Автор Тема: Амарант  (Прочитано 8731 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Амарант
« : 03 Июль 2011, 19:15:14 »
Начинаю выкладывать свой роман "Амарант". Надеюсь, у вас найдется время прочесть его. Буду безумно благодарна за отзывы. Меня очень интересует ваше мнение, а также замечания. Конструктивную критику приветствую.

Для начала - аннотация:

"Вы когда-нибудь слышали о падших ангелах? Ну разумеется. А о падших демонах? Вряд ли. Вы вообще о демонах не знали. А мы живем среди вас, развлекаемся, заставляя вас делать глупости, совершать преступления. Но даже мы ошибаемся. И такая ошибка может стоить нам… Чего? Честно говоря, я и сам не знаю. Жизни? Но ведь демоны бессмертны…"
« Последнее редактирование: 03 Июль 2011, 19:19:25 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #1 : 03 Июль 2011, 19:16:18 »
Пролог
Сумерки обнимали город темными крыльями, предвосхищая наступление ночи. Предметы постепенно теряли очертания, растворяясь в набирающем силу мраке. Припозднившиеся прохожие поднимали воротники, надеясь спрятаться от пронизывающего ветра, и ускоряли шаг, чтобы быстрее добраться до дома или ближайшего безопасного места вроде бара. Никто не хотел оставаться на улице после наступления темноты. В этом была и его заслуга, думал Амарант, сидя в кресле и любуясь постепенно загорающимися огнями с высоты в сорок три этажа. Конечно, он не единственный в своем роде, но в этом городе не было никого, кто мог бы превзойти его.
Человек, отражение которого призраком проявлялось в оконном стекле, сидел на самом краешке кушетки и сжимал в руках шляпу. Костюм темно-зеленого цвета вызывал далеко не приятные ассоциации. Итальянские усики на толстых щеках посетителя подергивались в такт неслышной мелодии. Но Амарант знал, что это лишь страх.
Он усмехнулся. В его внешности не было ничего, что могло повергать в трепет. Длинные черные волосы блестящей волной спадали до талии. Он редко носил их распущенными, предпочитая хвост. Агатовые глаза сверкали на красивом лице. Широкие плечи, величественная осанка – яркая внешность не оставляла равнодушным никого. Так почему же этот жалкий человечек так трясется и пресмыкается перед ним, толком не зная, с кем имеет дело?
- Успокойся, Альберт, – протянул Амарант, поворачивая кресло к посетителю. – Меня не нужно бояться.
- Я и не боюсь, – сердито отозвался тот, но в гневе не было и капли искренности.
- Тогда расскажи, зачем пришел.
Альберт начал свой рассказ. Амарант его не слушал: на столе лежал миниатюрный диктофон, ловивший каждое слово, произнесенное в этом кабинете. Потом запись передавалась его подручным, которые занимались просьбой клиента. Амарант лишь платил им деньги и принимал особо богатых посетителей. Таких, как этот сморчок. О да, в тихом омуте черти водятся. Кто бы мог подумать, что такой милый мужичок захочет избавиться от… кого? Амарант прислушался.
- …я его с детства ненавижу. Он всегда мной помыкал, подставлял, унижал. А теперь еще и жену увел, несмотря на то, что у самого семья, и сын подрастает! Будь жива мама, она бы его приструнила, но…
За семейные дела отвечает Розалина. Занимается она этим уже без малого восемь лет. Амарант улыбнулся, вспомнив, какой девчонкой она пришла к нему. Ей было всего четырнадцать, а ненависти накопилось столько, будто прожила не одну сотню.
- Вы закончили, Альберт? – спросил он, когда посетитель замолчал.
- Д-да.
- Хорошо. Уже завтра вашей проблемы не будет. Деньги отдадите девушке в красном платье.
Человек раскланялся и вышел, едва не сбив задницей старинную вазу.
Амарант некоторое время смотрел на закрытую дверь, затем повернул обтянутое велюром кресло обратно к окну и, щелкнув пальцами, разжег камин. Здесь было так холодно. Сорок третий этаж, и все ветра мира решили поиграть в догонялки именно вокруг его башни.
Амарант. Его назвали в честь цветка, культ которого был широко распространен у самой кровожадной нации мира – ацтеков. Они настолько его обожали, что в празднествах, посвященных этому цветку, приносили человеческие жертвы. Имя ему подходило. Демоны никогда не называли своих детей просто так. Каждое имя несло в себе тайный смысл, определяющий судьбу своего носителя. У людей с этим было проще. Все ограничивалось лишь красотой звучания.
Он нажал кнопку коммуникатора.
- Розалина, зайди ко мне.
В дверях кабинета появилась девушка. Тому, кто не знал ее, могло показаться, что темные глаза полыхали страстью, но на самом деле источали арктический холод. Шоколадные локоны вились на изящные плечи, обтянутые темно-красной тканью. Платье струилось до щиколоток, что, однако, нисколько не скрывало достоинств фигуры.
- Вызывали? – со звуком ее голоса мог сравниться лишь мед, льющийся из античного кувшина.
- Да. Послушай-ка это, – Амарант подвинул диктофон к краю стола.
Розалина подошла ближе и взяла коробочку, одновременно нажимая воспроизведение. Через пару минут она, поморщившись, выключила запись.
- Брат?
- А у тебя есть сомнения?
- Никаких.
- В какой срок будет выполнен заказ?
- Два дня, не больше.
Амарант скривился.
- Слишком долго? – дождавшись кивка, она без промедления сказала: – Займусь этим сегодня же.
- Оружие?
Розалина ослепительно улыбнулась.
- Думаю, некачественный алкоголь и пара тонких лезвий.
- Отлично. Можешь приступать. Ах да, – он остановил девушку у самой двери. – Особое пожелание.
Розалина усмехнулась. Редко когда Амарант отдавал приказ, не касающийся жертвы. Но скольким способам игры он обучил! Даже изощренной фантазии Розалины не хватило бы на такое, что порой предлагал босс. Его острый ум и воображение восхищали. Конечно, она прекрасно знала о демонической природе Амаранта, но это лишь больше привлекало и будоражило.
- Все, что угодно, Амарант.
- Убери заодно и этого типа. Очень уж противный у него костюм.
Розалина мелодично рассмеялась и скрылась за дверью.
Амарант снова отвернулся к окну.
Он не шутил, приказав Розалине избавиться от заказчика. Ему действительно жутко не понравился костюм, но еще большее отвращение демон испытывал к самому Альберту. Пусть даже Амаранту незнакомо такое слово как «честь», но понятие «возмездие за грехи» он знал очень хорошо.
И потом, его забавляла сама ситуация. Каково же будет удивление этого толстяка, когда тошнотворный костюм запятнает не только кровь брата, но и его собственная.
Почему он занимается этим? Демон уже в тысячный раз задавал себе этот вопрос. Почему он предпочитает натравливать людей друг на друга, вместо того, чтобы убивать их самому? И всякий раз находился только один ответ.
Ему нравилось играть с жертвами, заманивать их в бездну, из которой нет выхода. Большинство опускали руки сразу, отдавая себя в когти судьбы, которая, к слову, распоряжалась ими отнюдь не ласково. Некоторые пытались выбраться, но лишь сползали по стенам этой ямы. Демону оставалось лишь удивляться, на что способны люди, когда пламя костра уже поджаривает им пятки.
Но никому еще не удавалось обыграть Амаранта в эту поистине дьявольскую игру. Правила устанавливал он и не считал зазорным менять их по собственному желанию. Люди были настолько глупы, что следовали за своими эмоциями, как крысы за дудочкой. Внезапно вспыхнувшая ярость создавала столько проблем, что приходилось всю оставшуюся жизнь расплачивался за последствия. Иногда Амаранту приходилось вмешиваться, когда смертный начинал сомневаться в правильности решения, но зачастую демон любил просто наблюдать за естественным ходом событий.
А еще ему очень нравилось играть в человека.
Лифт быстро спустил его на первый этаж. Выйдя из башни, Амарант сел за руль своего автомобиля и уже через несколько минут гнал по городу в направлении, известном только ему.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:29:58 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #2 : 03 Июль 2011, 19:18:40 »
Часть 1. ТЕНЬ

Трагедия
Данте проснулся от собственного крика.
Через окно, отбрасывая на потолок причудливые тени, проникал неяркий свет уличного фонаря. Занавески едва заметно колыхались. Кровать пребывала в жутком беспорядке – простыня смялась, тонкое одеяло и подушка валялись на полу.
Ветер задул сильнее и теперь раскачивал створку туда-сюда. В стекле Данте поймал свое отражение: нездоровой бледности лицо, темные волосы сосульками свисают на лоб, прикрывая настороженно смотрящие черные глаза. Их выражение не нравилось Данте, но избавиться от него не удавалось. Он понимал, что это лишь отголоски страшного прошлого, от которого никогда не скрыться. Пришлось с этим смириться, но взгляд так и не поменялся.
Несколько лет он ощущал себя загнанным в угол. Поначалу лез на рожон, пытаясь хоть как-то заглушить терзавшую его боль. Дрался со сверстниками, хулиганил, бродил ночами по улицам. Но того, кто оборвал бы страдания, так и не нашлось. Сам же Данте не мог освободиться, пока не избавится от кошмара, преследующего его долгое время.
Он должен знать, что произошло тогда.
Данте вздохнул и потер глаза тыльной стороной ладони.
Страшное видение стояло перед мысленным взором, как чудовищный слайд. Ночь за ночью он испытывал этот ужас, не дававший покоя. Входил в собственный дом и видел желтую ленту, перегораживающую вход в гостиную. Не послушавшись полицейского, проникал за нее.
И ночь за ночью видел трупы родителей.

Данте вернулся из школы поздно – сегодня были занятия по уголовному праву, которые он просто обожал. Кто знает, зачем в седьмом классе ввели такой странный дополнительный предмет, но из списка Данте выбрал именно его. С детства зачитывался детективными историями и мечтал стать сыщиком, когда вырастет.
На лужайке перед домом хаотично расположились несколько полицейских машин. У почтового ящика стояла «скорая помощь», заехав одним колесом на тротуар. Мигалки были выключены, сирена молчала, суеты не наблюдалось. Данте почувствовал – случилось что-то страшное. Вошел в дом, и никто его не остановил.
Внутри было полно полицейских. Одни что-то записывали, другие осматривали дом, третьи негромко переговаривались. Желтая лента с черной надписью резко выделялась на фоне голубых тонов прихожей. Она крест-накрест перегораживала вход в гостиную.
Дородный мужчина с шикарными усами заметил Данте и направился к нему. Полицейский мундир едва сходился на объемистом животе, казалось, чуть более глубокий вдох, и пуговицы посыплются на пол.
- Что тут случилось? – не дожидаясь приветствия, спросил Данте.
- Меня зовут Карлос Гонсалес. А ты – Данте. Ты ведь их сын, верно?
Данте кивнул.
- Тебе не стоит быть здесь. Есть какие-то родственники, к которым можешь поехать?
Данте отрицательно помотал головой. Позже он вспомнил о дяде, но тогда все мысли куда-то улетучились. Не смог бы сложить два и два, настолько страшно ему стало. Живот сводило мучительными спазмами, в желудке вертелась глыба льда. Согнулся бы от боли, но тело перестало слушаться.
- Ни теть, ни дядь, ни двоюродных сестер, ни бабушек с дедушками? – продолжал спрашивать полицейский.
Почему он интересуется родственниками? Что произошло? Куда подевались родители?
- Что тут случилось? – Данте сорвался на крик. – Где мама и папа?
Он решительно двинулся к желтому заграждению, но Карлос положил руку ему на плечо.
- Сынок, думаю, тебе не стоит туда заходить.
Данте вырвался и нырнул под ленту.
Минуту спустя выскочил оттуда и, тяжело дыша, прислонился лбом к зеркалу в прихожей. Они были мертвы. Хватило одного взгляда, чтобы это понять. Кто-то проник в дом и убил их. Они мертвы. Мер…
- Нет! – заорал Данте, ударив кулаком по зеркалу. Вверх зазмеилась трещина. По костяшкам потекла кровь – он здорово рассадил руку. Но тогда это не имело значения. Его мир рухнул в одно страшное мгновение, и хуже всего было то, что Данте не знал, что же теперь делать.
И тут Данте увидел его.
Рядом с зеркалом, на одноногом столике стояла старинная ваза из тонкого фарфора. Мать хранила ее как память о бабушке, но никогда не наливала туда воду – реликвия была слишком хрупкой, чтобы выдержать ее вес. И тем более Кармен никогда не ставила туда цветы.
Но в тот день там стоял цветок.
Ярко-розовые мелкие соцветия были собраны в множество пушистых колосков, которые тянулись к потолку, как пальцы поднятой вверх руки. Ромбовидные зеленые листья выбивались из горлышка и стрелами торчали в разные стороны.
- Откуда ты здесь? – прошептал Данте, протягивая руку.
Заметив в зеркале движение, он обернулся. Взгляд уперся в окно. Занавески были раздвинуты, и хотя было темно, Данте мог поклясться, что видит человека в черном костюме. Он просто стоял и смотрел в окно гостиной. Смотрел на то, что происходило внутри.
Данте вскрикнул. Черный человек повернулся к нему. Глаза блеснули в полумраке, как агаты, взгляд пронзил насквозь. Все длилось не дольше секунды, но это мгновение показалось мальчику вечностью. Данте не видел в темноте лица наблюдателя, но ему почудилась широкая ухмылка. Потом незнакомец метнулся в сторону и растворился в ночи.
- Что случилось, сынок? – Карлос подбежал к нему и присел рядом.
- Там… за окном… Там кто-то был!
Карлос сделал знак подчиненным и двое служителей закона выскочили за дверь. Данте всего трясло, взгляд незнакомца, лица которого он так и не разглядел, казалось, до сих пор забирался в душу.
- Ты можешь его описать?
- Он был в черном костюме. У него черные глаза. И все. Я больше ничего не видел! Ничего! – Данте сполз на пол и зарыдал в голос.

Данте тряхнул головой и отогнал воспоминания. Кто поверит тринадцатилетнему мальчишке, утверждающему, что нашел улику? Цветку тогда никто не придал особого значения, того человека за окном тоже приняли за плод его воображения. Тогда было целых две зацепки, но никто не поверил.
Никого не нашли. Никого, кому можно было бы предъявить обвинение. Из всех родственников у Данте остался только дядя, но и он погиб на следующую ночь после убийства родителей – отравился какой-то химической дрянью, выуженной из-под ванны. Данте знал его не очень хорошо, и даже не предполагал, что могло толкнуть дядю на этот поступок. Он редко бывал в гостях у Кармен и Хоакина, и Данте был этому только рад. Ему не нравился взгляд дяди Альберта – настороженный, подозрительный, шныряющий по углам, как крыса. Иногда Данте казалось, что дядя завидует тому, что у них такая крепкая семья, ведь у него самого жена сбежала к другому.
Но дядя Альберт был здесь ни при чем. Просто роковое стечение обстоятельств, вот и все. Данте остался один в возрасте тринадцати лет. Кто знает, что бы с ним стало, если бы не Карлос. Полицейский взял опеку над мальчиком, не дав отправить его в детский дом. Данте принес ему немало хлопот, но позже, поняв, что Карлосу тоже приходится нелегко, и его выходки лишь усугубляют положение, Данте успокоился. Достигнув совершеннолетия, он переехал в съемную квартиру в центре города, но так и не продал дом родителей, хотя не заходил туда с того самого дня.
Но этот чертов цветок продолжал ему сниться, хотя прошло уже девять лет. Каждую ночь Данте просыпался с криком. Каждую ночь. Он уже не помнил, когда спал хотя бы пять часов подряд.
- Проклятый амарант, – прошептал он, сжимая голову руками.
Боль зародилась в затылке и неумолимо поползла к вискам. От висков она двинется к центру лба и будет пульсировать в такт биению сердца. Не давая ей времени, Данте прошел в ванную и открыл кран с холодной водой.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:40:43 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #3 : 03 Июль 2011, 19:22:30 »
Бессмертное имя
Ночь опускалась на город, подобно темному пушистому одеялу, греющему и удушающему одновременно. Фонари загорались один за другим, заглушая мягкий свет звезд. Но даже слепящий блеск не мог разогнать тьму в сердце Амаранта.
Еще одна ночь. Следующий за ней день ничего не изменит. Амарант отличался от других, но сознавал, что жизнь его скучна, как у домохозяйки, с тем отличием, что женщине в домашнем халате не придет в голову развлекаться таким образом. Но темнота приносила облегчение. Он был волен делать все, что заблагорассудится. Светом распоряжались люди. Тьма принадлежала Амаранту.
Наконец он добрался до квартала красных фонарей. На улицах было пустынно, словно всем проституткам дали выходной. Но одинокая фигура, жавшаяся к кирпичной многоэтажке, опровергла предположение.
Амарант подъехал ближе. У стены стояла, согнув ногу в колене, девушка. Светлые волосы небрежно сколоты на затылке, сумочка на длинной цепочке болтается ниже ягодиц, туго обтянутых ярко-красной кожаной юбкой. В общем, ничего, но впечатление портила жвачка, которой проститутка громко чавкала, накручивая прядь волос на палец.
- Эй, красавица, – негромко окликнул он блондинку. – Не желаешь ли прокатиться?
- Двести пятьдесят баксов, красавчик, – она широко улыбнулась, осветив всю улицу идеально ровными, белыми зубами.
- Заметано. Только выплюнь эту гадость.
Она удивилась. Брови лишь слегка приподнялись, но Амарант почти слышал, как щелкают у нее голове невидимые счеты. Немного помявшись, девушка спросила:
- Имя-то у тебя хоть есть?
- Есть. Садись.
- А меня Летиция зовут, – она приземлилась на переднее сиденье с изяществом беременной коровы, не забыв, однако, выстрелить жвачкой в направлении мусорного бака. – Так куда мы поедем? К тебе? Или в мотель?
- Кто в здравом уме пригласит тебя к себе? – усмехнулся Амарант. – Я снял номер неподалеку.
- Поди еще в «Мадлен», – усмехнулась проститутка.
- Ага. В нем самом.
- Ты шутишь!
- Я никогда не шучу. А теперь помолчи и позволь мне спокойно вести машину.
До самого мотеля никто не проронил ни слова.
Чуть позже, пока Летиция мокла под душем, распевая во весь голос похабную песенку про моряка, Амарант достал пачку сигарет и методично выкуривал одну за другой, пользуясь зажигалкой. Он мог бы обойтись и без ее помощи, но ему нравилось представлять себя человеком. За столько лет это маленькое хобби не надоело демону. Он снял проститутку, не воспользовавшись даром убеждения, если таковым не считать туго набитый кошелек и поразительную внешность, привез в мотель и через несколько минут сделает то, что делают люди, когда покупают женщину на ночь.
- Фух! – шумно выдохнула Летиция, вываливаясь из ванной комнаты. Полотенце она придерживала на объемистой груди, в результате снизу почти ничего не прикрывалось. Амаранта это вполне устраивало. Сам он снял лишь ботинки и куртку, рассчитывая, что красавица доделает остальное.
- А чего это ты еще не раздет? – подозрительно сощурилась она.
- За двести пятьдесят долларов постарайся для меня, – широко улыбнулся демон. Замешательство на лице проститутки его еще больше развеселило. – Ну же. За что я тебе плачу?
- Э-э-э…
- Я просто прошу меня раздеть, – поморщился демон. – Неужели это так много? Давай начинай.
Проститутка еще с полминуты помялась, затем приступила к делу.

Двумя часами позже Амарант, уже одетый, потянулся к прикроватной тумбочке за сигаретами. Летиция, валяясь на кровати, все еще обнаженная, что-то произнесла. Из-за завесы волос не было слышно, но демон и так знал: они всегда говорили одно и то же.
- Что ты там бурчишь? – для проформы спросил он.
- Говорю: это был просто высший класс! Работай ты жиголо, от клиенток отбою бы не было.
- Знаю.
Она села на кровати, откинула волосы с лица. Амарант даже не взглянул на нее, продолжая добывать сигарету из пачки. Девица с минуту водила ярко накрашенным ногтем по простыне, затем не выдержала:
- Так как же тебя звать, красавчик?
Демон помедлил перед ответом.
- Джим Моррисон.
- Да брось прикалываться! Он же помер сорок лет назад!
- Некоторые имена не умирают, – Амарант чиркнул зажигалкой.
- С юмором была твоя мамаша, – проститутка свесила ноги с кровати. – Или ты и вправду живешь вечно? – она расхохоталась шутке, понятной только ей одной.
Амарант молчал. В конце концов и она заткнулась, но ненадолго.
- Ты отвезешь меня обратно?
- Дотопаешь сама, – он встал, бросил деньги на кровать и вышел, хлопнув дверью.
Летиция еще несколько секунд вдыхала оставшийся после него сигаретный дым, затем, согнав обиженное выражение с прелестного личика, начала одеваться, не забыв предварительно сунуть купюры в сумочку.

К концу своего шестого века Амарант исколесил практически весь мир, но всегда возвращался в этот город. Пропахший мочой бродяг настолько же, насколько дорогими духами, он никогда не оставлял демона – ни в снах, ни наяву. За прошедшие столетия тут многое изменилось, но то – внешняя оболочка. Внутри город остался тем же. Здесь можно было отыскать самые неприглядные действа человечества в первозданном, не замаскированном роскошным покрывалом виде.
Бар «Цветок лилии» по праву считался самым злачным местом города. Здесь можно найти девочку, выпивку и музыку на любой вкус. К вашим услугам – покерный стол в подвале. И ни один бармен не скажет вам что-то типа «по-моему, тебе уже хватит, приятель». Можешь надраться в стельку, изнасиловать танцовщицу прямо на бильярдном столе – а окружающие даже головы не повернут.
Именно поэтому Амарант так любил приходить сюда – лучшего места для наблюдения за людьми не придумать. Он коллекционировал их деяния, как иные собирают календарики. В прошлый раз тут была довольно неплохая драка…
Вышибала на входе приветливо кивнул Амаранту. Тот ответил улыбкой.
Барная стойка вишневого дерева, отполированная тысячами рук и натертая барменом, сверкнула, когда наручные часы Амаранта отразились в ней.
- Добрый вечер, Шон, – сказал он. – Мне вина, пожалуйста.
- Добрый вечер, сэр, – ответил тот. – Может быть, коктейль?
- Нет, – Амарант с улыбкой покачал головой. – Просто вина.
Шон отлично знал, что он так скажет. Этот человек каждый вечер приходил сюда и заказывал одно и то же. Однако бармен всегда спрашивал. Клиент был странным, но не более того. «Лилию», бывало, посещали похлеще. А этот просто сидел, потягивал вино и наблюдал за публикой. Часто к нему подходили девочки, иногда он подходил, а потом вместе удалялись. Обычный клиент.
Амарант взял бокал за тонкую ножку, задумчиво повертел в руке, любуясь красными всполохами. Ничто на свете он не любил так, как наблюдать. Неважно за чем – за игрой вина в бокале или за людьми. За вспышками ночных огней за стеклами своего автомобиля. За тем, как идет дождь. Правда, при этом предпочитал оставаться в комнате, где жарко горит камин. Все-таки демоническая сущность многого не позволяла.
Амарант. Цветок, в народе носящий название «бессмертник», вдохновил мать назвать так своего ребенка. Имена демонов всегда несли в себе тайный смысл и влияли на судьбу своего носителя. Люди давным-давно забыли о могуществе, которое несло в себе имя, и поэтому называли детей просто красивыми словами, не задумываясь о том, что когда-то от него зависела целая жизнь.
Сегодня в баре было не очень людно. Трое у бильярдного стола, четверо, включая его, у стойки. Все столики свободны. Из подвала не доносилось ни звука – игроки отсутствовали. Из динамиков под потолком лилась музыка – негромко, дабы позволить посетителям переговариваться, не напрягая при этом глотку.
Дверь приоткрылась, и в бар вошли две девушки, одетые, как подобает для таких мест: мини и каблуки. Максимум открытой кожи. Яркий макияж. Бары и клубы для того и созданы, чтобы мужчины могли кого-нибудь снять, а женщины – сняться. Амаранту самому не раз доводилось приглашать посетительницу или посетительниц к себе. Но сегодня не хотелось привлекать внимание.
Дамочки прошествовали прямиком к стойке и заняли позиции хищниц, готовых напасть. Амаранта они не замечали – демону стоило лишь провести рукой в воздухе, чтобы скрыться от взглядов.
- Сегодня вы не в их вкусе, сэр, – заметил Шон.
- Нет, – покачал головой демон. – Просто не хочу, чтобы меня видели – и они не видят. Фокус прост.
Бармен нацепил профессиональную улыбку.
- Налить вам еще?
- Нет, благодарю. Сегодня, пожалуй, хватит, – Амарант поднялся и бросил на стойку купюру. – Спасибо.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:40:18 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #4 : 03 Июль 2011, 19:23:46 »
Неуловимый дьявол
С полотенцем на плечах Данте прошлепал обратно в спальню и включил компьютер. Сегодня заснуть уже не удастся, как пить дать, так почему бы не провести время с пользой?
Он открыл электронную почту и начал просматривать сводки происшествий, присланные Карлосом. Пару лет назад Данте помог полиции в поимке одного маньяка, даже не контактируя с ними напрямую. Послал пару электронных писем начальнику полицейского управления, в которых привел свои выводы. Данте уцепился за одну, казалось бы, малозначительную деталь, а в результате распутал дело, располагая только той информацией, что сообщалась в СМИ. Правда, поверили ему не сразу. Пришлось доказывать, что он не имеет никакого отношения к преступнику, и привести полную логическую цепочку рассуждений.
Затем последовало еще несколько головоломок подобного рода, и ему удавалось все разгадать. И теперь он время от времени подкидывал подсказки, когда видел, что дело не движется с мертвой точки.
Узнав о таком необычном хобби, Карлос здорово наподдавал ему. Однако не мог не признать, что Данте действительно оказал неоценимую помощь полиции, и наконец начал сам снабжать сына информацией, предупредив, что если об этом кто-нибудь узнает, он тут же вылетит с работы. Данте с удовольствием принял помощь Карлоса. Свежие сводки позволяли гораздо раньше узнавать о происшествиях, в которых был замешан человек в черном. Газеты и журналы частенько не освещали все подробности, а то и вовсе безбожно перевирали факты, что и выяснялось при детальном изучении. Приходилось выуживать информацию другими путями.
Однако Данте был более чем уверен, что Карлос фильтрует сводки, прежде чем отправить ему. Подтверждением этому служили несколько незначительных происшествий, информация о которых была опубликована в газетах. Всего пара строчек, однако Данте добавил их в свою коллекцию. В письмах Карлоса о них не сказано ни слова. Пусть приемный, отец тщательно оберегал сына, не позволяя тому завязнуть в этом болоте. Иногда чрезмерная забота порядком утомляла, но Данте не жаловался. В конце концов Карлос и так пожертвовал многим ради него.
Данте открыл сводки и погрузился в чтение.
Убийство на бытовой почве. Слишком просто. Даже не открывая файл, Данте знал, что там. Дама в возрасте устроила сцену ревности своему мужу и случайно застрелила его или ткнула ножом. Изнасилование проститутки. Еще проще. Найти последнего клиента, и преступник у вас в руках, хотя Данте и сомневался, что этим кто-то заинтересуется в силу профессии потерпевшей. Мошенничество, вымогательство. Ничего интересного.
Разочарованно фыркнув, Данте закрыл сводки. Затем поднялся и подошел к распахнутому окну.
Снаружи шел дождь. Капли воды падали на пустые улицы, собираясь в лужи на неровном асфальте. На крыше словно угнездился барабанщик. Данте специально выбрал квартиру на последнем этаже – ему нравилось, что сверху никто не топает, не слушает музыку, не ругается. Он любил тишину и звук дождя – единственный, от которого не начинала болеть голова.
Данте отвернулся от окна и подошел к стене, сплошь заклеенной газетными вырезками и распечатками.
«Двойное убийство!» – гласил один из заголовков. «Жестокая резня. Убийца не найден» – извещал следующий. Одинаковые фотографии под ними – отец в строгом костюме и мать в вечернем платье и с высокой прической. Этот снимок был сделан незадолго до трагедии. Данте сам фотографировал перед тем, как они ушли на какой-то прием. Как репортеры добыли это фото, осталось загадкой.
Со статьями об убийстве перемежались вырезки из самых разных изданий – от информационных газет до «желтых» журналов. Заголовки тоже не имели ничего общего – тут было все, от убийств и грабежей до похищения инопланетянами. Но в этой мешанине имелась своя закономерность, понятная только Данте.
Во всех статьях упоминалось третье лицо, казалось бы, не имевшее к преступлениям никакого отношения. Короткими, на первый взгляд ничего не значащими фразами, отдельными словами все пострадавшие или обвиняемые так или иначе упоминали его.
Человек в черном. Наблюдатель.
Он стоял у окна дома, в котором убили Кармен и Хоакина. Он наблюдал. Любовался своей работой.
Данте собирал информацию по крупицам, проверял все сведения подряд, насколько бы недостоверными те ни казались – но это ни на шаг не приблизило к разгадке. Человек в черном был неуловим. Большинство забывало все подробности примерно через сутки, остальные же утверждали, что повстречались с самим дьяволом.
И никто – никто не мог описать его внешность. Не запомнил лица – оно таинственным образом всегда оказывалось в тени. Свидетели вспоминали черную одежду (костюм, плащ, пальто – все, что угодно), и всего в пяти случаях – агатовые глаза. Иногда у Данте появлялось ощущение, что он пытается поймать тень.
В самом центре безумной аппликации красовалась цветная распечатка. Цветок амаранта тянул вверх стебли, усеянные розовыми лепестками. Ниже шло совершенно невинное ботаническое описание.
В тысячный раз Данте перечитывал его и не мог понять – для чего убийца оставил цветок на месте преступления? Что-то вроде визитной карточки? Но из всех вырезок, прилепленных на стену, амарант упоминался лишь в одной, не считая распечатки.
Вздохнув, Данте оделся, натянул куртку с капюшоном и вышел из квартиры.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:39:47 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #5 : 03 Июль 2011, 19:24:19 »
думаю, пока хватит) стоит ли выкладывать дальше, решать вам)
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #6 : 03 Июль 2011, 19:31:30 »
Пролог заинтересовал, но пока совсем нет времени дочитывать, что уже успела выставить. ((

Амарант некоторое время смотрел на закрытую дверь, затем повернул обтянутое велюром кресло обратно к окну и одним движением пальцев разжег камин.
Немного завело в тупик. Пришлось перечитывать, чтобы представить, как это можно зажечь камин одним движением пальцев. Может, стоит как-то переиначить?
Небрежно повёл рукой в сторону камина, щёлкнул пальцами - потрескивающие звуки огня нарушили тишину комнаты.
Фраза корявая, но мне немного не хватало деталей, чтобы представить картинку.

Путь даже Амаранту незнакомо такое слово как «честь», но понятие «возмездие за грехи» он знал очень хорошо.
Очепятка "пусть". )))

Спасибо, интересно. Завтра начну читать.  :)

С уважением, Зима.
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #7 : 03 Июль 2011, 19:33:35 »
спасибо за замечания! обязательно исправлю.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #8 : 04 Июль 2011, 11:35:22 »
Легко читается. Только было странно представлять, что Амарант ( вроде как демон с туго набитым кошельком) снял такую убогую проститутку.  ;D Как его не вывернуло-то?  ;D Я бы скорее представила его рядом с какой-то ВИП девицей.  )))

С удовольствием прочитаю дальше.

С уважением, Зима.

Фонари загорались один за другим, глуша мягкий свет звезд.
Немного царапнуло слово "глуша". Может, лучше "заглушая"?))
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #9 : 04 Июль 2011, 11:40:40 »
спасибо за замечания)
Амарант любит представлять себя человеком - обычным человеком, а вип-девиц вокруг него и так хватает. Захотелось чего-то, что может позволить себе обычный человек) хобби у него такое...

ну если нравится, тогда продолжаем)
« Последнее редактирование: 04 Июль 2011, 11:44:22 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #10 : 04 Июль 2011, 11:44:06 »
Грехопадение
Самым лучшим из всех пороков человека Амарант считал желание и, что важнее, возможность убивать себе подобных. И раз уж сегодня выдалась такая чудная ночь, грех не воплотить в жизнь самый притягательный, необъяснимый и таинственный из всех поступков смертных.
Для осуществления плана Амарант направился в Трущобы – самый бедный район города. Солнце с трудом пробивалось сквозь дымное облако даже в жаркий летний день, а смрад стоял такой, что пролетавшие над грязными улицами птицы в панике сворачивали в противоположную сторону. Контингент подобрался как нельзя лучше: неделями не мывшиеся оборванцы, наркоманы и дешевые шлюхи, большинству из которых едва исполнилось шестнадцать.
Да, Трущобы – идеальное место для его маленького развлечения.
Амарант оставил машину рядом с «Цветком лилии», решив на этот раз поохотиться по-настоящему. Загонять жертву с помощью машины – скучно и неинтересно, она сразу же сдается, понимая, что бороться бесполезно. Гораздо привлекательнее использовать для этой цели чужие руки.
Порой на поиски подходящего человека уходил не один час, но сегодня, по-видимому, был действительно особенный вечер. Не пройдя и квартала, Амарант услышал пьяные вопли. Кто-то пытался спеть «Зажги мой огонь», немилосердно фальшивя. Вскоре показался и сам певец. Им оказался изрядно набравшийся парень лет двадцати пяти, которого штормило от одной стены к другой. Загадкой оставалось, как ему вообще удается стоять на ногах.
- Один, – прошептал демон.
С другого конца переулка вдруг донесся истошный вопль, напрочь перекрывший пьяное выступление.
- Иди сюда, мать твою дери! Куда спряталась? Цепь заждалась! Ошейник начищен! Иди сюда, тварь!
Подходящий кандидат на роль жертвы. Сегодня несчастного пса не посадят на цепь. За его хозяином придет смерть, имя которой означает «бессмертный». Амарант ухмыльнулся собственному каламбуру.
Пьяный певец почти поравнялся с мусорными баками, откуда неслась хриплая брань. Теперь дело оставалось за Амарантом.
Демон щелкнул пальцами, и парень остановился, как вкопанный. Повернулся к роющемуся в отбросах мужику.
- Заткнись, – четко произнес он, что никак не вязалось с предыдущим пьяным мурлыканьем.
Бомж поднял голову. Небритый, в поношенной, давно не стираной одежде. Перегаром от него несло так, что чувствовал даже Амарант, скрывающийся в тени соседнего дома. Идеальный кандидат. О нем никто не будет беспокоиться, большого шума убийство не наделает. Все шло просто замечательно.
- Чего ты сказал, сосунок? – взревел он, потрясая здоровенными кулачищами перед носом парня.
Тот даже не пошатнулся.
- Я сказал, заткнись. Ты мешаешь мне петь.
- Я те щас покажу, как надо петь! – бомж перекинул ногу через край мусорного бака. – Я те щас так покажу, даже папаша не признает!
Не дожидаясь, пока противник доберется до него, парень со всей силы врезал ногой ему в висок, как заправский каратист.
Мужчина охнул и тяжело повалился на асфальт. Парень не дал ему встать и нанес сокрушительный удар в челюсть. И еще один. И еще.
Много, много ударов. Кости трещали под ботинками, зубы рассыпались в разные стороны. Отвратительное чавканье раздавалось, когда кроссовки соприкасались с головой жертвы. Кровь заливала лицо мужчины и штанины парня, так неистово молотившего несчастного, что на лбу выступили капли пота.
- Пой! – орал он. – Пой, гад! Что ж ты молчишь? Пой, скотина! По-о-ой! Давай, зажги мой огонь! ЗАЖГИ МОЙ ОГОНЬ!
- Хватит, – прошептал Амарант.
Из парня будто вытащили стержень. Его повело в сторону, ноги заплелись, и он прислонился к стене. Взгляд постепенно очистился от ярко-красной ярости и непонимающе остановился на пропитанных кровью джинсах. Затем взгляд остановился на трупе, от лица которого осталось кровавое месиво.
- Мужик… Ты чего? – издав горловой звук, он рухнул на колени и принялся блевать.
Амарант, довольно улыбаясь, появился из тени. Все прошло так, как задумывалось. Молокосос ничего не вспомнит, что и будет утверждать на суде. Демону также абсолютно не волновало, увидит ли его этот чурбан. Кто поверит пьянице, забившему человека до смерти, ведь он даже не может вспомнить, как делал это? Ах, как Амарант любил подобные ситуации! Если бы нашлись свидетели, решение суда не изменилось бы. Ведь бил несчастного не он, а пьяный в доску паренек, который продолжал блевать, схватившись одной рукой за кирпичную стену дома, а другой – за живот.
Закончив извергать ужин, парень практически сразу потерял сознание.
- Тебе не отвертеться от карающей длани правосудия, – прошептал демон и повернулся, чтобы уйти.
Его остановил тихий звук, донесшийся из-под кучи тряпья, сваленной за мусорным баком. Тихий, едва различимый, напоминающий мяуканье, но у Амаранта внутри все похолодело.
«Кошка? Разве их держат на цепи?»
Он подошел ближе. В куче рванья кто-то копошился, пытаясь вылезти наружу. Машинально демон протянул руку и отодвинул ткань.
Локон белокурых волос на мгновение ослепил его. Амарант отступил, растерянно моргая.
Девочка лет семи испуганно уставилась на него, готовая в любое мгновение броситься наутек. Миловидное, с тонкими чертами личико было измазано грязью и остатками ужина. Драная одежонка едва прикрывала худющее, словно скелет, тельце. Огромные синие глаза неотрывно следили за Амарантом, ловя каждое движение.
- Спасибо, – наконец робко произнесла она.
Амарант понятия не имел, за что его благодарили. За то, что помог выбраться из кучи рванины, или за то, что убил сумасшедшего папашу, не дав снова посадить ее на цепь?
- О нет, – прошептал он, отступая еще на шаг. – Нет, нет, нет!
Паника, зародившись в животе, подступила к горлу, готовая вырваться наружу пронзительным воплем. Амарант сжал зубы, не давая ей сделать этого. Он не мог отвести взгляда от девочки. А та смотрела на него широко распахнутыми глазами, в которых теперь страха было не больше, чем если бы перед ней стоял котенок.
Амарант, не разбирая дороги, бросился прочь.
- Нет, – повторял он, как заведенная игрушка. – Нет!
Начался дождь. Холодные капли хлестали по коже, одежда промокла насквозь. Ветер швырял в лицо горсти мусора. Ботинки громко хлюпали, хотя казалось, будто он не бежит, а летит над лужами. Над всем этим чертовым городом.
Чтоб он обратился в прах.

Демон потерял счет времени и расстоянию. Бежал в ночь, и полы черной куртки развевались за спиной крыльями порождения ада.
«Я и есть чертово порождение. Был им до недавнего времени. Кто же я теперь? Кто? Кто?»
Поскользнувшись в очередной луже, Амарант упал. Холодная вода окатила с ног до головы, слегка остудив разгоряченное тело. Пришла новая мысль, совершенно неуместная, но, тем не менее, чистая, как одежды ангела.
«Видела бы меня сейчас Розалина, умерла бы со смеху».
И следом за ней – вторая.
«Думаю, стоит еще немного полежать. Пока руки и ноги не начнут коченеть».
Демон знал, что скорее лужа вскипит, чем остынет он. Но вода так приятно ласкала кожу, даря прохладу…
Левое плечо нещадно горело. Под кожу будто напихали раскаленного песка, неугомонно пересыпающегося с места на место. Рванув ворот черной рубашки так, что пуговицы дождем посыпались на асфальт, а ткань громко треснула, Амарант вскрикнул от изумления – на плече, дымясь, проступал вписанный в круг черный треугольник, внутри которого сверкала еще одна окружность с алой точкой в центре.
- О нет, – прошептал демон, не веря глазам. – Только не это!
Доигрался.
Проявившийся знак мог означать только одно – ему никогда не стать таким, как прежде. Так же как согрешившим ангелам больше не вернуться на небеса, так и демону путь в ад теперь закрыт навсегда.
Своей игрой с одним человеком он спас другого. И спасенная девочка сказала «Спасибо». Все равно что молиться, прежде чем убить. Одним словом она пустила все его существование под откос.
Единственное правило, которому подчинялись все демоны – никакого сострадания к смертным. Убив отца девочки, пусть даже с помощью пьяного отморозка, Амарант совершил непростительную ошибку.
- Но я же не знал, что он искал не долбаную собаку! – взвыл он.
Его несомненно найдут. Возможно, уже рыщут по переулкам. Но не сегодня, Амарант этого не допустит. Завтра – может быть, но не сегодня. Ему хватит этой передышки, чтобы составить план дальнейших действий. Попасть на суд демонов Амаранту совсем не хотелось.
Куда же теперь? В башню нельзя – там первое место, где его будут искать. Лишь Розалина может помочь. Ему она не откажет.
Не мешкая ни секунды, Амарант вытянул руку в надежде поймать такси – машину он благоразумно оставил в переулке. Пусть преследователи покрутятся возле автомобиля – там след теряется. Ненадежная мера, но это – единственное, что он может. Выиграет немного, чтобы поразмыслить о дальнейших действиях.

Амарант нажал на кнопку звонка. За все время, что Розалина работала на него, демон ни разу не был у нее дома. Собственное правило – никаких личных или интимных отношений с сотрудницами – он не нарушал. Хотя, признаться, поводы были. Сама Розалина – чем не повод?
Она появилась на пороге, одетая лишь в шифоновый пеньюар с кружевами. Мокрые после душа волосы свободно падали на плечи. При виде насквозь промокшего демона брови ее поползли вверх.
- Амарант? Что вы тут делаете?
- Нужна твоя помощь.
Не спрашивая разрешения, демон вошел в квартиру. Розалина отступила, давая пройти, затем заперла дверь.
Просторная квартира Розалины была обставлена роскошно и со вкусом. С теми деньгами, что платил Амарант, она могла позволить себе еще лучше, но занималась этим не ради прибыли.
Амарант сел в кожаное кресло и с наслаждением откинулся на спинку.
- Ты одна?
- Мой любовник выпрыгнул в окно, как только услышал звонок, – усмехнулась Розалина. – Так что я в вашем распоряжении, – она уселась в кресло напротив демона, закинув ногу на ногу. Полупрозрачная ткань туго натянулась на бедре.
- Я здесь не за этим. Прекрати меня соблазнять.
- А я разве соблазняю? – девушка потянулась за сигаретой, и бретелька медленно сползла с плеча.
Прирожденная актриса. И невероятно сексуальна. Не будь она его лучшей сотрудницей, Амарант, не задумываясь, воспользовался бы ситуацией. Но сейчас следовало взять себя в руки.
- Именно этим ты и занимаешься. Я бы отправил тебя одеваться, но времени и так мало.
Розалина вздохнула и поправила бретель. Затем закурила.
- Хорошо, босс.
- Видишь этот знак? – Амарант указал на плечо, отогнув порванный рукав. Девушка кивнула. – Это значит, что у меня неприятности.
- Большие? – нахмурилась она.
- Ты даже не представляешь, насколько. Попробую объяснить. Внешний круг и треугольник обозначают огонь. Внутри находится древнейший символ солнца.
- И? – все еще не понимала.
- Солнце обозначает все, что мне ненавистно, Розалина. Надежда, свет, счастье. Добро. Ты можешь представить, чтобы я творил добро?
Она с усмешкой покачала головой и выпустила вверх струю дыма.
- Зачем же вы сделали такую странную татуировку?
- Я не делал. И в этом-то заключается моя проблема.
- Я не понимаю вас, Амарант.
Демон вздохнул.
- Сколько смертных грехов ты знаешь?
- Семь. Хотите, чтобы я вам их перечислила?
- Да, ты права, их семь. У демонов грех всего один.
- Убийство себе подобных?
- Демона убить невозможно, и ты знаешь это не хуже меня.
- Тогда что?
- Сострадание к смертным. Спасение человека. Именно это я сделал сегодня – спас маленькую девочку от более чем веро&
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:39:26 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #11 : 04 Июль 2011, 11:44:51 »
Боль
Утро застало Данте в парке. Когда ночи выдавались особенно кошмарными,  он приходил сюда, чтобы успокоиться и подумать. Здесь было тихо и спокойно, даже шпана, и та обходила темный парк стороной.
Данте достал из кармана колоду и начал тасовать. Это помогало успокоиться, изгнать ненужные мысли и сосредоточиться. Капли дождя падали на гладкую поверхность карт, стекали вниз. Красные масти наливались кровью, когда вода попадала на них, пики и крести напоминали блестящие агатовые глаза.
Девять лет он гонялся за человеком в черном, но нигде не нашел ни малейшего следа. Как такое возможно? Куча свидетелей, но ни один не запомнил лица. Он был замечен на стольких местах преступления – и ни в одном полицейском отчете не упомянут. Большинство свидетелей отказывалось от показаний примерно через сутки после происшествия. Что же с ними происходило? Почему теряли память? Эти вопросы оставались без ответа.
Данте поднялся с мокрой скамейки и направился к дому. Нужно было взять учебники и тетради – выходные закончились, пора возвращаться к учебе.

Данте сидел, откинувшись на спинку стула, и смотрел в окно. Шло занятие по любимому предмету – уголовному праву, но он совершенно не слушал преподавателя. Не мог сосредоточиться, что нередко случалось после бессонной ночи. Многие не понимали, как ему удается учиться лучше всех, но вопросов никто не задавал. Как и в школе, он никого не подпускал слишком близко.
Тучи разошлись, на улице прояснилось, что совсем не обрадовало. Данте терпеть не мог солнце – от ярких лучей начинала болеть голова, а худшей пытки он и представить не мог.
Боли начались вскоре после убийства родителей. Поначалу он старался не замечать их, горстями глотал таблетки, но со временем стало только хуже. Врачи держались одного диагноза – сильное нервное расстройство, советовали пить успокоительные и побольше отдыхать. Однако Данте и слушать их не желал. Все свободное время заняла помощь Карлосу и поиски человека в черном.
Данте не заметил, как положил голову на скрещенные руки. Бессонные ночи давали о себе знать. В полудреме еще слышался голос преподавателя, но издалека, словно с другой планеты. Из темноты сна вдруг выплыло лицо, которое он не мог разглядеть, как ни силился. Лишь блестящие черные глаза без белка насмешливо смотрели на него.
- Данте Гонсалес! – крикнуло оно.
- Данте Гонсалес! – сердитый окрик преподавателя вырвал из сна. – Ты опять нагло спишь на моих занятиях! Думаешь, раз ты сын полицейского, то тебе и знать ничего не надо?
- Простите, – пробормотал Данте. Он даже не раскрыл тетрадь. Ручка укатилась под стол, а он не заметил.
Раздались сдавленные смешки.
- Ну-ка, тихо! – рявкнул преподаватель. – Сейчас, молодой человек, вы ответите на пару вопросов. И если ответы мне не понравятся, зачет в этом семестре вам будет получить ой как сложно!
Данте хотел усмехнуться, но сдержался. Он прекрасно знал, что без проблем ответит на все вопросы, какими бы каверзными они ни были. Но злить преподавателя лишний раз не хотелось, поэтому он сел прямо и изобразил на лице внимание.

Когда Данте вышел из университета, на улице вовсю светило солнце. Досадливо поморщившись, натянул капюшон, не обращая внимания на удивленные взгляды. Затылок уже начало колоть невидимыми иголками, пока слабо, но он знал, что через полчаса боль станет невыносимой. Пока этого не произошло, нужно добраться до дома.
На улицах было полно народа. Все ликовали, что проклятый дождь наконец закончился. Ребятишки весело шлепали по лужам, на лавочках сидели группы молодежи, по аллеям неспешно прогуливались парочки. Все радовались жизни. Все, кроме Данте, который черным ангелом обгонял их, стремясь поскорее скрыться от света.
«Как вампир», – усмехнулся он про себя, натягивая капюшон еще ниже. Парочка девиц проводила его удивленными взглядами. Вслед донеслось хихиканье. Но Данте уже привык, что его считают странным. Это не мешало, скорее, даже помогало – никто не лез в личную жизнь.
Данте подошел к газетному киоску. Высокий улыбчивый продавец в режущей глаза фиолетовой футболке с пошлой надписью поприветствовал постоянного покупателя:
- День добрый, таинственный молодой человек! Вам как обычно?
Данте с улыбкой кивнул, хотя от яркой футболки голова заболела еще сильнее.
- У Диего все готово! – продавец достал из-под прилавка кипу газет и журналов, перетянутых бечевкой. – Одного не понимаю – зачем вы читаете всю эту чушь?
- Есть причины, – уклончиво ответил Данте, расплачиваясь. – Спасибо.
Придя домой, он первым делом прошел в ванную и открыл кран с холодной водой.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:39:09 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #12 : 04 Июль 2011, 11:45:21 »
Единственный преданный человек
Амарант стоял у окна и смотрел на мощеные улицы. Розалина предпочла жилье не в самом элитном районе города – не хотела привлекать излишнее внимание. С такой профессией, как у нее, это действительно было необходимо. Много лет назад демон сам посоветовал ей держаться схемы, когда девушка начала излишне швыряться деньгами.
- Будешь жить слишком красиво – и у людей появятся вопросы. Вопросы приведут к ответам, а ответы – к гибели. Этого хочешь?
Вскоре Розалина слегка поумерила пыл. Или просто повзрослела. Чего в ней так и не убавилось – дьявольской красоты и желания убивать. И не просто убивать, а мучить жертву, пока та не испустит последний вздох. Такая уж у девушки натура. Нет, она выросла не в Трущобах и даже не в бедной семье простого рабочего. У нее были вполне обеспеченные родители, покладистый младший брат, обучение в престижной школе. Все, что душе угодно! Но жестокий убийца, живущий глубоко внутри, решил выйти наружу, когда ей едва исполнилось четырнадцать. Даже Амарант, повидавший всякое, с нескрываемой смесью ужаса и восхищения слушал сбивчивый рассказ девочки-подростка о том, как она собственными руками убила сначала брата, а потом мать и отца.
- Они кричали, – буднично закончила она. – А потом вдруг замолкли. Раз – и все!
Так они с Амарантом и познакомились. Ему в очередной раз повезло оказаться в нужном месте в нужное время. Он занимался любимым делом – наблюдал за смертными, изредка помогая им свернуть с прямой дороги в кусты и затаиться там с ножом в руке. Но эта девчонка с бешеным огнем в глазах сразу ему понравилась. Демон знал, что она собирается сделать, и с нетерпением ждал, осуществит ли коварный замысел или нет. Если бы девушка так и не решилась, стоило бы подтолкнуть.
Но она решилась.
Смывая в ванной кровь с рук, Розалина заметила в зеркале Амаранта.
- Если тебе понадобится помощь, – сказал он обомлевшей девчонке, – приходи завтра вечером в бар «Цветок лилии». Знаешь, где он?
Ошарашенная, но нисколько не испугавшаяся девочка кивнула.
На следующий вечер они встретились в баре. Как ее туда пустили – Амарант так и не узнал, что еще раз убедило в том, что Розалина и есть тот человек, которого он искал для полной реализации давней мечты. Убийство за деньги – казалось бы, так просто! Но только сейчас Амарант нашел идеального исполнителя. Разумеется, у него были и другие наемники, но эту красавицу никто не сумел переплюнуть.
Девушка без колебаний согласилась стать его помощницей. Амарант заплатил немалые деньги за то, чтобы закрыть дело об убийстве ее семьи, и теперь Розалина была самой перспективной сотрудницей. И единственной, кто знал его настоящую сущность.
- Куда вы отправитесь сегодня вечером?
Амарант вздрогнул. Розалина подошла к нему неслышно, что еще никому не удавалось.
«Теряю бдительность», – усмехнувшись, подумал он.
- Не знаю. Но меня будут искать, и если останусь здесь, к тебе неизбежно придут. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
Розалина распахнула удивительные глаза.
- Вы беспокоитесь обо мне?
- Это не беспокойство, а мера предосторожности. Ты единственная из смертных знаешь, кто я на самом деле. Поверь, настолько я еще никому не доверял, а живу уже немало. И потерять единственного преданного человека будет очень неприятно.
Розалина закусила губу и прислонилась к стене.
- А откуда вы знаете, что я не предам?
Амарант рассмеялся.
- Поверь, если бы возникла хоть тень сомнения за годы, что мы знакомы, я бы без промедления тебя убил.
Наступила тишина. Было слышно, как чирикают воробьи, греясь на долгожданном солнышке на карнизе. Затем Розалина улыбнулась.
- Хорошо. Я убедилась, что вы мне доверяете.
- Странно, что у тебя оставались сомнения.
- Так куда вы отправитесь? – повторила она вопрос.
- Долго на одном месте сидеть не буду. Они отстают на несколько шагов, но стоит задержаться где-либо, и меня догонят.
- Кто такие «они»?
- Я уже говорил, что не знаю, – раздраженно сказал Амарант. – Я считал их лишь выдумками, страшными сказками, которыми пугают демонят. Думаю, это своеобразная инквизиция. У них нет общепринятого названия, поэтому буду называть их так. Членство в этом обществе держится в строжайшей тайне. Собственная мать может оказаться инквизитором, а ты об этом даже знать не будешь.
- У вас была мать?
- Разумеется. Демоны же откуда-то берутся.
- Простите. Глупый вопрос. Чем я могу помочь?
- Мне нужен автомобиль. Какой-нибудь неприметный. Никакой роскоши, обычная городская машина.
- К вечеру добуду. Что-нибудь еще?
- В компании всем передай, что я в отпуске. Назначь заместителя.
- Марко Пьелос подойдет?
- Слишком умен и предприимчив. Не думаю, что он идеальный кандидат. Еще вздумает захватить мое кресло за время отсутствия.
- Тогда Антонио Селесте?
Демон согласно кивнул.
- Если в компанию кто-то явится и начнет расспрашивать обо мне, сразу же звони.
- А если звонок отследят?
- Это нам не грозит. И на твоем, и на моем мобильнике стоит новейшая защита от прослушивания. Об этом не волнуйся. А я постараюсь выпутаться из неприятной ситуации.
- Поражаюсь вашему спокойствию, Амарант, – вдруг сказала Розалина. – Вы понятия не имеете, что с вами сделают за эту маленькую провинность, но не паникуете и не теряете головы.
- Я демон. И знаю, что меня не убьют. Попадаться инквизиции не хочу, но не думаю, что они сделают со мной что-то ужасное. Будут пытать? – он усмехнулся. – Ерунда. Из-за чего тут паниковать?
- И тем не менее вы бежите от них, – тихо произнесла Розалина, отвернувшись к окну.
На это Амарант не нашел, что ответить.
« Последнее редактирование: 10 Март 2012, 18:48:19 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #13 : 04 Июль 2011, 11:45:47 »
Убийство в Трущобах
Данте сел за стол, перерезал веревку, связывающую кипу периодики, и взял первый попавшийся журнал. Это оказалась желтая газетенка «Ого!», где печатались сплетни о жизни знаменитостей. Страница, интересовавшая его, была в самом конце – невероятные рассказы читателей. По большей части они были действительно невероятными, однако изредка Данте находил там довольно интересные сведения.
Однако на этот раз ничего заслуживающего внимания там не оказалось. Он бросил «Ого!» в мусорное ведро, стоящее рядом со столом, и взял следующую газету, «Городские новости».
Ее Данте изучил более тщательно, не пропуская ни одной статьи. «Городские новости» печатали практически все, что происходило в городе, от криминальной хроники до открытия нового детского сада. Из всех статей интерес вызвали две: брошенный автомобиль и убийство бомжа в Трущобах. Трущобы были идеальным местом для совершения преступлений, и недели не проходило, чтобы там кого-нибудь не убили, но и тому, и другому происшествию было уделено всего по паре строчек. Слишком незначительные события, чтобы растягивать их на целую страницу, однако Данте не оставил их без внимания. Во-первых, автомобиль был отнюдь не дешевый, и бросать его в таком неприглядном районе было равносильно целенаправленному его уничтожению. Это наводило на мысль о том, что с хозяином что-то случилось. Во-вторых, убийство бродяги произошло в тех же Трущобах, вполне возможно, что неподалеку от брошенного автомобиля. Может, эти события как-то связаны? Следовало побольше разузнать о них.
Данте взглянул на часы, висевшие на стене. Десять минут шестого. Новостей от Карлоса ждать почти семь часов. Если в сводках не будет ничего подобного, придется съездить в полицейское управление.
При мысли об этом у Данте сжалось сердце. Он не навещал Карлоса уже несколько месяцев, они общались только по телефону и электронной почте, и последний раз это было около месяца назад. Как полицейский воспримет его внезапное появление? Данте не сомневался, что тот обрадуется, но противный голосок глубоко внутри нашептывал: «Ты ему не нужен. Он был только рад избавиться от тебя. У него и так проблем выше крыши, хоть одну удалось скинуть». Усилием воли Данте заставил этот голос заткнуться.

Остаток дня и весь вечер он занимался тем, что изучал газеты и журналы, собранные ему заботливым Диего. Но больше ничего подозрительного или требующего подробного изучения ему не попалось. В итоге Данте вырезал две заметки о Трущобах и положил их на стол рядом с монитором, собираясь чуть позже поискать информацию в Интернете.
Данте выбросил уже ненужные газеты и журналы в мусорное ведро и потянулся. На часах было пять минут первого.
Он подошел к окну. На улицах снова было благословенно темно. Черные тучи нависли над городом, готовые вот-вот разродиться дождем. Данте улыбнулся. Возможно, чуть позже он выйдет прогуляться.
Компьютер тихо пиликнул. Пришло письмо от Карлоса.
Сегодняшние сводки ничем не отличались от тех, что Карлос присылал ему каждый вечер, но на этот раз перед ними шло короткое сообщение:
«Как ты? Я волнуюсь».
Данте написал ответ, еще более лаконичный.
«Все хорошо».
Затем он приступил к изучению сводок.
Вопреки ожиданиям, в них не оказалось ровным счетом ничего интересного. Взяточничество, мелкое хулиганство, вождение в нетрезвом виде. На этот раз Карлос решил прислать ему все подряд. Данте нахмурился. В последнее время полицейский часто так делал, что могло означать только одно: у него совершенно не было времени, работа накрыла с головой.
Данте уже собирался закрыть сводки, как вдруг натолкнулся на заголовок: «Убийство в Трущобах». Вот оно! Сомнений не оставалось, это было то самое происшествие.
Он дважды щелкнул по файлу, и на экране появился документ длиной в два абзаца.
Через минуту Данте схватил куртку и, не выключив компьютер, выбежал на улицу.
Накрапывал дождик. Капли падали на капюшон, оставляя мокрые точки, ударялись об асфальт, рассыпаясь на мельчайшие брызги. Данте посмотрел на небо. Луна скрывалась за тяжелыми облаками, фонари не горели. Улица была пуста. Все преступники и уличные хулиганы давным-давно спали или кутили в барах.
Только тихое шуршание дождя нарушало тишину.
Данте медленно двинулся вдоль дома. Ему нужно было подумать, а дождь всегда помогал ему сосредоточиться. То, что он прочел в той сводке, заставило его заново пережить ночной кошмар. Если бы Карлос не был слишком занят, он бы ни за что не прислал этот файл.
- Человек, – прошептал Данте, ускоряя шаг. – Человек в черном стоял и смотрел на меня. Он заставил меня это сделать.
Слова потонули в шелесте дождя.
Много лет Данте искал того, кто мог бы пролить свет на таинственную смерть родителей. Приходил на работу к Карлосу и рылся в папках с делами, когда тот не видел. Сидел в Интернете сутки напролет, вбивая в строку поиска одни и те же слова. Пару раз ему казалось, что он близок к разгадке, но ниточки оказывались ложными. И теперь, когда появился свидетель, Данте стало страшно. Он знал, что здесь все не так просто, как кажется, и боялся того, что мог раскопать. Боялся того, кто стоял за этим преступлением. Понадобилось девять лет, чтобы это понять, но теперь было поздно. Данте уже не мог повернуть назад. Он должен довести дело до конца, иначе проклятая боль никогда его не отпустит. Человек в черном костюме все так же будет стоять у окна и ухмыляться, наблюдая, как он сходит с ума.
- Кто же ты? – спросил Данте у темноты. – Кто ты? Почему не оставляешь меняв покое?
Из темноты донесся тихий смех. Данте не обратил на него внимания. Этот смех преследовал его девять лет, каждый день с того самого момента, как тринадцатилетний мальчишка услышал его за окном прихожей.
- Я найду тебя, – Данте улыбнулся темноте. Улыбка вышла жутковатой. – Раньше я не знал, с чего начать, но теперь у меня есть зацепка.
« Последнее редактирование: 17 Февраль 2012, 17:04:48 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #14 : 04 Июль 2011, 12:10:45 »
Интересно, как Амарант выкрутится из такой ситуации и что же с ним всё-таки может сделать демоническая инквизиция, если поймает? )) Почему-то Амарант вызывает больший интерес, нежели Данте. Возможно, из-за того, что ему уделена большая часть повествования.

Чуть позже с удовольствием прочитаю продолжение.

С интересом, Зима.  :)
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #15 : 04 Июль 2011, 12:19:56 »
это в начале большая часть... а вообще примерно поровну получилось.
спасибо, жду замечаний)
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #16 : 04 Июль 2011, 12:30:45 »
атертая белоснежной тряпкой барменом

Наверно, все таки "бармена"
Амарант. Цветок, в народе носящий название «бессмертник», вдохновил его мать на это имя. И оно подходило ему как нельзя лучше. Имена демонов всегда несли в себе тайный смысл и влияли на судьбу своего носителя. Люди давным-давно забыли о могуществе, которое несло в себе имя, и поэтому называли своих детей просто красивыми словами, не задумываясь о том, что когда-то от имени зависела целая жизнь.
В тексте есть еще один отрывок о его имени, он почти такой же, может два не нужно? Или хотя бы сделайте их совершенно разными.
Сюжет заинтриговал, буду читать.
Стиль написания хороший, все гладко и естественно.
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5107
  • Репутация +158/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #17 : 04 Июль 2011, 12:39:21 »
насчет первого замечания: натертая кем? барменом)
А по поводу второго замечания... Разные мнения о нем ходят. Одному моему рецензенту такое повторение понравилось. Правда, наверное, его стоило применить не так рано, может, где-то в середине романа, что-то вроде напоминания... А может, вообще не надо было так делать и убрать его совсем)
Спасибо за замечания!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Зима

  • Легенда
  • *
  • Сообщений: 3368
  • Репутация +105/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #18 : 04 Июль 2011, 12:48:42 »
Ryuzaki,
Барная стойка вишневого дерева, отполированная тысячами рук и натертая белоснежной тряпкой барменом, сверкнула, когда наручные часы Амаранта отразились в ней.


насчет первого замечания: натертая кем? барменом)
Неправильно задан вопрос. В контексте "стойка блестела, натёртая тряпкой кого?  -бармена." Как-то так. )))
Считаю, замечание, которое сделала Мыfь - обосновано.  :)
***
Блондинки не боятся проблем, это проблемы боятся блондинок. Когда блондинки начинают решать проблемы, то проблемы появляются у проблем!
***
Включила дуру. Выключить не могу! День не могу. Второй не могу. А потом смотрю… жизнь-то налаживаться стала!
***

Оффлайн ersh57

  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 658
  • Репутация +72/-0
    • Просмотр профиля
Re: Амарант
« Ответ #19 : 04 Июль 2011, 12:52:29 »
Это первое произведение, насколько понимаю? Вкратце глянул на пролог. М-да-а-а... Работы - непочатый край. В качестве примера - разбор первого абзаца:
Сумерки обмахивали город темными крыльями, предвосхищая наступление ночи. Предметы постепенно теряли очертания, растворяясь в туманной дымке. Припозднившиеся прохожие поднимали воротники, надеясь спрятаться от пронизывающего ветра, и ускоряли шаг, чтобы быстрее добраться до дома или ближайшего безопасного места вроде бара. Никто не хотел оставаться на улице после наступления темноты. В этом была и его заслуга, думал Амарант, сидя в кресле и оглядывая улицы с высоты в сорок три этажа. Конечно, он не единственный в своем роде, но в этом городе не было никого, кто мог бы превзойти его.
Сумерки ОБМАХИВАЛИ? Как это? То темней, то светлей становилось? Выражение красивое, но крайне неточное по отношению к наступлению ночи. Далее - дымка. И тут же - пронизывающий ветер. Явное и недвусмысленное противоречие. Если дымка, то ветра быть не должно, иначе сдует всю эту дымку одним порывом. Описания следует давать более точно, и коли хочется красивостей навставлять, то следует делать это непротиворечиво.
Следующее: герой сидит в кресле и оглядывает улицу с высоты сорок третьего этажа. Как такое можно реально представить? Стены и полы здания - прозрачны? Угол зрения автор учёл? Автор пробовал сам такое проделать? С высоты в десяток этажей и то приходиться через перила перегибаться на балконе, а тут - 43 этажа.

Первые строки. Самые важные. Именно по ним будет судить будущий читатель - стоит ли читать эту книгу. И как вы думаете он поступит, если поймёт такое вступление буквально? Заинтересует ли его подобный текст?

Прекрасно понимаю, что выстрадана каждая строка и каждое слово. Но - править и ещё раз править! Убрать неувязки. Надеюсь, что автор понял: их хватает с избытком, если в самом начале их даже не одна.

Дайте отдохнуть себе и своему воображению. Скажем, месяц. Потом взгляните более-менее свежим взглядом на то, что написано. Думаю, увидите много интересного.

И прошу не обижаться. Критикую без предубеждений.

С уважением, Ёрш.
« Последнее редактирование: 04 Июль 2011, 12:56:30 от ersh57 »
=========================================================================
Мне ли судить, что сам и написал?
Пристрастен я в суждениях и взглядах,
Когда писал - не думал о наградах,
Я просто душу в буквы воплощал!