Автор Тема: GIFT. Вопрос.  (Прочитано 2722 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #20 : 09 Август 2012, 14:27:31 »
черт, ну не знаю... я тоже склоняюсь к третьему, потому что город, через который они пойдут, уже упоминался... но все же упрусь рогом и оставлю второй)
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн ChongLee

  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2886
  • Репутация +67/-0
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #21 : 09 Август 2012, 16:01:09 »
ну.... эээ.... первый) да, намбер уан))
я вернулся)

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #22 : 09 Август 2012, 20:16:48 »
Всем большое спасибо за мнение! Напоминаю - до тех пор, пока у одного из вариантов не будет перевеса в 1 голос, продолжения вам не видать)))
Впрочем, есть страничка, где можно следить за продолжением истории ^^
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #23 : 10 Август 2012, 21:15:37 »
Голосование проводится на страничке проекта!
http://gift-labyrinth.diary.ru/
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Melial

  • Гость
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #24 : 13 Август 2012, 22:47:19 »
1 :crazy:

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #25 : 14 Август 2012, 00:12:50 »
Голос учтен, продолжение предлагаю Вашему вниманию!

[1] Carousel.

Пехотинец, действительно, знал эту подземку как свои пять пальцев. Оказывается, дальше развилок было еще больше и заблудиться к эдаких катакомбах ничего  не стоило. Зигберт восхитился превосходной памятью Проводника, на что тот лишь рассмеялся:
 - Глупо было бы не знать места, в котором живешь, не правда ли? Впрочем, люди о своем доме не знают фактически ничего.
Мужчина понурился – это камень в его огород или Пехотинец говорил о человечестве в целом? Впрочем, переживать о глобальных проблемах сейчас ни к чему. Попросту неуместно.
Несмотря на общее плачевное состояние тоннеля, остановка была на удивление светлой, чистой и уютной. Пехотинец сказал, будто только на этой станции первый проезд предоставляют бесплатно.
 - Здесь еще и платить нужно? – удивленно переспросил Зигберт.
 - А ты как думал? За все в жизни приходится платить. И в смерти, собственно говоря, тоже. Но ты не переживай, валюта здесь совершенно другая. Благо, она у тебя в наличии.
 - Боюсь спросить, о чем идет речь.
 - О, ничего особенного! Здесь, понимаешь ли, существует целая сеть торговцев Совестью, Скромностью и прочими милыми безделушками, которые человека якобы красят, только совершенно ему не нужны. Они как тот чемодан без ручки, слышал о таком?
 - Нести тяжело, а бросить жалко, - Зигберт улыбнулся. Впервые он услышал это выражение от Славы. Надо сказать, афоризм здорово его повеселил в свое время.
 - Так вот, милейшие продавцы достаточно дорого скупают подобные «чемоданы». Даже не то, чтобы скупают, скорее, обменивают на проездные в метро, входные билеты в клубы, кинотеатры и публичные дома...
 - Ну и заведения у вас тут, однако, - буркнул мужчина. Не вписывалось это в представление людей о Чистилище и Рае.
 - Я скажу тебе удивительную вещь, милый мой. Спроси сотню побывавших здесь грешников о том, что же они видели, - каждый расскажет новенькое. Картина этого мира изменчива, она приспосабливается под человека...
К тому времени на станцию подошел новенький красный вагон метро. Как и ожидалось, совершенно пустой. Пехотинец предупреждал о том, что посторонних здесь вряд ли встретишь.
Ехали они в полной тишине. Иногда молчание начинало давить, но и тем для разговора пока что не возникало. Все свои вопросы Зигберт находил ужасно нелепыми, потому задавать их, откровенно говоря, побаивался. Он даже свыкся с необычным костюмом Проводника и вовсе не хотел тревожить его своим любопытством на эту тему...
Впрочем, дорога оказалась недолгой: они сошли через две станции. Первая называлась «Кладбище»,  а вторая – «Городской парк». Мужчина лишний раз порадовался выбранной дороге. Хотя, он с удовольствием прогулялся бы по тенистым аллеям родного городского парка...
 - Вот мы и прибыли. Советую тебе подумать насчет атракциона, - начал Пехотинец. – И не смотри на меня так. Ты никогда не мог найти времени для праздных удовольствий и вспоминал о своей уходящей молодости только рядом с сыном.
 - Я любил гулять с Волле, - тепло улыбнулся Зигберт. – И прекрасно помню, как мы ходили в парк развлечений.
Проводник привел его к небольшому пестрому лотку, похожему на те, где продавалась сладкая вата или всякие сладости Поприветствовал их пренеприятнейший пожилой мужчина: взглянув на него, сразу же вспоминаешь о старых пройдохах-интриганах из детских сказок. Особенно раздражали хитро прищуренные маленькие глазки и мерзкая услужливая улыбочка.
 - Чего изволите, господин Адельхайм? Вашей совести хватит на весь парк, уж поверьте! – торговец протянул растерявшемуся Зигберту список атрационов. – Выбирайте! Уверяю, здесь вы найдете такие аппараты, на которые никогда в своей жизни не садились и не сели бы!
«И не сяду», - подумал Зигберт, просматривая прайс-лист. Некоторые названия казались ему знакомыми, некоторые выглядели устрашающе, как например, «Дьявольский корабль» или «Адская машина».

[1] – Я  и мой друг хотели бы прокатиться на колесе обозрения, - сухо обратился он к торговцу спустя минуту размышлений. – Ты же не против, Пехотинец?
 - Вовсе нет. Я люблю большие высоты. Кроме того, так я смогу показать тебе город и окрестности, - ответил Проводник.

[2] – Два билета на американские горки, пожалуйста, - вежливо попросил Зигберт. – Я всегда боялся этого атракциона, но свои страхи нужно преодолевать, не так ли?
 - Достойные слова, молодой человек! – ответил вместо Пехотинца торговец. – Хорошо вам провести время!

[3] – Я немало наслышан о комнатах кривых зеркал от своих русских друзей, но ни разу не видел ничего подобного, - задумчиво протянул Зигберт. – Да и лабиринты я люблю, умеют они пощекотать нервы.
 - Что же, будь по-твоему, - согласился Пехотинец. – Я с удовольствием составлю тебе компанию.
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #26 : 14 Август 2012, 05:36:05 »
чорд, опять не угадала  ;D
я бы выбрала зеркала, поэтому выбираю третий вариант)))
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #27 : 14 Август 2012, 13:25:17 »
чорд, опять не угадала  ;D
я бы выбрала зеркала, поэтому выбираю третий вариант)))
Дело не в этом. Большинство выбрало первый вариант, потому я публикую первый вариант)
Не угадал - это когда Зигберт умрет или заблудится.
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн ChongLee

  • Графоман
  • *
  • Сообщений: 2886
  • Репутация +67/-0
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #28 : 14 Август 2012, 13:27:49 »
а я снова выбираю первый вариант)
я вернулся)

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #29 : 14 Август 2012, 13:37:05 »
аа)) ну понятно)) круто, ждем дальше))
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #30 : 23 Сентябрь 2012, 12:44:11 »
Итак, уважаемые друзья!
Повествование на основном сообществе ушло в сторону линии Кладбища, потому, если Вы не возражаете, будем идти по той же линии: мне тяжело прописывать одновременно 4-5 вариантов и потому задерживать выход глав.
Статистика по предыдущему варианту сохранена. Мы, может быть, еще к нему вернемся...

[2.2] Cemetery
Меньше всего на свете Зигберту хотелось гулять по кладбищу. Тем не менее, выбор принадлежал ему, а за любое принятое решение рано или поздно приходится отвечать.
Кладбище располагалось неподалеку от городского парка. Пехотинец сказал, что оно достаточно старое, но очень аккуратное и красивое. Надгробья в то время оформлялись совершенно иначе, чем сейчас: превосходные статуи украшали каждую могилу. В этих скульптурах была заключена не только скорбь родственников, но и собственная маленькая история. История жизни и смерти усопшего.
Где-то в тени деревьев присел отдохнуть мраморный старец. Раскрытая книга, казалось, вот-вот выпадет из его ослабших рук. Неподалеку юная девушка, мастерски высеченная из красивого сероватого камня, испуганно отпрянула к стройной березке, пытаясь сбежать от бросившейся к ней ядовитой змеи. Чуть поодаль величественный ангел держал на руках умирающую женщину и пытался утешить рыдающего маленького мальчика.
Зигберт был заворожен этими потрясающими скульптурами. Он рассматривал их с нескрываемым интересом, удивляясь тонкости работы и красоте композиций. Лишь однажды он видел нечто подобное, когда путешествовал по Италии еще в свои юношеские годы.
 - Это прекрасное место, несмотря на всю мрачность, - тихо произнес Пехотинец. – Много кладбищ я повидал за свою жизнь, но такое прекрасное вижу впервые.
 - Кто похоронен здесь? – поинтересовался Зигберт. – Что это за люди?
 - О, не всегда люди, - отозвался Пехотинец. – Знаешь, у каждого есть свое собственное маленькое кладбище. У одних – просто выгребная яма. У других – могилки, присыпанные землей да с кривыми деревянными крестами. У третьих – ряды ровных мраморных плит. Иногда встречаются и такие роскошные комплексы со склепами и скульптурами. Я поражен, силой твоего воображения, друг мой. Это кладбище великолепно.
Зигберт не слышал похвалы. Его увлекло изучение надписей на надгробьях. «Моим погибшим надеждам», «Моей пропавшей без вести мечте», «В память о моих погубленных стремлениях»... Надо же, скольких он успел похоронить за тридцать пять лет... Все погибшие – ни одного умершего естественной смертью. И правда, он ни за что не стал бы военным, если бы не давление со стороны отца. Он в жизни не стал бы напиваться до бессознательного состояния и развлекаться после этого с едва знакомой девушкой, если бы не «искренние» советы друзей. Он никогда не женился бы на этой бессердечной гулящей Анастасии, если бы не упреки матери...
 - Воспоминания пленили тебя, Адельхайм? Раньше ты не пускался в подобные сентиментальности. Что сделано – то сделано. Вне зависимости от того, кто и почему навязал тебе то или иное решение.
 - Ты прав, но мне все равно жаль... Жаль, что так получилось.
 - Брось эти глупости, - махнул рукой Пехотинец. – Начал жалеть себя, надо же! Впрочем, жалость частенько является приемной дочерью себялюбия. А люди до ужаса себялюбивы. Даже самые скромные и невзрачные из них.
 - Это не так, - возразил Зигберт. – Как же благотворители, например?
 - Ох ты Боже мой, - умильно воскликнул Проводник. – Благотворители! Народные герои, покупающие себе возможность временного выхода из пищевой цепочки современного человечества.
 - Как цинично, - сделал замечание мужчина. – Ты ужасен в некоторых своих выражениях!
 - Понимаешь ли, дорогой мой Зигберт, - начал Пехотинец, - когда человек вершит добро неоднократно и продолжительно, он становится зависим от собственной славы. Ему нужно еще и еще. Честолюбие живо в каждом из нас, только некоторые благополучно его усыпляют. До первой дозы всеобщего восхищения. А на это так легко подсесть...
 - Отвратительно, - поморщился Зигберт. – Признаться, не ожидал от тебя таких ужасных слов. Некоторые люди творят добро потому что считают это правильным и справедливым.
 - Таких, безусловно, много. Но, все же, в глубине души каждый из них ждет похвалы и ради этого все только и делает. Ты ведь все делал для того, чтобы тебя похвалили родители. Ты хотел, чтобы они тобой гордились, потому и угождал их прихотям, не так ли?

[1] – Ты прав, - тяжело вздохнул Зигберт. – Я никогда не слышал от них ни одного хорошего слова. Отец все время твердил, что я слабак и неудачник. Мать вообще считала меня позором семьи: она хотела, чтобы я был похож на отца, а я...
 - А ты остался собой, - понимающе кивнул Пехотинец. – Теперь-то понимаешь цену подобной роскоши?

[2] – Я не считал отца примером для подражания, - возразил Зигберт. – Хоть и делал все так, как он того желал. А с матерью я бы и не считался, только Анастасия...
 - Какие же люди милые, - рассмеялся Пехотинец. – Виноваты все, кроме тебя. Несчастная жертва обстоятельств! Мне искренне жаль...
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн bittere_nachtАвтор темы

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #31 : 23 Сентябрь 2012, 12:44:53 »
[2.2.1] Cancer
- Роскошь? Какая это к черту роскошь, - огрызнулся Зигберт. – Я никогда не был собой, мне только и делали, что навязывали. Судьбу, линию поведения, невесту, работу... Что ты знаешь обо мне? Разве что мое имя, дату и причину смерти. Ты сам сказал – в твои обязанности входит экскурсия, а судить меня, к счастью, придется не тебе.
Проводник молча выслушал монолог подопечного. Адельхайм был уверен в том, что Пехотинец не станет упрекать его за резкие слова и раздраженный тон, но при этом чувствовал молчаливый укор. На секунду мужчине стало стыдно: не стоило грубить своему единственному спутнику.
 - Пустяки, - наконец, ответил Проводник. – No hard feelings, как говорят англичане. Тем не менее, в судебном процессе я выступаю в качестве стороны защиты. Если бы я работал здесь всего лишь гидом!
 - Мать Тереза ты, а не гид, - Зигберт обернулся на голос. Хриплый и низкий, он невероятно шел своему обладателю – высокому мужчине весьма странной внешности: бледен до синевы, через тонкую кожу отчетливо проглядывают вены, наполовину выбритая голова с «Х»-образным шрамом, бельмо на обоих глазах и пенсне, подчеркивающее общую болезненную зловещесть. Зигберт сам не знал, почему решил назвать зловещесть «болезненной», но именно это словосочетание лучше всего описывало незнакомца.
 - Что тебе нужно? – обратился к нему Пехотинец. – Решил провести перепись населения и узнать, скольких людей извел за время своего существования?
 - Копаться в архивах – твоя забота, - прохладно ответил тот. – И, надо же, как невежливо с моей стороны – забыл представиться! Я – Рак. Можете называть меня Карциномой, если Вам так угодно, господин Адельхайм.
Зигберт удивленно отступил на шаг назад:
 - Вы, верно, шутите, - неловко ответил он.
 - Если бы, дорогой мой друг! – Рак рассмеялся. – Шутки закончились, когда я решил тебя навестить. Твое здоровье можно назвать крепким. Ах, прошу прощения! Можно было назвать.
 - Прекрати глумиться, - строго заметил Пехотинец. – И проваливай, Зигберта я так просто не отдам.
 - Какой он невежа! Неужели тебя не учили не лезть в чужой разговор? – покачал головой Рак. Впрочем, лучше такой безвредный лгун, чем честный и благородный я, который пришел убивать...
 - Идем отсюда, - раздраженно фыркнул Проводник. – Пусть делает тут что хочет.
 - Нет, подожди, - отрезал Адельхайм. – Я хочу поговорить с... Карциномой. Почему именно я? Что я сделал не так?
 - Хочешь знать, за что я забрал твою жизнь? Не ты ли молил о смерти после того как потерял любимую? Хозяин Страдания очень милосерден – получи желаемое и не жалуйся. Впрочем, я знаю кое-что и о твоем сыне... но стоит ли говорить об этом...
 - Вольфганг? Что с ним? Неужели его хотят убить? – Пехотинец не смог удержать бросившегося к Раку Зигберта. – Прошу Вас, скажите мне!
 - Ох, успокойтесь же, - Рак отпрянул от мужчины, собиравшегося схватить его за плечи. – Его убьют. Но не наши агенты. Однако знаю я одного юродивого, который может помочь Вашему сыну. Только плата за такую услугу – его Разум.
 - Вы поможете мне? Прошу Вас! Я не выдержу, если Волле погибнет...
 - Как я уже говорил, Хозяин Страдания милосерден. Милосерден и я. Нам нужно пройти в госпиталь, в отделение психиатрии. Там живет мой добрый знакомый – Альшкагал. Решение относительно Вашего сына еще не принято, но пока что вопрос стоит так: или он будет убит, или он спасется, соблазнившись в Безумие...

[1] – Нет, Зигберт! Не соглашайся! Лучше мальчику погибнуть чистым, чем пройти все круги Ада! – взволнованно воскликнул Пехотинец.
 - Ты не понимаешь, - глухо ответил Зигберт. – Это мой сын. И я готов на все ради него, даже на сделку с Дьяволом! Потому, прости, но я пойду за Карциномой.

[2] – Неужели ты считаешь, что у тебя есть право так бездумно и глупо распоряжаться жизнью и здоровьем сына? Не лучше ли мальчику выбрать дорогу самостоятельно? Альшкагал все равно придет к нему: если Вольфганг силен духом, он не станет его слушать и со всем разберется самостоятельно, - возразил Проводник. – Ты не хочешь быть таким же, как твои родители? Не хочешь навязывать своему единственному сыну судьбу и линию поведения?
 - Ты прав, - немного подумав, ответил Зигберт. – Прости, Рак. Двум смертям не бывать, а одной не миновать.
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: GIFT. Вопрос.
« Ответ #32 : 23 Сентябрь 2012, 13:26:50 »
первый вариант!
блин... супер...  :good:
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".