских глаз. – Диего все хуже и хуже. Если не намерены давать ему лекарство, то…
- С тобой я еще не консультировался на тему, когда давать лекарство моему сыну! – рявкнул в ответ Флавио. – Приказано: не давать! В остальном хоть пристрели его, но чтоб его крики не мешали мне работать!
И он захлопнул дверь, сделав вид, что не заметил гримасы отвращения на лице Мануэлы. Тупая puta. Пусть выполняет свою работу, за то ей и платят. Нечего совать нос в чужой вопрос.
Он-то прекрасно знал, с чего пасынка так таращит. Собственноручно несколько месяцев назад привез ему лекарство, которое должно было облегчить боль в спине. Оно и облегчило. Флавио улыбнулся во весь рот, обнажив мелкие зубы. Наркотики всегда дают облегчение в первое время использования. Но чревато это удовольствие тем, что в дальнейшем без него обходиться уже не получится.
Это помогало ему держать на коротком поводке и брата Диего, Рикардо. Тот вечно порывался отвезти брата в какую-нибудь клинику, что затруднило бы дело – Флавио потерял бы отличный рычаг давления. Но с появлением волшебной микстуры Рикардо вроде бы уверился, что дела пошли на поправку – по крайней мере, первоначальный эффект его впечатлил. Диего улыбался и даже шутил, без умолку болтая о том, что отлично себя чувствует. Рикардо успокоился и вплотную занялся бизнесом, что Флавио и требовалось – он без конца и края ездил по командировкам, а Марсело тем временем все больше и больше стискивал вокруг Диего кольцо зависимости.
Нет, все же гениальная была идея!
Он плюхнулся в кресло и довольно потер руки. Скоро должен прийти ответ от Роберто Сальваторе – его нового клиента. В Мексике наркобароны плодятся в геометрической прогрессии, и недавно какой-то новенький бизнесмен связался с ним и потребовал двадцать человек на свою плантацию, ссылаясь на Альваро Гонсалеса, одного из крупнейших наркодельцов. Флавио не был дураком и тут же запросил у Гонсалеса информацию по этому Сальваторе. Ответ пришел быстро: сам сеньор Альваро ручается за него, так что проблем возникнуть не должно.
Дело так стремительно пошло на лад, что Флавио оставалось только стричь денежки. Пришлось увеличить нагрузку Рикардо – нужны были рабы, да побольше, чтобы удовлетворить аппетиты Сальваторе. Похоже, это отличная дойная корова, такое Флавио за километр чуял и шанса разбогатеть еще больше упускать не собирался.
Компьютер пиликнул, в углу экрана появилась иконка сообщения. Флавио щелкнул на нее и пробежал глазами высветившийся текст.
Недоуменно нахмурил брови, почесал в затылке. С чего бы Сальваторе об этом заговаривать?
За все время их сотрудничества они никогда не виделись лично. Это была мера безопасности, ничего больше, да и не было нужды. Но сейчас Сальваторе хотел встретиться, опасаясь компьютерной слежки. Что ж, небезосновательное опасение – в последнее время УБН шерстило даркнет и отслеживало почтовые отправления, поэтому даже в сообщениях они пользовались шифром. Выходит, дело действительно важное и наверняка чрезвычайно прибыльное.
Сомневался Флавио недолго. Подвоха он здесь не чуял, да и сыграло свою роль плодотворное сотрудничество.
«Кафе у парка “Аламеда Сентрал”, – наконец отстучал он – Завтра в три часа».
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #23 : 27 Март 2021, 22:42:10 »
На место встречи Флавио прибыл за пятнадцать минут до назначенного времени – он до жути не любил опаздывать и считал пунктуальность одним из своих достоинств. К его удивлению, Роберто Сальваторе уже ждал его – человек в дорогом, с иголочки, костюме заметно выделялся среди обычных посетителей.
Флавио зашел внутрь, отметив, что Сальваторе выбрал место у окна – отличная мишень для снайпера, ничего не скажешь. Совсем не боится, что какая-нибудь банда прокатится на мотоциклах  по улице и расстреляет его через стекло? Храбрый малый.
- Роберто Сальваторе? – на всякий случай спросил он, подходя к столику.
Молодой человек, даже слишком молодой, поднял голову от бизнес-журнала, который лениво перелистывал, и кивнул. Аккуратно причесан, четко очерченная бородка обрамляет подбородок, глаза скрывают темные очки известного бренда, на запястье сверкают стильные наручные часы. «Адемар», не какая-нибудь штамповка, уж в этом Флавио разбирался.
Он положил шляпу на край стола и опустился на стул напротив.
- Марсело Флавио, – представился он, протянув руку. Рукопожатие оказалось сильным и твердым.
- Роберто Сальваторе, – произнес собеседник.
Негромкий, приятный голос. Слегка насмешливое выражение лица, хотя, впрочем, эту иллюзию создают чуть вздернутые вверх уголки губ. Флавио поймал себя на том, что любуется этим парнем, и тут же одернул себя – для подобных развлечений ему каждый раз доставляют симпатичных рабов, а на этого человека глаз лучше не класть, если не хочешь лишиться зрения.
Флавио заказал кофе и чуть наклонился вперед.
- Вы хотели встретиться лично, сеньор Роберто. Могу я узнать, почему?
- Как много вы зарабатываете на рабах, сеньор Флавио? – спросил в ответ тот. – Я не прошу точную цифру. Ответьте просто: достаточно или нет?
- Вполне. – Флавио рассмеялся и откинулся на спинку стула. – А что же, вы хотите попросить скидку?
- Вовсе нет. – Роберто отпил глоток минеральной воды и аккуратно поставил стакан на подставку. – Подумал, что вас, возможно, заинтересует возвращение в наркобизнес, только и всего. Но если вы и так достаточно обеспечены, то…
- Погодите, – насторожился Флавио. – Откуда вы узнали…
- О чем? О том, что вы работали в одном из картелей? – Сальваторе усмехнулся. – Бросьте, это всем известно, особенно старикам вроде Гонсалеса. Равно как и история вашего ухода оттуда. Но не беспокойтесь, – он чуть опустил очки, карие глаза озорно блеснули, – я и не думал вас этим попрекать.
- Тогда к чему этот разговор? Я не собираюсь снова торговать наркотиками, и…
- А больше власти вы хотите?
Флавио был совершенно сбит с толку. Да к чему клонит этот мальчишка?
- Вижу, я вас обескуражил. – Роберто обезоруживающе улыбнулся. – Прошу прощения. Объясню вам сразу, чего я хочу. Из всех, с кем я работал, Марсело, вы, – он наклонился вперед, будто собирался доверить самый большой секрет на свете, – самый надежный бизнесмен. И именно вас я собираюсь взять в партнеры. Вы будете не только торговать людьми, вы сможете влиять на самых, простите за тавтологию, влиятельных людей Мексики!
Флавио всем видом показывал, что ему это глубоко безразлично, но на самом деле навострил уши, боясь пропустить хоть слово. Возможность вернуться на бизнес-арену… Возможность надрать задницы всем этим гордым наркокоролям, устроившим ему темную из-за Гальярдо… Возможность воцариться на троне и управлять ими всеми, словно марионетками!
Он так замечтался, что пропустил часть монолога Сальваторе.
- Простите, но не думаю, что меня это заинтересует. – Он вежливо улыбнулся и потянулся за шляпой.
К его удивлению, уговаривать его Роберто не стал. Лишь пожал плечами и пожелал хорошего пути домой.
Ночью Флавио не мог уснуть. То и дело ворочался с боку на бок, а в ушах звучали слова партнера: влиять на самую верхушку Мексики! Воцариться над ними, управлять ими, давить их, если потребуется, да еще без всяких последствий! Что за чушь, то и дело обрывал он себя, откуда у этого юнца столько власти, чтобы сделать его королем! Но куда бы ни текли мысли, возвращались они по-прежнему к одному истоку. Власть.
Часы показывали три утра, когда Флавио вылез из кровати и, накинув халат, пошлепал к кабинету. Из комнаты Диего доносились неприятные звуки: пасынка снова рвало. Как бы не скопытился раньше времени… Похоже, придется завтра дать ему очередную дозу. Скучающий охранник прошел мимо по коридору, даже не взглянув на хозяина. Как его там, Рамон, что ли… Никакого уважения к старшим! Надо бы лишить его премии, чтоб неповадно было…
Но, сев за компьютерный стол, Флавио тут же забыл обо всем. Новых сообщений не было.
Их не было! Сальваторе писал ему каждый день, а сегодня, после его отказа – тишина! Неужели больше не хочет иметь с ним никаких дел?
Флавио более не раздумывал. Отстучав партнеру сообщение о том, что согласен попробовать, довольно выдохнул. Теперь он заснет с чистой совестью, а утром проверит…
Пилик.
Сальваторе ответил, и Флавио трясущейся от волнения рукой схватил мышку.
В сообщении было три слова.
«Свяжитесь с УБН».
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #24 : 27 Март 2021, 22:42:21 »
- Я бы сказал на всех языках, которые знаю, что ты идиот, но тогда придется проторчать тут до самой ночи.
Мигель сидел в кабинете Энрике Гальярдо, мусолил жевательную сигарету и хмуро таращился на партнера.
- Ты идиот, – уже в пятый раз повторил он.
- Без тебя не знал, – вздохнул Энрике и пригладил волосы. Несмотря на тонну геля для укладки, они все равно упорно вставали на дыбы на затылке, и Мигель мог понять почему – за прошедшую неделю случилось столько всего, что даже у матерых преступников кровь в жилах захолодеет.
- Если тебя прижало УБН, мог бы обратиться ко мне. Почему смолчал?
- Не думал, что ты сможешь мне чем-нибудь помочь, и…
Конфета переломилась в пальцах Мигеля. Он не отводил глаз от Гальярдо, и у того мороз пробежал по коже – этот парень, которому едва-едва исполнилось двадцать, буквально убивал его взглядом. Испепелял на месте. Уничтожал до атомов, чтобы и следа не осталось на Земле.
- Ты не думал. Ты. Не думал. А теперь Лучиано Винченце мертв, твоя сестра в коме, брат больше не может двигать рукой, тебе прищемил хвост Наркоконтроль, а Марсело Флавио, который и заварил всю эту кашу, плескается в шоколадном молоке! Черт побери, Энрике, я не раз предупреждал тебя насчет него, но ты предпочел промолчать, когда Флавио припер тебя к стенке!
- Я виноват, – хрипло ответил Гальярдо. Несмотря на то, что разница между ними составляла почти восемнадцать лет, именно он сейчас чувствовал себя школьником, которого отчитывает строгий учитель.
- Скажи это Грегорио, который по твоей милости потерял сына, – беспощадно хлестнул его Мигель. – Скажи это своему брату, который по твоей же милости остался без действующей руки. Я бы убил тебя, Энрике, будь это в моей власти, и уж поверь, я бы смог, несмотря на то, что мы с тобой уже шесть лет как партнеры.
Глядя в черные глаза этого странного юноши, Энрике всей душой верил, что, окажись сейчас в руке Мигеля пистолет, тот без промедления пустил бы его в ход. Его уже давно не обманывала молодость партнера, он еще много лет назад понял, что это всего лишь личина, прикрывающая адское нутро. Иногда он вел себя, как сущий младенец, взять хотя бы эту дурацкую жевательную сигарету, которая сейчас валялась на ковре рядом с креслом, но всего мгновения хватало, чтобы он преобразился в беспощадного и жесткого дельца, с которым шутки плохи.
Никогда не стоило недооценивать Гарсиа. Большинство так и поступали, и он пользовался этим преимуществом на полную катушку, подминая под себя все больше мелких барыг, переманивая на свою сторону влиятельных политиков и судей. За шесть лет он накопил столько связей, о которых Энрике мог только мечтать, а ведь он сам открыл ему дорогу, согласившись на тот нелепый контракт. Кто же мог знать, как далеко все зайдет?
- Что же… – Он откашлялся. – Что же мне теперь делать?
- А почему ты спрашиваешь меня? – резко ответил Мигель. – Понятия не имею, как расхлебать эти помои. Я бы еще помог тебе выпутаться из паутины УБН, но с Лучиано ты дал такого маху, от которого вовек не отмоешься.
- Я знаю! – выкрикнул Энрике. – Если бы я предполагал, чем все кончится…
- И что тогда?
Энрике тяжело осел в кресло – ноги подкашивались, живот крутило так, что еще немного, и все кишки завернутся узлом. Лучиано погиб позавчера, вчера же Катарина, получив вместе с Винченце страшный подарок, упала, ударилась головой и впала в кому, а пару дней назад Рауль стал инвалидом! И все только по его, Энрике, вине. Кара вылилась на него сполна, полным чаном, не давая ни минуты высунуть голову и вдохнуть свежего воздуха.
Так ему и надо.
В молчании они провели четверть часа. Мигель откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, Энрике сидел, уронив голову на скрещенные руки. Только тиканье больших настенных часов нарушало тишину, да шелест дождя за окном все не прекращался.
- Я помогу тебе, – наконец сказал Мигель.
Вздрогнув, Энрике поднял голову и уставился на партнера со смесью ужаса и надежды. Ему было стыдно, стыд выжигал все нутро, но он не мог не признать, что обрадовался решению Мигеля не бросать его на съедение койотам.
- Но при одном условии.
- Слушаю.
Мигель сцепил пальцы перед собой и уставился на Энрике потухшим взглядом.
- Тебе придется умереть.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #25 : 27 Март 2021, 22:42:56 »
«И долго он так?» – написал Корнелиус в блокноте и протянул Шону.
Шон показал два пальца. Два часа. Шкурка апельсина, который он чистил, шлепнулась на пол.
Корнелиус подошел к комнате Мигеля, на двери которой висел красноречивый плакат с изображением Дарта Вейдера и надписью «IRSE DE MI ESTRELLA DE LA MUERTE !». На весь дом орал сериал «Богатые тоже плачут» , и вместе с ним орал и Мигель, повторяя реплики героев на чрезмерно повышенных тонах. Стекла в окнах и посуда на кухне жалобно дребезжали, Тони и Рори спешно ушли, чтобы не травмировать барабанные перепонки, а Шон и Корнелиус воспользовались берушами, что, впрочем, мало помогало.
Мигель изо всех сил старался забыть. Выгнать из головы все мысли, оставить только проклятый сериал, который помнил наизусть. Пусть в голове останется только мыльная опера, страдания красавицы Марианны и любовь Луиса Альберто, больше ничего! Он не хотел, не желал топить себя в иных мыслях, но вот уже два часа как слезы беспрестанно катились по лицу, хоть он и убеждал себя, что это из-за драмы героев.
Он плакал впервые за много лет и не мог остановиться. Это и вправду было из-за драмы, но только не экранной. Бедняга Лучиано, бедная Катарина, несчастный Рауль – все они пострадали лишь по его вине. Он напустился на Энрике, безжалостно избил его обвинениями, но на самом деле здесь не было ничьей вины, кроме его собственной.
Он использовал Энрике, чтобы загнать Флавио в ловушку, и самого Флавио, чтобы направить Энрике в нужном направлении. Он регулярно подогревал закипающий супчик и выжидал, когда он перельется через край кастрюли. Но кипятком обварился вовсе не тот, кого он желал уничтожить, а трое ни в чем не повинных людей.
Несколько месяцев назад Мигель связался с Флавио через электронную почту и договорился о поставке небольшой партии живого товара. Флавио не осторожничал – все контакты были ему известны, а Мигель использовал рекомендацию общего знакомого, известного наркодельца Альваро Гонсалеса, с которым его познакомил Энрике. При случае тот мог подтвердить надежность партнера.
Так завязалось их деловое знакомство. Мигель даже взял на себя труд дать несколько советов по рискованному бизнесу, и Флавио, на удивление, прислушался. Наркотики его вроде бы не интересовали, на какие нужды уйдут его рабы – тоже, в документах он указывал их породами собак. Мигель исправно платил за поставки, и Флавио все больше и больше проникался доверием к партнеру.
На единственную личную встречу Мигель явился в строгом костюме, с дорогими часами на руке и аккуратно уложенными волосами. Глаза прятались за стеклами темных очков. При всем желании Флавио не узнал бы в нем мальчишку, который едва не прикончил Жаклин и поставил на уши весь преступный мир. Ничего не заподозрив, он пожал новоявленному партнеру руку и выразил надежду и дальше работать с таким ответственным клиентом как сеньор Сальваторе. Мигель же с трудом сдерживался, чтобы не размазать сволочь по асфальту, но вместо этого улыбался и спрашивал, долго ли ждать следующей поставки.
- Как жаль, что вы не работаете с наркотиками, – бросил он на прощание. – С таким надежным другом, как вы, я мог бы стать королем Мексики!
Флавио тут же ответил, что наркотрафик его больше не интересует. Но не прошло и дня, как он написал первым. Да, он хотел бы вновь вернуться на кривой, но такой прибыльный путь торговли наркотой, но ему это грозит немедленными карами со стороны картелей, а силы у него пока что кот наплакал. Так не будет ли сеньор Сальваторе так любезен оказать ему необходимую поддержку? Мигель сразу дал согласие.
План его был прост: скомпрометировать Флавио перед всеми картелями, оставить гадину на растерзание, чтобы нигде, ни в одном уголке Мексики не нашлось ему спокойного места. Пусть бежит, высунув язык, как загнанный олень, пусть ощущает жар преследования, слышит топот, уворачивается от пуль и ножей, пусть испытает все, что пришлось пережить Мигелю, когда он был в бегах! Но для этого придется дать ему немного власти. Самую малость.
И Мигель свел его с агентом Управления по борьбе с наркотиками. Убедить, что это – самый действенный план быстро избавиться от конкурентов, не составило труда, ведь так оно и было. Передавая наркобаронов одного за другим в руки правосудия, Флавио вскоре остался бы на арене один и мог безраздельно управлять наркотрафиком. Конечно, это заняло бы много времени, но результат того стоил. И первой жертвой Мигель наметил именно Гальярдо, да и сам Флавио был не прочь поквитаться с теми, кто выпнул его под зад с рынка.
Но Мигель не мог предвидеть, чем обернется подстава Энрике Гальярдо.
Дело могло бы и не кончиться катастрофой, если бы партнер вовремя рассказал ему, что Лучиано его подслушал. Если бы не считал себя загнанным в угол, если бы не думал, что молчанием не подвергнет никого из семьи опасности. Мигель переоценил ум Гальярдо и теперь горько сожалел об этом. Энрике повелся на схему Флавио, на схему Мигеля! И в результате потерял сестру, а дон Грегорио – сына. И винить в этом одного лишь Энрике было неправильно.
Вся вина лежала на Мигеле.
- Слишком заигрался, – шепотом произнес он, и впервые герои сериала его перекричали. – Я слишком заигрался.
Пластиковый сенатор Палпатин из набора «лего» треснул в пальцах. Мигель уставился на разломанную фигурку и в раздражении отшвырнул ее в сторону. На губах забрезжила улыбка. Сломанная игрушка – еще не повод прекращать игру. Любую куклу можно заменить. И придумать ей новую роль.
Дарт Вейдер на плакате врезался точнехонько в лоб проходившему мимо Корнелиусу. Мигель стоял на пороге, глаза горели лихорадочным огнем, на губах блуждала безумная улыбка.
- Собирайтесь, детишки! – воскликнул он. – Мы едем в кукольный театр!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #26 : 15 Май 2021, 16:39:05 »
Клуб «Безголовая собака» был полон народу. В толпе тут и там сновали официантки, разнося пиво в громадных кружках, на ринге возились два здоровяка. Толпа восторженно ревела, когда один тыкал другого носом в десятисантиметровый слой грязи, но в целом им было все равно, кто победит, они приходили сюда за зрелищем.
Едва только клуб открылся, как его наводнили любители боев. Мексиканцы валом валили, чтобы посмотреть, как кому-то бьют морду, а многие подавали заявки на участие. Призовой фонд был не таким уж значительным, но для большинства безработных набить кому-то рыло и получить бабки, казалось делом непыльным. Ну а если набили тебе – что ж, не повезло, но ты всегда можешь попробовать еще разок. Тем более что калечить противника не допускалось.
Мигель восседал на втором этаже, откуда открывался отличный обзор на ринг, и прихлебывал разноцветный коктейль. Иногда он вопил, подбадривая бойцов, но это только заставляло их пригибать головы, опасаясь внезапной воздушной атаки. Зрители тоже замолкали на несколько секунд от неожиданной сирены, но затем снова принимались кричать, потрясая кулаками и пивными кружками.
- Зачем вам приспичило открывать такое сомнительное заведение, босс? – крикнул ему в ухо Шон, пытаясь перекрыть вой толпы.
- Затем, чтоб ты спросил, – лениво ответил Мигель, беря из рук помощника новый коктейль, на вершине которого красовались взбитые сливки и вишенка. Пустой бокал он метким броском отправил Тони, который поймал его, совершенно не напрягаясь.
- Решили открыть новую точку отмывания денег? – догадался Шон. – А разве офиса в «Башне ангела» недостаточно?
- Да брось, кто ж кладет все яйца в одну корзину? – фыркнул Мигель. – Там – сотрудничество с зарубежными партнерами, тут – с местными ребятами… Кстати, подыщи-ка местечко неподалеку от границы, желательно – с аэродромом. Бабуля запретила мне пользоваться ее точкой. – Он состроил обиженное лицо и выплюнул косточку от вишни. Тони тут же поймал ее лбом.
Гертруда и в самом деле лютовала. Мало того, что бизнес внука не приносил ожидаемой прибыли – Мигель совсем забросил производство – так мальчишка еще и упорно вертелся под самым носом у Флавио, рискуя быть схваченным за cojones! Она даже всерьез угрожала запрятать Мигеля в тюрьму, но дальше слов дело пока не шло. На всякий случай Мигель решил поспешить – Флавио все же не последний дурак, и долго водить его за нос не получится.
Но для завершения дела ему нужен был доступ к компьютеру Флавио. Тот хранил там все данные о своем бизнесе, и защищена техника была знатно: файрволлы, пароли, и черт знает что еще. Подступиться к нему через внешнюю сеть Мигель не мог – хакером он определенно не был. Да, можно найти кого-то со стороны, но это было сопряжено с немалым риском – кто может поручиться, что нанятый казачок не решит поработать сразу на две стороны? Хакеры – люди себе на уме, совершенно непредсказуемы.
Рамон, работавший у Флавио почти четыре года, тоже не мог похвастаться успехами: кабинет постоянно запирался на ключ, а ломать замок было чревато последствиями – вылети он с работы, и Мигель лишится ценного информатора. Связываться с кем-то еще из охраны он справедливо опасался – пусть ребята не особо любили хозяина, но им платили хорошие деньги, теплое место терять никто не хотел. Да и риск, что тебя заложат, есть всегда.
Поэтому оставалось только ждать удобного случая.
Бой закончился, и толпа взревела – кто от разочарования, кто от радости. Из-за этого Мигель едва услышал звонок мобильного – «Имперский марш» торжественно пиликал из кармана.
- Слушаю, Рамон. Есть новости?
Новости были, да какие! Рамон рассказал, что сегодня утром привезли нового раба на потеху Флавио – предыдущий покончил с собой полгода назад. Тогда-то Мигель и узнал о мерзких наклонностях Марсело. Он-то думал, что хуже некуда, а оказалось, что до дна еще ой как далеко!
- Парень явно непростой, – тихо тараторил Рамон, должно быть, заперся в туалете. – Ведет себя, как настоящий аристократ, и, кажется, совсем не боится Флавио. Его везли в вонючем трюме десять суток, а он будто в круизе побывал!
- Мало ли таких Флавио поломал, – мрачно отозвался Мигель. – Давно ли погиб Пепито? А ведь поначалу тоже хорохорился.
- Тут другой случай, босс! – зашипел Рамон. – Пепито был совсем мальчишкой! Куда ему против здорового мужика…
- А этот, значит, тоже здоровый мужик? – Мигель фыркнул. – Не смеши. Флавио не станет наседать на тех, кто сильнее, и уж тем более не потащит его к себе в дом в качестве раба.
- Видели б вы его, сразу бы поняли, зачем Флавио его привез!
- Так пришли фотку! А то расписывает, расписывает…
Мигель нажал на красную кнопку и скучающе уставился в экран в ожидании сообщения от Рамона. Подумаешь, новый раб… Скукота. Разве что устроить тотализатор, сколько он продержится, пока Флавио до него не доберется…
Пришло сообщение с вложенной фотографией. И сразу же на всю «Безголовую собаку» раздался вопль:
- ШОН!!
Народ внизу замер, боясь шевельнуться, девушка, прохаживающаяся по рингу с табличкой, на которой был намалеван номер раунда, с тихим «шлеп» села в грязь.
Шон возник рядом, ковыряя пальцем в ухе – вопли босса безнаказанно не проходили.
- Слушаю вас, – просипел он, пытаясь угадать, не слишком ли громко говорит.
На губах Мигеля играла странная улыбка. Он таращился в телефон, на весь экран светилась фотография красивого мужчины с длинными волосами. Фото было сделано исподтишка, мужчина сидел боком за кухонным столом и улыбался домработнице Флавио, но даже с такого ракурса Мигель с первого взгляда его узнал.
- Едем к Энрике. Сейчас же.
- Конечно, босс, но зачем? – Шон едва поспевал за рванувшим вниз по лестнице Мигелем. Толпа расступалась, чтобы снова сомкнуться за их спинами – все таращились на ринг, парнишка в футболке «Луни тьюнз» никого не интересовал. – Мы же были там вчера!
- Как зачем? – Мигель, ухмыляясь во весь рот, запрыгнул на переднее пассажирское сиденье потрепанного «шевроле». – Убивать!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #27 : 15 Май 2021, 16:39:24 »
- Ты что, шутишь? – Энрике не верил своим ушам.
- Какие тут шутки, – не без ехидцы ответил Мигель. – Хочешь выжить – подставь вместо себя кого-то другого. Разве не это – главное правило нашего бизнеса?
Энрике открыл рот, чтобы выдать гневную тираду, но, вспомнив случай с Лучиано, поджал губы. Да, тогда он смалодушничал и позволил молодому человеку погибнуть, и все ради того, чтобы выжить самому. Чья бы корова мычала…
- Гибель Лучиано была случайностью, – наконец сказал он. – А сейчас ты просишь меня осознанно подставить человека, и я не понимаю…
- Хочешь в тюрьму? – жестко прервал его Мигель. – Что ж, Флавио может это устроить, ноль проблем. Но учти, что там я уже ничем не смогу тебе помочь.
Он поднялся и, не попрощавшись, пошел к двери, считая про себя. Один, два, три…
- Мигель, – позвал его Гальярдо.
Он остановился и, скрыв торжествующую улыбку, повернулся.
- Если я сделаю, как ты скажешь… – Энрике откашлялся. – Ты ведь все уладишь?
Ох, Энрике, Энрике. Мигель покачал головой и снова запрыгнул в кресло. Как только тебя угораздило стать главой картеля, ты ведь такой малодушный человек. Ради спасения собственной задницы готов во второй раз предать человека, который когда-то безоговорочно тебе доверял.
С другой стороны, не будь Гальярдо столь труслив, Мигель не смог бы использовать его для осуществления своего плана. Он не шутил, когда сказал, что Энрике Гальярдо предстоит умереть. Это был единственный способ вытащить его из паутины, сплетенной Марсело Флавио и Наркоконтролем. Себя Мигель легкомысленно исключил из списка виновных – он лишь кинул наживку, которую Флавио заглотил без малейшего колебания.
- Разумеется, улажу. – Он махнул рукой. – Как только Ксавьер позвонит – сам позвонит, не смей набирать номер – согласишься ему помочь. Заодно намекнешь на новый контракт и попросишь привезти документы.
- Откуда ты знаешь, что он согласится?
- Знаю. Такой бизнесмен своей выгоды не упустит. За несколько часов до его прилета тебе придется погибнуть. Будешь скрываться до конца своих дней, если, конечно, сможешь.
Энрике достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб.
- Смогу. А что будет с Ксавьером?
- Я о нем позабочусь. Вообще с твоей стороны странно беспокоиться о человеке, которого ты намереваешься подставить. – Мигель широко ухмыльнулся и закинул ногу на ногу. – Или в тебе вдруг проснулась совесть? Должен сказать, это очень невовремя.
- Нет, – оборвал его Энрике. – Делай, как считаешь нужным, только сними меня с крючка УБН.
Пришлось подождать еще несколько дней, прежде чем Амадео смог передать Ксавьеру весточку. Мигель вмешиваться не стал, не желая афишировать свое участие – как он и предполагал, принц оказался далеко не дураком и смог подстелить соломки даже в такой невыигрышной ситуации.
Все получилось даже лучше, чем Мигель планировал – упертый принц сам отказался уходить из дома Флавио, вбив себе в голову, что сможет спасти его пасынка. Не понадобилось ни уговоров, ни угроз – Мигелю оставалось лишь наблюдать со стороны, как все катится именно туда, куда надо.
И наконец в его руках оказались нужные данные. Амадео, рискуя собой, добыл все, что нужно, и теперь оставалось лишь вытащить его оттуда, что по сравнению со всем остальным оказалось пустяком. Перестрелка на рынке Сонора закончилась арестом Флавио, но волнующее приключение закончилось только для Амадео и Ксавьера.
Для Мигеля все только началось.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #28 : 15 Май 2021, 16:39:54 »
Флавио поместили в комнату для допросов. Стены были грязно-серыми, потолок – тоже. На полу лежал не первой свежести линолеум, разодранный в нескольких местах. В частности под ножками его стула.
На противоположной стене белели прямоугольники бумаги, но что это за документы, Флавио разглядеть не мог. Встать тоже не получалось – наручниками его пристегнули к железному столу.
Полиции Флавио не боялся – у него было полно людей среди правоохранителей, и он выйдет на свободу до вечера. Но как вообще кто-то осмелился его арестовать? Что пошло не так, кто его предал?
За его спиной загрохотала, открываясь, дверь. По грязному полу захрустели шаги.
Кто-то стоял за ним, не издавая ни звука. Даже дыхания не было слышно! Флавио сидел смирно, хотя его так и подмывало обернуться. Но почему этот детектив, или кто там явился его допрашивать, не проходит на свое место? Он должен видеть его лицо!
- Какая банальность. – Он фыркнул и попытался закинуть ногу на ногу, но не вышло – стол оказался слишком низким. – Использовать кокаин, чтобы поймать меня! Разве ничего получше не могли придумать? Я не занимаюсь наркотиками, я законопослушный бизнесме…
Ствол пистолета ткнулся ему между лопаток, и Флавио замер. Какого черта творит этот детектив? Разве разрешено тыкать оружием в допрашиваемого? Это же давление!
- Вам лучше не рыпаться, Марсело, – прошелестел в ухо чей-то голос. – Я могу убить вас прямо здесь, и никто меня не остановит.
- За-запрещено использовать оружие при допросе, – выдавил Флавио, выпрямляясь. Однако пистолет не сдвинулся ни на сантиметр и все так же буравил ему спину. – Это показания под давлением, и…
- Вы серьезно надеетесь на честный допрос, по всем правилам? – По голосу слышалось, что незнакомец улыбается. – Вы еще наивней, чем я думал. Кому нужны ваши показания? С чего вы взяли, что это настоящий участок, а не липовый?
- Т-ты… – выдавил Флавио, с трудом подавляя желание поерзать на стуле. Браслет наручников больно впился в запястье, между лопатками страшно зудело, но шевелиться он опасался.
- Знаете, в чем ваша ошибка, Марсело? – продолжил допрос незнакомец. Флавио молчал, боясь спровоцировать выстрел. – Вы слишком самодовольны и считаете, что никто в этом мире не сможет вас достать. Даже охрану себе подбирали левой пяткой.
- Причем тут моя охрана? – выдавил Флавио и тут же ощутил невероятное облегчение – давление на спину исчезло.
Роберто Сальваторе сел на стоящий перед арестованным стул и закинул ногу на ногу с таким довольным видом, что, казалось, сейчас лопнет. Свет люминесцентных ламп отразился в дорогих часах. Флавио таращился на него во все глаза, не в силах поверить в очередное предательство.
- Так это ты меня сдал? – наконец спросил он. – И кто из моей охраны работает на тебя?
- Обойдемся без конкретики.
- Положим. Плевать, предатели не редкость. – Флавио обшаривал его взглядом, пытаясь понять, куда собеседник дел пистолет, но безуспешно. – Ты-то чего от меня хочешь, Сальваторе?
Тот наклонился вперед. Свет блеснул на тщательно прилизанных и стянутых на затылке в хвост волосах.
- Хочу, чтобы ты наконец сдох. Но перед этим хорошенько помучился.
Смутное воспоминание шевельнулось где-то в глубине сознания, но Флавио не успел ухватить его.
- Кто ты такой? – прохрипел он.
Вместо ответа Сальваторе поднялся и сунул руки в карманы.
- Вы действительно думаете, что вас взяли всего лишь за чемодан кокаина?
- А ты действительно считаешь, что меня можно этим удержать? – Флавио расхохотался. – Меня выпустят сегодня вечером.
- Не будьте так наивны. – Сальваторе достал из кармана флешку. – Тут все данные о ваших незаконных операциях и сделках. Список рабов, проданных вами, клички собак, под которыми вы их записывали. А что еще интересней, – он наклонился к самому лицу Флавио, перегнувшись через стол, – банковские операции.
Тот свободной рукой выхватил флешку из пальцев Роберто.
- Вы думаете, у меня нет копий? – Сальваторе выпрямился. – Есть. И их сейчас изучают правоохранители всей Мексики, а не только полиция. Я разослал их повсюду. Выложил в Интернете. Больше спокойной жизни вам не будет нигде, Марсело Флавио. Смотрели мультфильм «Сто один далматинец»? Вся Мексика устроила перелайку, передавая новость о вашем предательстве, нет ни единого уголка, где о нем бы не услыхали.
- Откуда ты… – У Флавио дрожали губы, он стискивал флешку так, что та готова была раскрошиться в пальцах. – Откуда ты это достал?!
Сальваторе фыркнул.
- Я не киношный злодей, чтобы раскрывать вам весь свой план от начала до конца.
Киношный злодей… Где-то он уже слышал подобное…
Молнией мозг Флавио пронзила догадка.
- Ты, – прохрипел он, поднимая глаза на юношу. – Ты! Мигель… Мигель Гарсиа!
Поначалу эта чертова бородка и манера держаться гоголем сбили Флавио с толку, но теперь он видел – перед ним тот самый мальчишка, что едва не прикончил Жаклин, наглый лохматый пацан, охоту за которым Флавио свернул, посчитав, что тот сдох в глубине гор, этот желторотый птенец, который сумел так его подставить!
Лже-Сальваторе улыбнулся, и Флавио окончательно уверился в своей догадке. Да, это действительно был Мигель. Как он мог так потерять осторожность?! Допустить к себе злейшего врага? Не удосужиться как следует проверить его личность, а удовлетвориться лишь рекомендацией Альваро Гонсалеса?
Словно в насмешку Мигель наклонился и демонстративно отклеил бородку и усы. Затем показал шоколадный батончик, который использовал вместо пистолета, и, развернув, откусил половину.
Флавио расхохотался, но юнец даже не подумал нахмуриться. Наоборот, присоединился к нему. Так они и хохотали, пока в комнату для допросов не заглянул полицейский.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #29 : 15 Май 2021, 16:40:05 »
Поздно ночью, в одиночной камере предварительного заключения, Флавио не мог уснуть. Он то и дело вскакивал и мерил шагами комнатушку три на три метра, пока соседи не начинали стучать в стены. Тогда он снова ложился, но вертелся так, что едва не продырявил тонкий матрас.
Мигель! Мигель Гарсиа!
Флавио думал, что он сдох в горах Мексики, что ту чертову деревушку зачистили под ноль. Пусть тело найдено не было, но выжить там в одиночку практически невозможно! Тем более мальчишке, который только-только вылез из детских штанишек!
Он недооценил пацана. Надо было задуматься как следует, что мальчишка, осмелившийся поднять руку на саму Жаклин, заслуживает куда большего внимания. Надо же, выжил! И придумал такой изощренный план!
Два года Флавио вел с ним дела, поставлял ему отборных рабов. Уже давно Мигель мог взять его за задницу, но не делал этого. Чего он ждал? Не хватало данных? Да, похоже, что так. Даже с проверенными партнерами Флавио всегда был осторожен – никогда не знаешь, кто именно ударит в спину, поэтому обходился минимумом бумаг и информации. Клиентам не нужно было знать, откуда и как именно доставляются рабы – они платили за целый и неповрежденный товар уже по факту его прибытия. Никому Флавио не раскрывал деталей, цепочка была непрерывной, но ни одно из ее звеньев не знало, что делало предыдущее. Похищением занимались одни, погрузкой на корабль – другие, сопровождением – третьи лица. Выгрузкой и доставкой – четвертые. Лишь изредка он использовал одних и тех же людей на разных этапах. И вся информация хранилась только в одном месте – в его компьютере.
Но как клятому Гарсиа удалось заполучить ее? Через внешнюю сеть пробиться невозможно, значит, доступ получили непосредственно с устройства. Никто в систему не влезал, кейлоггер ничего не записал, тогда как?..
Арманд.
Кто бы еще осмелился на такой поступок, как не чертов строптивый раб? Флавио уже однажды застал его при попытке скачать данные, так почему бы этому хитрозадому засранцу не найти способ пробиться сквозь кейлоггер? Флавио и не пытался разузнать что-то о его происхождении или талантах, его интересовало только одно, и теперь он об этом жалел.
Он зарычал, за что удостоился очередного града ударов в стены. Конечно, это все устроил чертов Арманд! Наверняка он был засланным казачком Мигеля Гарсиа! Красота раба ослепила Флавио настолько, что он даже не подумал о том, что тот не просто так попал в его дом. Откуда-то Мигель узнал о его склонности к красивым мальчикам и использовал эту слабость на полную катушку.
- Дайте только выбраться отсюда, и я порешу вас всех! – прошипел Флавио, сжимая кулаки.
Остаток ночи он развлекался тем, что выстраивал в голове список тех, кого следует научить уму-разуму. Первым в списке стоял Гарсиа. За ним следовал Арманд. Рамона тоже придется проучить как следует – надо же, шпионил целых четыре года! Больше никто из охраны не подходил на роль шпиона, кишка у них тонка. Почуяли кого-то посильнее и сразу переметнулись. Дайте только выйти отсюда, и он их всех в братскую могилу уложит!

Сбежать удалось, когда его переводили из предвариловки. Через подкупленного охранника Флавио удалось связаться с Пабло, своим давним должником, и по пути дорогу преградило два джипа. Под дулами автоматов полицейские легли на землю и не шевелились, пока моторы не затихли вдали.
Пабло отвез его в свое убежище, и там-то выяснилась вся правдивость слов ублюдка Гарсиа – в Мексике Флавио больше места не было. Картели узнали о его сговоре с УБН и объявили войну. Заварушка на рынке Сонора послужила началом. Банда разлетелась сразу, попрятавшись по всем углам и закоулкам, которые смогла найти, и никто, кроме Пабло, не пришел на помощь. Мог ли Марсело ему доверять? Нет. Но другого выбора ему не предоставили.
С большим трудом Флавио удалось найти место на своем же судне, отплывающем из порта Веракрус. В ожидании рейса он не вылезал с новостных сайтов и форумов, на которых во всех подробностях склоняли его личность. Официальные СМИ называли его не иначе как «лицом, оказывающим содействие следствию», а вот остальные были не столь лояльны. «Крыса», «падаль», «мексиканская шавка», «дятел» и прочие нелестные эпитеты, явно дающие понять, что помощи ждать неоткуда. Непонятно, почему Пабло так рисковал.
Поначалу Флавио даже не связал проклятого Арманда с Анджело Витале, честно говоря, он вообще забыл о своем последнем клиенте. Но потом до него начало понемногу доходить, что и этот бизнесмен появился не просто так. Запрос по имени выдал еще более странные результаты – некто Анджело Витале, и в самом деле бывший мелким наркодельцом, отдал богу душу два месяца назад. Тогда кто этот наглец, осмелившийся бросить ему вызов?!
С помощью Пабло удалось выяснить имя – Ксавьер Санторо. Усмехнувшись удивительному совпадению – он не раз слышал эту историю от Жаклин, которую пацан крепко обидел – Флавио забил в поисковик столь ненавистное ей имя.
И через несколько секунд громко захохотал.
На первом же попавшемся фото Ксавьер Санторо позировал вместе с клятым Армандом!
Он и вообразить не мог, какая рыбка на самом деле попалась в его сети! Знай он это раньше, вел бы себя совершенно иначе и в легкую вернул бы себе контроль не только над картелем Гальярдо!
Вот же чертов красивый засранец.
Мигель Гарсиа переместился в списке на второе место. Первое занял красавец Арманд, ставший причиной краха его империи. Не будь его, Мигелю вряд ли удалось бы осуществить свой дьявольский план. Арманд попался его людям совершенно случайно, это очевидно, за каким чертом видному бизнесмену так рисковать, но именно из-за его появления все пошло кувырком. Братья Торресы перестали подчиняться, охрана сменила сторону, и в результате Флавио здесь, в вонючей комнатушке, боится высунуть нос на улицу, чтобы его не отстрелили.
А ведь по удивительному совпадению судно должно было приплыть как раз туда, откуда привезли Арманда.
Флавио усмехнулся, обнажив мелкие зубы. Пригладил пальцами всклокоченные волосы.
- Подожди меня еще немного, Гарсиа, – прошипел он. – Тебя я убью следом.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5353
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Мексиканский койот
« Ответ #30 : 15 Май 2021, 16:40:58 »
- И это все? – проскрипела Гертруда Гарсиа. – Думаешь, раз сдал его властям, так те сразу его и примут с распростертыми объятиями? Стоит ему выйти из тюряги…
- Бабуль, не нуди, – отмахнулся Мигель. – Я же не дурак. Стоит ему выйти из тюряги, как его хлопнут прямо на улице. Связи с УБН – это тебе не шутка.
- Бездоказательные связи.
- Почему же. – Мигель захлопнул словарь китайских идиом. – Переписку, где он собирался организовать сходку, видели все. Для картелей он теперь враг номер один, тем более по его милости уже погиб Энрике Гальярдо. Если это не насторожит остальных, то они глупее, чем я думал.
Гертруда поджала губы. Разумеется, ее радовало, что Мигель не стал вершить самосуд, но слишком уж легко он позволил Флавио отделаться. Да он в тюрьме будет чувствовать себя королем!
- Признайся-ка. – Она сверлила внука взглядом. – Ты ведь задумал что-то еще.
- Вот в чем минус общения с родственниками, – проворчал Мигель, снова раскрывая книгу. – Они всегда видят тебя насквозь. Флавио уже не в тюрьме, сбежал вчера утром.
Книга вылетела из рук и камнем опустилась на макушку.
- Ай!! Бабуль, ты чего?! – взревел Мигель, вскакивая.
- Что ты затеял?! – рявкнула в ответ она. – Хочешь стать ему лучшим другом или что? Почему бы просто не пристрелить его, как шелудивую псину, к чему эти игры, Мигель?!
- Потому что эта мразь не заслужила легкой смерти! – заорал в ответ Мигель. – Пустить пулю ему в башку – это слишком просто! Пусть сдохнет в подворотне, пусть захлебывается собственной рвотой, вспоминая всех, кого он когда-либо уморил, ему как раз хватит на это времени перед тем, как он отправится в Ад! Я слежу за каждым его шагом, он уже никогда не сможет вздохнуть свободно, уж это я тебе обещаю! И когда он достигнет наивысшей степени отчаяния, я устрою ему преисподнюю прямо на Земле!
Гертруда скрестила руки на груди и качала головой.
- Ты свихнулся, Мигелито. Жаль, что я упустила момент, когда у тебя окончательно поехала крыша.
- Она у меня поехала в тот момент, когда мою мать пристрелили прямо на улице. – Мигель широко улыбнулся. – Или ты забыла?
- Не забыла. – Гертруда подхватила сумочку и направилась к двери. – Но что сказала бы твоя мать, увидев, кем ты стал из-за нее?
Дверь захлопнулась. Мигель громко фыркнул и повалился в кресло, схватив книгу. Но китайский совершенно не лез в голову. В ушах звучали последние слова бабули, и как бы ни старался, он не мог от них отвлечься.
Долго мучиться ему не пришлось – на огонек заглянул Пабло, который самолично посадил Флавио на корабль. Мигель ждал его – жаждал узнать, как все прошло, добрался ли груз до места назначения и где он теперь.
Но с первых же слов его ожидания не оправдались. По прибытии в порт выяснилось, что Флавио исчез. Испарился. Растворился в воздухе. Он не сошел с корабля, внутри его тоже не оказалось. Словно призраком заделался и выскользнул через вентиляцию.
- Он не сошел на берег в пункте назначения, хотя провел в трюме всю дорогу, – оправдывался Пабло. – Как сквозь землю… Наверняка у него в порту или в капитанской рубке знакомые, иначе он не смог бы…
- Я же специально отправил с ним в одном трюме троих соглядатаев! – рявкнул Мигель. Пабло зажал уши руками и тихо застонал. – И что, все трое внезапно ослепли и оглохли, когда пришла пора сходить на берег?!
- Я не знаю, что произошло. Его уже ищут. И найдут, будьте уверены.
- Не надо. – Мигель выудил из кармана телефон. – Я знаю, кого он в первую очередь устремится искать. Алло. Слушай меня, великий принц. Мне только что стало известно, что Флавио сбежал из тюрьмы. Уже неделю как. Пересек границу. О дальнейшем местонахождении пока ничего не удалось раскопать. Предупреждаю на всякий случай: будь осторожнее. Флавио не составит труда выяснить, кто такой Анджело Витале, а затем выйти и на тебя.
Он швырнул телефон на стол и скрестил руки на груди. На губах заиграла довольная улыбка.
- Не думал я, что Флавио умрет не от моей руки, но все меняется. Эй, Шон! Тащи сюда попкорн!

ЭПИЛОГ
- «Принесите мне голову прекрасного принца»! – вслух прочел Мигель. – Не слишком ли пафосно, как считаешь?
Корнелиус поднял глаза от вязания и еле заметно пожал плечами.
- Иногда я вообще не улавливаю логики в ваших действиях. Не обижайтесь.
- Неудивительно. Я сам не всегда ее вижу, – рассмеялся Мигель. – Но картелю Гальярдо нужен сильный покровитель.
- Встаньте сами в его главе, – предложил Рори, бросая крошки попугаям, слетевшимся к скамейке в парке. – Мигельинский картель приказал долго жить, работы нет, печенек тоже…
Мигель разорвал свежую пачку и протянул мальчику.
- На печеньки наскребем, не переживай. Просто управление не для меня, мне больше нравится бегать и вынюхивать.
- Пес из вас тоже не ахти, – прокомментировал Шон, сворачивая газету. – А вот койот в самый раз. Смуту наводить вы горазды.
- Не сомневался в твоем умении делать комплименты. – Мигель хмыкнул и застучал по экрану телефона.
- Одного я не пойму, – продолжил Шон. – Зачем это все? Я имею в виду, про принца? Флавио мертв, чего вам еще-то надо?
- Я же только что сказал. – Мигель раздраженно отбросил волосы с лица. – Не хочу, чтобы картель Гальярдо канул в Лету. Рауль совсем не подходит на роль его главы, и такими темпами мы останемся без штаб-квартиры.
- Но Энрике-то жив! – возразил Шон. – Почему бы не вернуть его на пост?
Мигель поднял голову и вперил в помощника бесстрастный взгляд.
- Потому что он сам этого не хочет. Он никогда не хотел быть главой картеля, но когда застрелили Сильвио Гальярдо, деваться оказалось некуда. Потому и готовил Рауля на свой пост – собирался тихо уйти на покой. Но Рауль… – Мигель сложил губы трубочкой и тихо свистнул, – сам видишь, какой из него управленец. Без Хесуса и шагу ступить не может.
- Допустим, – кивнул Шон. – А Хесус вам чем не угодил? Он всю жизнь рядом с Энрике, наверняка будет пограмотнее Рауля.
Мигель посмотрел на него, как на идиота.
- Мне не нравится его прическа.
Откуда-то сбоку раздался странный звук, и все трое повернули головы.
Это смеялся Тони.

КОНЕЦ

15 мая 2021 года
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".