Автор Тема: Истории бармена Джо. Цена гордости  (Прочитано 935 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
День – мертвое время для баров. А уж если с самого утра пасмурно и вот-вот зарядит дождик – можно не воскрешать. Но, несмотря на это, я открыт с двенадцати дня и до поздней ночи. Почему? Да потому что больше мне, по сути, нечем заняться. И потом, кто знает, когда судьба занесет мне очередного путника с новенькой или покрытой пылью веков историей? Пожалуй, моя единственная страсть, кроме управления этим баром – истории, которые приносят посетители. Смешные, грустные, забавные и злые, печальные и брызжущие весельем – вот мой любимый коктейль. Как говаривал Джеймс Бонд – взболтать, но не смешивать. Да, именно так.
Я махнул рукой, отгоняя сонную муху. С самого утра ни одного посетителя – когда такое было в последний раз? Глядя на настенные часы со стрелками в виде вертолетных лопастей, я решил – еще час и закрываюсь до вечера.
Видимо, моя угроза подействовала. В бар зашел высокий мужчина, одетый в строгий темно-серый костюм. Длинные черные волосы лились до самой талии, и я невольно залюбовался. Настоящий красавец. За руку он держал мальчика лет семи, который с любопытством оглядывался по сторонам.
Мужчина подошел к стойке и поздоровался, назвав меня по имени. Я невольно задался вопросом, бывал ли он у меня раньше, и пришел к выводу, что такого красавца я бы запомнил.
- Простите, я понимаю, что это заведение не для детей, но мой сын захотел пить, – улыбнулся незнакомец.
- Ну почему же, – я ответил тем же. – Для тех, кто умирает от жажды, мои двери всегда открыты, – я подмигнул мальчику, который тут же спрятался за спину отца.
- Тео, это невежливо, – мужчина усадил мальчика на табурет. – Что ты хочешь?
Тот не сводил с меня настороженного взгляда, затем вдруг улыбнулся.
- Пожалуйста, апельсиновый сок, мистер.
- Будет исполнено, маленький принц.
Поставив сок перед посматривающим на выключенный телевизор мальчиком, я повернулся к его отцу.
- А что вы предпочитаете, мистер…?
- Амадео, – ответил он.
Меня словно током ударило, когда я вспомнил, где же видел его. На лица у меня память отвратительная, но истории, рассказанные посетителями, я запоминаю до мельчайших подробностей.
- Как поживает ваш друг Ксавьер? – спросил я, пожимая протянутую руку.
На мгновение на прекрасном лице отразилось удивление и что-то, до жути напоминающее испуг, однако он тут же усмехнулся, и этого мимолетного видения как не бывало. Я решил, что мне показалось.
- Вы запомнили.
- Разумеется. Интересные истории могут жить вечно в моей памяти.
- Но для этого надо самому жить вечно, не находите?
Я рассмеялся. Амадео нравился мне все больше.
- Но разве великие произведения не живут вечно? – вернул я шпильку.
- Вы правы, – согласился он. – Но моя история лишь одна из многих, вдобавок – не слишком-то высокоморальная.
- Напротив, – парировал я. – Вы же объяснили мне причину гибели вашего брата…
Амадео предостерегающе приложил палец к губам и посмотрел на сына. Мгновенно смекнув, что к чему, я поставил перед мальчиком еще один стакан сока и вазочку с печеньем и щелкнул пультом телевизора, включив канал с мультфильмами. Мне повезло – показывали «Тома и Джерри», и пацан буквально прилип к экрану.
- Спасибо, – едва слышно сказал он, придвигая к себе печенье.
Я вернулся к моему посетителю. Хотя он все еще ничего не заказал, я уже называл его «своим», будто мы были старыми приятелями. И правда, люди, поделившиеся своей непростой и уникальной историей, практически никогда не появлялись тут вновь. Я нутром чуял, что в руки плывет нечто большее, чем просто очередной эпизод в веренице многих. Мне представился шанс заглянуть в целую жизнь, собрать из разрозненных кусочков целую картину, и я не собирался его упускать.
- Так что вы будете пить? – невинно осведомился я. – В прошлый раз вы заказали виски «Дэлмор» со льдом.
- И все же у вас великолепная память, – заметил Амадео. – От виски я не откажусь, пожалуй.
Взяв стакан, он покрутил его в руке, любуясь янтарной жидкостью. Кубики льда с едва слышным серебристым стуком пересыпались с места на место. Я невозмутимо протирал стойку, ничем не выказывая своего нетерпения, которое, однако, уже хлестало через край. Наконец мужчина глянул на меня поверх стакана.
- Я вижу, вы хотите что-то спросить, Джо?
Я сделал вид, что растерялся, надеясь, что мое смущение и несколько глотков виски сами развяжут ему язык. И, как всегда, не ошибся.
- Вам стало интересно, кто же я такой и откуда взялся? – спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Что ж, раз я уже тут сижу, почему бы и нет? – он усмехнулся и поставил стакан на стойку. – Чувствую себя, как на исповеди.
- Многие люди приходят к исповеднику по имени Джек Дэниелс, или кому-то еще, – я был невозмутим. – Вы же выбрали себе святого отца Дэлмора.
- Ошибаетесь, Джо, я выбрал вас. Мне казалось, что во время сегодняшней прогулки мы с Тео случайно зашли сюда, но теперь не думаю, что это так, – он снова посмотрел на сына, который не замечал ничего вокруг кроме нарисованных кота и мыши. Во взгляде читалась безграничная любовь, с какой только отец может смотреть на сына.
Я уже хотел напомнить о своем присутствии, когда Амадео повернулся ко мне.
- Осталось только выбрать, какой же эпизод из моей жизни вам поведать, Джо. Со мной много чего происходило, но мало что стоит упоминания. Вдобавок эти мелочи не смогут облегчить мою душу, потому что на нее они нисколько не влияли.
- Но вы же стали тем, кем являетесь сейчас, разве нет? – заметил я, натирая и так блестевший стакан полотенцем. Руки дрожали от предвкушения занятной истории. – Нет ни одного события, которое не повлияло бы на вас сегодняшнего. Если бабочка махнет крылом на одном конце Земли…
- …на другом возникнет тайфун, – закончил за меня он. – Пожалуй, вы правы.

Кристоф со стуком поставил чашку на блюдце.
- Лукас! Посмотри на меня сейчас же!
Молодой мужчина с трудом оторвал пылающий негодованием взгляд от старинного гобелена и вперил взгляд в отца. Голову для этого поднимать не пришлось – старик уже год как был прикован к инвалидному креслу.
- Да, отец, – процедил он сквозь зубы.
- Я давно дал тебе понять, что собираюсь передать управление компанией твоему брату, разве не так? К чему сейчас этот скандал?
- Черт побери, отец! – не выдержал Лукас. – Я старший, и именно я должен унаследовать ее! И потом, он даже не твой родной сын! И ты готов отдать компанию этому подобранному на улице выродку?!
- Не говори так о нем, я люблю вас одинаково, Лукас, – Кристоф отпил чай. – Но Амадео куда способней тебя. Вы оба – мои лучшие помощники, и оба хорошо себя зарекомендовали, пока я находился в этом ужасном положении, – он нарочито всплеснул руками, ударив по подлокотникам кресла. – Я знаю, ты был бы хорошим главой, но Амадео тебя превосходит.
Лукас стиснул кулаки.
- И что же такого есть у него, чего нет у меня? Смазливое бабское личико и шикарные волосы? Это сейчас нужно, чтобы стать главой компании? Ее лицом? Разве он не провалил недавнее дело с тем типом, Ксавьером? Я не понимаю, отец, почему ты так поступаешь со мной!
Кристоф вздохнул и прикрыл глаза.
- Ты совсем меня не слышишь, Лукас. Я так надеялся, что ты когда-нибудь примешь его как родного брата. Внешность не имеет значения. Есть и другие причины. Например, его умение за короткое время решать в голове сложные задачи и находить выход из любой ситуации. Если того требуют обстоятельства, он готов задействовать любые средства и время для достижения цели. А ты… Ты ленив, Лукас. Бросаешь дела, если они не приносят выгоды или не получаются с первого раза. Я очень люблю тебя, но ты не настолько хорош. Извини.
- Я… – Лукас задохнулся от возмущения, но быстро овладел собой – еще один из его немногочисленных талантов. – Я понимаю, отец, – он поклонился, скрывая злобную гримасу, и быстрым шагом вышел из кабинета.
В дверях он едва не налетел на Амадео, который приветливо улыбнулся ему.
- Брат, ты уже вернулся? Я думал, задержишься еще на неде…
- А тебе бы только этого и хотелось. Прочь с дороги! – Лукас оттолкнул его.
- Что это с ним? – Амадео проводил его удивленным взглядом, хотя отлично знал ответ.
- Идея передать компанию тебе пришлась явно не по вкусу твоему брату, – Кристоф снова взял чашку с чаем.
Амадео виновато опустил глаза.
- Простите, отец. Я знал, что так будет, и отговаривал вас, но вы все равно решили по-своему. Может, все же лучше было бы уступить Лукасу, ведь я вовсе не стремлюсь занять ваше место, и…
- Нет, – твердо ответил Кристоф. – Мое решение неоспоримо. Если я посчитал тебя более достойным кандидатом, значит, так тому и быть. Лукас успокоится рано или поздно. Лучше думай о том, сколько всего тебе предстоит сделать.
- Да, отец, – Амадео слегка поклонился. – Могу я идти?
- Разумеется, – кивнул он.
Проходя мимо комнаты брата, Амадео в нерешительности остановился. Хоть отец и сказал, что Лукас остынет через какое-то время, Амадео все равно чувствовал себя виноватым перед ним.
Он подошел к двери и уже занес руку, чтобы постучать, но из-за двери донесся раздраженный донельзя голос брата. Похоже, он разговаривал с кем-то по телефону.
- Кажется, пришло время решительных мер. Он должен быть у меня как можно быстрее, и неважно, сколько денег на это уйдет. Ты понял меня? Отлично. И не задавай больше таких вопросов, если хочешь жить!
Дверь перед носом Амадео распахнулась, и Лукас, злой, как тысяча чертей, уставился на него.
- Чего тебе тут надо?!
- Я… – Амадео растерялся. – Я хотел поговорить с тобой.
- Нам не о чем разговаривать!
Дверь со стуком захлопнулась. Амадео лишь вздохнул.

Не прошло и месяца, как состояние отца резко ухудшилось. Он уже не вставал с постели. Врач лишь качал головой, показывая, что ничем не может помочь. Амадео практически не отходил от него, Лукас же постоянно где-то пропадал.
- Амадео, – Кристоф тяжело дышал, смотря в потолок затуманенным взглядом, который, кажется, ничего уже не видел. – Что-то я совсем расклеился, сынок. Только не считай меня за это слабаком, – он сжал руку сына слабеющими пальцами. – Где Лукас?
- Он скоро будет здесь, отец, подожди еще… – Амадео повернулся на звук открывшейся двери. – Вот и он.
- Здесь? Хорошо. Лукас, я не успел многого сделать, но прошу тебя… Помоги Амадео, хорошо?
- Да отец, – тот участливо присел на краешек кровати и взял его за другую руку. – Обещаю.
- Амадео… – Кристоф закашлялся, из уголка рта вытекла тонкая струйка крови. Рука выскользнула из пальцев сына и безжизненно упала на кровать.
Амадео опустил голову, пряча слезы. Все кончено.
- Как ты посмел, – тихо сказал Лукас. – Как ты мог так поступить с ним?
- Что? – Амадео поднял удивленный взгляд. На щеках слезы прочертили блестящие дорожки.
- Он доверял вам, – вступил в разговор врач. – И не только он. Все приближенные к вам люди считали вас честным и благородным человеком, а вы так обошлись с собственным отцом.
- Я не понимаю, о чем вы…
Лукас сделал знак врачу.
- Расскажите ему то, что сообщили мне.
- Все очень просто, – сказал тот. – Ваш отец был отравлен, это подтверждается всеми признаками. Скоро будет готов анализ крови, и…
Амадео вскочил, едва не опрокинув стул.
- Да как вы смеете…
- Замолчи, – оборвал его Лукас. – Все знали, что ты один находишься рядом с ним круглые сутки. Чего тебе стоило дать ему яд?
- Я не делал этого, Лукас, какого черта?!
- А я-то думал, он тебе дорог. А ты так с ним поступил, Амадео. Отвратительно. Охрана! Препроводите этого убийцу в кабинет отца и заприте до прибытия полиции.
Амадео потерял дар речи. Он даже не стал сопротивляться, когда охранник – его охранник довольно грубо заломил ему руки за спину и тычками погнал прочь из спальни отца.

В кабинете он пробыл час, но мысли никак не желали упорядочиваться. В голове гудело, руки и ноги не слушались. Отца отравили. И убийцей представили его, Амадео! Но он не мог этого сделать! Он любил отца и не желал ему смерти, даже видя, как он мучается от давней болезни.
Но кто мог это сделать? Врач мог дать ему яд под видом лекарства, но зачем? Уважаемый человек, который работал на его семью уже долгое время – и вдруг решает избавиться от него? Бессмыслица.
Размышления прервал звук открываемой двери. Лукас остановился на пороге и вперил холодный взгляд в брата.
- Лукас! – наконец не выдержал Амадео. – Что происходит, черт побери? Кто отравил отца?
- Ты, разве не ясно? – так же холодно ответил тот.
- Я не делал этого! Почему ты мне не веришь? Мы же братья!
- Ты перестал быть мне братом после всего этого, – отрезал Лукас. – Не мог дождаться, когда станешь главой компании, да? Именно поэтому и задумал все это. Как низко. Красавчик Амадео, от которого в восторге все, кто с ним знаком, отравил своего отца в погоне за наследством. Интересно будет почитать завтра утренние газеты…
- Ч-что ты несешь? – голос Амадео задрожал. – Я никогда…
- Молчать! – Лукас отвесил ему оплеуху. – Я не желаю слушать жалкие оправдания отцеубийцы!
Амадео таращился на него, широко раскрыв глаза. На щеке алело пятно от пощечины брата. А того было не остановить.
- Всегда во всем идеальный младший сыночек Амадео! Кукольное личико, роскошные волосы, да ты прямо всеобщий любимец! Как же ты меня достал! Всегда стоишь на моем пути, будто больше некуда пойти. Надеюсь, ты не успеешь сгнить в тюрьме, куда в скором времени отправишься, потому что я буду молиться о том, чтобы тебя разорвали в клочки в первую же ночь!
Плечи Амадео непроизвольно вздрагивали от каждого оскорбления, которыми щедро поливал его брат. И тут его осенило. Наконец-то голова снова начала соображать, и он моментально увидел всю цепочку.
- Ты… так это ты все подстроил. Ты отравил отца и хочешь занять его место, отправив меня в тюрьму!
- А где доказательства, мой дорогой брат? – усмехнулся тот.
- Я слышал, как ты просил кого-то доставить тебе яд. Да, речь шла именно о нем, теперь я в этом уверен. Ты сказал, что не пожалеешь денег, лишь бы его доставили тебе в скором времени! И как ты только уговорил нашего врача…
- Тебе все равно никто не поверит, Амадео, – отрезал Лукас. – Просто смирись. Иначе я попросту убью тебя.
В кабинете стало так тихо, что Амадео, казалось, слышал стук сердца Лукаса, стоявшего напротив. Впрочем, какого сердца? У этого монстра его никогда не было!
- Нет, Лукас, – горло будто выстелили наждачкой, слова давались с трудом. – Тебе не удастся повесить на меня свое преступление.
Амадео бросился на него, но Лукас ожидал нападения. Он отскочил в сторону и сбил брата с ног.
- Сбежать тебе отсюда не удастся. И доказать свою невиновность – тоже.
Он сгреб Амадео за волосы и с силой ударил затылком о пол. Из глаз посыпались искры, однако сознания он не потерял, хоть на какое-то время и лишился способности сопротивляться.
- Шикарный Амадео, гордость семьи, – шипел Лукас, брызжа слюной ему в лицо. – У тебя нет ничего, кроме внешности, так почему бы тебе не стать шлюхой? Прекрасная перспектива для такого, как ты!
Он рванул рубашку брата, и пуговицы весело зазвенели о паркет.
- Полюбуйся, насколько ты жалок. И ты собирался стать главой компании? Ты? Не смеши. Всего лишь грязная подстилка!
Туман в голове рассеивался, и Амадео попытался спихнуть с себя Лукаса. Но тот намотал его волосы на руку и с силой дернул вверх. От боли на глаза навернулись слезы, но Амадео не издал ни звука.
- Почему ты молчишь? Ты должен, черт побери, молить о пощаде! Так же, как у смертного одра отца! «Нет, Лукас, я ничего не сделал, Лукас, пожалуйста, Лукас!». Вот о чем ты должен вопить, хныкать, молить! Молить меня о милости!
- Ни за что, – сквозь стиснутые от боли зубы процедил Амадео. – Убей меня или отправь в тюрьму, но умолять тебя я не стану.
Казалось, что Лукас сейчас лопнет от переполнявшей его злости. Лицо покраснело, ноздри раздувались, как у быка на корриде.
Но внезапно буря прошла.
- Что ж, раз ты такой несговорчивый, у меня не остается иного выбора.
Не отпуская Амадео, он дотянулся до стола. Рука сомкнулась на сверкающих ножницах с перламутровыми ручками.
- Придется лишить тебя твоей гордости, непокорный отброс.

Амадео замолчал. Стакан его был пуст, но я заметил это, когда он поднял его, намереваясь промочить горло после длинного рассказа.
- Позвольте, – я забрал у него стакан и наполнил снова. Руки едва заметно тряслись, но мой посетитель этого не заметил. И хорошо. У меня до сих пор мороз по коже бегал. – И чем же все закончилось? – я задал совсем не тот вопрос, на который хотел услышать ответ.
- Я очутился в тюрьме. Брат использовал все средства, чтобы запереть меня там, однако я вышел на свободу куда раньше, чем он предполагал. Всего через семь лет, за что стоит благодарить Ксавьера, о котором вы упоминали. Без него я бы остался там навечно, – он невесело усмехнулся.
- Семь лет? Но вашему сыну… – я посмотрел на Тео, который грыз печенье, не сводя взгляда с экрана. Том и Джерри сменились кроликом Багзом и его друзьями.
К моему удивлению Амадео рассмеялся.
- Вижу, ваша память не так идеальна, как вам казалось. В прошлый раз я говорил, что совершенно чужие люди могут стать вам ближе родных. Это так. Я подобрал Тео на улице четыре года назад, когда только-только вышел из тюрьмы. И, несмотря на то, что мы с ним не связаны кровью, я постараюсь быть самым лучшим отцом на свете, – улыбка погасла. – Самым лучшим братом, к сожалению, мне стать не удалось. Как и самым лучшим сыном.
Иногда есть ситуации, в которых лучше промолчать, чем говорить ненужные слова утешения. Я счел ее именно такой. Но все же вопрос, вертевшийся у меня на языке, не дал мне покоя.
- А какой гордости пытался лишить вас Лукас?
Мужчина посмотрел на меня, и на губах заиграла легкая улыбка.
- Пытался? Ему это удалось, правда, на довольно короткое время, – он провел рукой по длинным блестящим волосам. – Он отрезал мне волосы.
« Последнее редактирование: 15 Апрель 2016, 19:52:02 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Истории бармена Джо. Цена гордости
« Ответ #1 : 15 Апрель 2016, 20:24:07 »
Всего через семь лет, за что стоит благодарить Ксавьера, о котором вы упоминали. Без него я бы остался там навечно, – он невесело усмехнулся.
- Семь лет? Но вашему сыну… –
4 года  ;D

Не прошло и месяца, как состояние отца резко ухудшилось. Он уже не вставал с постели. Врач лишь качал головой, показывая, что ничем не может помочь. Амадео практически не отходил от него, Лукас же постоянно где-то пропадал.
По книге такого не было. В смысле Кристоф не был лежачим больным. Смерть у него наступила внезапно, как приступ.  :-\
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Истории бармена Джо. Цена гордости
« Ответ #2 : 15 Апрель 2016, 20:26:29 »
этим и отличается бета-версия от окончательного варианта  ;D я много чего переделала. семь лет сильно долго, сократила, да и Кристофа мучить не стала. да и по всяким мелочам тоже прошлась)) а Лукас как был мразью, так и остался
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Истории бармена Джо. Цена гордости
« Ответ #3 : 15 Апрель 2016, 20:40:01 »
Лукас как был мразью, так и остался
Вот да, это ты ни на грамм не изменила.  ;D
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: Истории бармена Джо. Цена гордости
« Ответ #4 : 15 Апрель 2016, 20:42:23 »
а чего его менять, если он сам по себе такой  ;D скотина
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".