Автор Тема: Осенний бег  (Прочитано 1066 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн КуэнтаАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 35
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Осенний бег
« : 15 Июнь 2011, 20:57:52 »
Это был день осеннего равноденствия, день его рождения и день главного городского кросса. Самый важный день в его жизни, как думал тогда Артём. В чём-то он был прав.

В то утро Артём проснулся рано, легко и весь сразу, как птица. Осторожно ступая босыми ногами по холодному полу, подошёл к окну. Солнце уже встало. Небо было высоким, прозрачно-синим и безоблачным. Лишь на самом горизонте кто-то сделал несколько стремительных белоснежных мазков.

День будет чудесным, понял он, и радость мягко толкнулась в грудь. Выбирай среди тысячи лучших дней и всё равно лучше сегодняшнего – не найдёшь. Артём посмотрел вниз, во двор. На клумбах ещё цвели последние осенние цветы, но листья рябин у соседней многоэтажки уже покрылись чистым золотом и багрянцем. На фоне яркой рябиновой листвы терялись тяжёлые тёмно-красные грозди.

Переплетённые ветви рябин мягко колыхались в утреннем ветре и отбрасывали на кирпичную стену дома тёмно-синие узорчатые тени.  Рябиновые тени были странные, причудливые, непохожие на сами рябины и что-то смутно напоминали ему. «Папирусы в дельте Нила», - вдруг подумал он. Они были похожи на высокие разлапистые папирусы, рисунок которых он видел в одной старой книге.

Артём отошёл от окна и машинально скользнул взглядом по обшарпанной книжной полке, висевшей рядом с кроватью. Весёлые разноцветные корешки плотно жались друг к другу: Дюма, Гюго, Майн Рид, Ефремов. Его друзья. Его единственные друзья, как он иногда с грустью думал. Но сегодня не было грусти, а только тихая звенящая радость и предвкушение счастья.

Хотя он встал раньше обычного, мама уже ушла на работу. Чайник на кухне почти остыл. Артём долил воды и снова поставил чайник кипятиться. Как он и ожидал, в вазочке на полке оказалось печенье, а в холодильнике на ярком цветочном блюдце из праздничного сервиза лежало пирожное. Мама помнила о его дне рождения. Что она подарит ему сегодня вечером на четырнадцатилетие? Он хотел книжку о мальчике-волшебнике, но не был уверен, что получит её: книга была дорогая.

Позавтракав и собравшись, он привычно вскинул на плечо школьный рюкзак и вышел из дому. На мгновение в зеркале прихожей мелькнула худенькая вихрастая фигурка.
 
Было начало девятого, и нежно-розовый утренний отсвет уже бесследно растаял в прозрачном осеннем воздухе. Артём шагал легко и упруго, ему хотелось идти быстрее, ему хотелось побежать. Но он и так вышел раньше обычного, и до начала занятий в школе было ещё много времени.

Шелестела листва, весело чирикали вездесущие воробьи, и в его душе тоже звучала музыка, смутная и ликующая. Он знал, чувствовал всем своим существом, что сегодня – его день, сегодня – всё сбудется.

Полгода назад, на весенних соревнованиях Артём занял второе место. Это был его лучший результат за то недолгое время, что он занимался бегом. Павел Валерьевич, учитель физкультуры, был им доволен. Его хвалила директор школы, хвалила мама. Но он сам, вспоминая о том забеге, каждый раз чувствовал острую горечь и обиду.

Тогда он лидировал всю дистанцию, бежал, как в бреду, под барабанный стук сердца, кроссовок, всхлипов дыхания. Но за полкилометра до финиша  будто врезался в стену, свинцовая тяжесть залила всё тело. Он сбавил скорость, и высокий белобрысый парень из лицея обогнал его. Лицеист стал первым, а он – вторым.
 
Артём чувствовал, что проиграл не белобрысому лицеисту, а – себе. Не белобрысый был сильнее, а он дал слабину: недотренировался, недотерпел. Поэтому и жгла его, не давала покоя горечь после весеннего поражения.

Та весна была сказочная, таких вёсен ещё не бывало за все тринадцать лет Артёмовой жизни. Ещё никогда не бывало такого высокого неба, чистых красок, сладкого воздуха. Пробивалась сквозь землю жёлтая мать-и-мачеха, распускались клейкие берёзовые листочки, цвела сирень и черёмуха.

И в нём самом  тоже стремительно и необоримо росло что-то новое, заострялись черты лица, распрямлялась упрямая мужская воля. Он вдруг всем своим существом захотел – победить, поставить цель – и достигнуть, стать лучшим, стать первым.

Артём тренировался всё лето, почти каждый день, в любую погоду. По вечерам, когда иссякал поток людей и машин, он выходил из дому и, вдохнув полной грудью летний воздух, бежал, бежал. Он бежал в знойные июльские вечера, рассекая неутомимым телом нагретый, ощутимо объёмный воздух. Были и другие вечера, когда дул холодный ветер, сыпала хлёсткая морось, а по небу стремительно неслись серые облака. Но и тогда он выходил из дому и, упрямо склонив голову, бежал сквозь сумерки, дождь и ветер.

Тренировки захватили Артёма целиком, даже книги и рисование отодвинулись куда-то вдаль. Бег отточил его гибкое, растущее тело, как резцом, вырезал каждую жилку и мышцу.

Пришла осень, время сбора плодов. И вот теперь Артём чувствовал, как летняя сила переполняет его тело, хочет взорваться движением, стремительным неудержимым бегом. Он чувствовал, что готов, что хорошо потрудился и достоин награды.

Обуреваемый переживаниями, Артём глубоко вздохнул: до соревнований ещё оставалось несколько часов, которые надо было пережить, не расплескав чудесное чувство в сердце.

Дорога в школу шла через небольшой сквер. Деревья горели, подожжённые солнцем и осенью: золотые берёзы, лимонно-жёлтые осины, багрянец клёнов. Дивная осенняя красота всегда рождала в нём мучительное, щемящее чувство то ли радости, то ли печали. Но сегодняшний день – не для печали, сегодняшний день станет самым счастливым в его жизни.

Артём ещё издали увидел высокий багряный клён, своего старого знакомца и любимца. И клён тоже узнал его, вздохнул отчего-то и приветственно обрушил на землю пунцовый листвяной поток. Изящная пятипалая брызга легла Артёму на плечо, помедлила и тихо скользнула вниз. Он осторожно переступил через лист, чтобы не замарать его, и пошёл дальше,  отстранённо  думая о том, что листва с клёна лилась так же неудержимо, как лился из ковша  расплавленный огненный металл на заводе, где работала мама. 

За сквером уже начинались центральные улицы города, полные машин, магазинов и вывесок. Солнце блестело на стёклах автомобилей и аквариумах витрин, и даже лица людей, обычно такие хмурые по утрам, светились его отражённым светом.

У одной из витрин Артём замедлил шаги. Однажды они с мамой заходили в этот магазин. Там были изящные стеклянные полочки, на которых стояло множество разноцветных бутыльков и флаконов, похожих на новогодние ёлочные игрушки. Около одного флакона, изумрудно-зелёного, как весенняя трава, мама стояла особенно долго. Сероглазая девушка в голубом форменном платьице, улыбаясь, открыла флакон и протянула его маме. «Вам идёт этот аромат», - заученно-певучим голосом сказала она.

Артём чуть нагнулся вперёд, к маминому плечу и тоже услышал травяной, терпко-сладкий запах, своей усталой добротой, действительно, похожий на маму. Но мама тогда так и не купила  те изумрудные духи.

Проходя мимо сияющей солнцем витрины, Артём вспомнил об этом, вспомнил тот аромат и грустные мамины глаза. Внезапно ему стало стыдно за то, что он с таким нетерпением ждёт вечера и подарка от мамы на день рождения. Ему захотелось на получать, а дарить самому.

Он свернул с проспекта на боковую улочку, вдалеке уже виднелось здание школы. Старинное, темноватое, с покатой крышей и круглыми чердачными окнами оно было похоже на средневековый замок. Давным-давно, когда Артём был совсем маленьким, это высокое здание завораживало его своей мрачноватой красотой и казалось полным чудес. Тогда он с нетерпением ждал своего первого школьного сентября. Сегодня от того радостного предвкушения почти ничего не осталось, школа стала тягостной обыденностью.

Бледно-жёлтые осины, растущие у школы, трепетали на ветру своими гибкими ветвями и на фоне тяжёлых каменных стен казались особенно нежными и беззащитными. В школьном дворе уже стоял гомон ребячьих голосов, и Артём, пройдя мимо старенького покосившегося забора, тоже окунулся в суету начинавшегося учебного дня.

Обычно Артёму казалось, что занятия в школе тянутся бесконечно долго. К концу уроков у него нередко болела голова, он чувствовал себя усталым и опустошённым. Но сегодня всё было иначе. Та странная ликующая музыка, которая разбудила Артёма рано утром, продолжала звучать в его душе, и, казалось, ничто не в силах было её заглушить.

Школьные занятия текли мимо Артёма, не затрагивая сознания. Он смотрел на ярко-синие прямоугольники высоких окон, горячие прямоугольники солнца на дощатом полу и считал время до начала соревнований.

Когда прозвенел звонок на обеденный перерыв, Артём пошёл в школьную столовую. Не торопясь, поел, не вступая в общий разговор за столом.

Спортзал находился рядом со столовой. Он заглянул в высокую двустворчатую дверь, за которой раздавались звонкие голоса и глухие удары мяча по паркетному полу.

Павел Валерьевич стоял у стены, наблюдая за игрой. Увидев Артёма, он ласково улыбнулся ему. Невысокий и сухощавый, пожилой учитель физкультуры до старости сохранил в себе что-то мальчишеское.

- Здравствуй, здравствуй, Артёма, - заговорил он в своей обычной торопливой манере. – Ну, как ты, как? Не забыл? Сбор в половине четвёртого  у старой эстрады в парке. 
- Не забыл, Павел Валерьевич, - улыбаясь, сказал Артём.
- Молодец, Артёма, молодец. Ну, как ты сам-то себя чувствуешь? Бегал вчера? Как самочувствие?
Артём смущенно поёжился и, всё так же застенчиво улыбаясь, ответил:
- Вечером пять километров пробежал. Хорошее самочувствие. Мне кажется, - он помедлил, - всё будет хорошо.
- Ну, и хорошо, что хорошо. Регистрация участников, значит, с половины четвёртого, - снова напомнил Павел Валерьевич. – А я там с трёх уже буду.
Он протянул руку и неловко потрепал Артёма по плечу:
- Давай, милый, до встречи.

Последний урок прошёл в томительном огне. Всё вокруг было окутано мерцающим золотистым туманом, слова учителя раздавались отчётливо, но смысла их Артём не понимал. Трель звонка вызвала в нём целую бурю чувств: до соревнований оставалось меньше двух часов.

Буйная толпа вынесла Артёма из дверей школы, растеклась ручейками по улице и школьному двору, и он снова остался один. Быстрым стремительным шагом он шёл домой, глубоко вдыхая пряный, наполненный ароматом палой листвы воздух. Поддавшись владевшему им возбуждению, Артём перешёл на бег. Тело было лёгким, невесомым, как яркий солнечный свет, как трепещущая на ветру разноцветная листва. Кроссовки с сухим стуком ритмично ударялись об асфальта, школьный рюкзак подталкивал Артёма в спину. Казалось, он может бежать так вечно. Его охватила острая радость от сознания своей силы и неутомимости. И он снова подумал, почувствовал всем своим существом: всё будет хорошо, всё сбудется.

Дома Артём быстро переоделся и собрал необходимые вещи в спортивную сумку. Долго пил воду. Наконец, решительно вскинул сумку на плечо и шагнул к дверям. Вихрастый раскрасневшийся мальчик посмотрел на него из зеркала сияющими глазами.

Автобус подошёл к остановке сразу же, как будто дожидался именно его. Было много свободных мест, но он не стал садиться, а прошёл на пустую заднюю площадку и, положив руки на поручень, прижался горячим лбом к стеклу. Небо, дома, деревья стремительно уплывали вдаль, и серая асфальтовая лента мчала его вперёд – к парку и старой эстраде, соревнованиям, победе.

Автобус уже покинул центр города и теперь ехал по кварталам окраины. Нынешний городской парк раньше был частью первозданного северного леса. Строители города сберегли его на радость будущим горожанам. С тех далёких пор город сильно разросся, но парк был пощажён. Широким полумесяцем врезался он в южные кварталы города, а в самом его сердце одиноким аметистом лежало озеро, небольшое, глубокое и холодное даже в июльский зной.

- Остановка «Городской парк», - отчётливо сказала в микрофон пожилая женщина-кондуктор.
« Последнее редактирование: 20 Июнь 2011, 23:34:53 от Куэнта »

Оффлайн КуэнтаАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 35
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #1 : 15 Июнь 2011, 20:58:38 »
Артём легко спрыгнул со ступенек автобуса и, не оглядываясь, зашагал вперёд. Шёл четвёртый час, и хотя до сумерек было ещё далеко, но в солнечном свете уже появился золотистый вечерний оттенок.

У входа в парк людей почти не было, но издалека накатывался гул голосов и звонкие ребячьи вскрики. Артём свернул с центральной аллеи и увидел выцветшую раковину старой эстрады, окружённую разноцветной и разновозрастной толпой. Кое-где на кустах и ограде были развешены гирлянды пёстрых флажков и привязаны воздушные шары. Но они почти терялись на фоне яркой осенней листвы и пронзительно-синего неба. Природа сама была – как праздник.

Соревнования шли уже около часа. Пока соревновались ребята младших возрастов, забег Артёма должен был начаться через полчаса. Он знал об этом, но всё равно нервничал, боясь, что опоздал или перепутал время. Он вертел головой, высматривая Павла Валерьевича.

Видимо, только что завершился один из забегов. Навстречу Артёму гурьбой шли раскрасневшиеся возбуждённые ребята. Худые тела бегунов и спортивные костюмы делали мальчиков похожими друг на друга, но их лица были целой палитрой чувств: радости, горечи, показного равнодушия. Один из мальчиков, щуплый и темноволосый, почти не таясь, плакал. Артём отвернулся, чувствуя неловкость.

Знакомый голос окликнул его, он обернулся и увидел Павла Валерьевича. Тот выглядел таким же радостным и возбуждённым, как и он сам. Он положил руку Артёму на плечо и повёл его к судейским столикам, стоявшим в тени высокой эстрады.

- Ты уже зарегистрирован, Артёма, зарегистрирован, - суетливо объяснял учитель. – Сейчас номер возьмём и иди уже начинай разминаться.
Он повернулся к Артёму и ободряюще улыбнулся.
- Дистанцию ты должен знать: круг по старой аллее до озера и обратно.

Артём кивнул: старую аллею он знал. В прошлом году он бежал по ней на соревнованиях и ещё несколько раз бегал в одиночку, когда изредка выбирался на тренировки в парк.

Павел Валерьевич помог Артёму прикрепить номер к майке и подтолкнул в направлении вытоптанной травянистой площадки, где уже разминались другие мальчики. С некоторыми из них Артём был знаком по прошлым соревнованиям. Заметил он и белобрысого лицеиста. Тот сильно вытянулся за лето, а его аккуратно подстриженные волосы выгорели до платиновой белизны. Он тоже узнал Артёма, спокойно и холодно посмотрел на него. Глаза лицеиста были серые и прозрачные, как октябрьское небо. С внезапным внутренним толчком Артём понял, что и на этот раз тот будет его главным соперником.

Артём положил руки на поручень ограды и потянулся всем телом, запрокинув голову к небу. Небо было бесконечно высоким, беспредельным, как океан, и с юга на север по нему плыли медлительные армады кучевых облаков. Небо, и облака, тончайшая паутина в воздухе, и пух неведомых растений – всё было пронизано золотистым вечерним солнцем.

К площадке подошёл один из судей и что-то произнёс резким энергичным голосом. Артём стоял чуть в стороне и не расслышал слов. Но по группе подростков будто пробежал разряд электрического тока, нервозно заблестели глаза, приоткрылись пересохшие губы. И он понял, что – пора, на старт.

Они шли гурьбой за сутулой фигурой пожилого судьи. Родители и друзья кричали что-то ободряющее. Может быть, Павел Валерьевич тоже подбадривал Артёма, но тот этого не слышал: в животе у него пульсировал ледяной кристалл, а все чувства  обострились и одновременно сузились. Он видел только судью, за которым надо было идти.

На старте их выстроили в две линии. Дистанция, которую предстояло бежать, была довольно большой, и это не имело значения. Но каждый надеялся оказаться в первой линии старта. Артёму повезло. Он облизал пересохшие губы и огляделся по сторонам. Через два мальчика слева от него стоял светловолосый лицеист, он чуть пригнулся к земле и весь напружинился, как готовая к прыжку кошка.

На мгновение повисла тревожная напряжённая тишина. Сигнал старта прозвучал как одиночный выстрел, обрушивший с гор лавину. Осенний парк взорвался топотом ног, хрипом дыхания, криками болельщиков. Какая-то стремительная сила бросила Артёма вперёд и с первых же метров он опередил остальных.

Перед собой он видел только пустынную аллею, а за спиной слышал яростное дыхание соперников, и это только увеличивало нервозность. Аллея была широкой, неасфальтированной, с утоптанной упругой землёй. Высокие деревья дружно рвались к небу, почти смыкаясь ветвями над головой, их разделяла лишь узкая небесная полоска.

Артём как будто не бежал, а летел, не чувствуя своего тела. Он со страхом ждал, что вот-вот чудесная лёгкость покинет его, навалится тяжесть, раскалятся лёгкие. Но время шло, он бежал, а этого не происходило. Артём обернулся и поражённо увидел, что оторвался от группы уже метров на тридцать. Вторым был светловолосый, он бежал красивым размашистым бегом, но всё больше и больше отставал от Артёма. Они не преодолели ещё и половины дистанции, до финиша гонки было далеко, но Артём внезапно с абсолютной уверенностью осознал: им его не догнать, он будет первым. Исчезла, растворилась в мягком осеннем воздухе болезненная нервозность, остались только лёгкость, стремительность и оглушительное счастье.

Он бежал вперёд и вперёд, по опавшим осенним листьям и трепетанью теней. Цвета листвы и неба были такими яркими и чистыми, что мир казался нереальным. Так рисуют талантливые дети: золото, багрянец, лазурь. Аллея изгибалась, мелькали деревья, краски вспыхивали и сливались. Он как будто попал в заколдованный детский калейдоскоп, который кто-то невидимый встряхивал ежесекундно, играя цветами: багрянец, золото, лазурь; лазурь, золото, багрянец.

Аллея пошла под уклон, и он понял, что скоро дорога выйдет к озеру, а значит, половина дистанции будет пройдена. Стремительный спуск, ещё один поворот, и внезапно деревья расступились, разомкнулась густая листва: он увидел озеро и небо. И тихо, потрясённо вскрикнул.

Глубокие, тёмно-синие воды озера были спокойны и почти неподвижны. Прибрежная галька сверкала как россыпь драгоценных камней. Две пологие длинные сопки ладонями обнимали озёрную чашу. Лес на сопках горел неистовым осенним пожаром, рассекаемый редкими сполохами последней прозелени. Над маленькой чашей озера лежала огромная чаша неба, полная высоких кучевых облаков. И между небом и лесом, между озером и облаками с резкими пронзительными криками парили чайки, и их точёные белоснежные тела были пронизаны солнцем.

Это было мучительно, непереносимо, до боли - прекрасно. Абсолютная, концентрированная красота, нечеловеческая в своём совершенстве. Он летел вдоль берега озера. Быстро и неудержимо, но отделённый от совершенной гармонии невидимой прозрачной стеной. Ему отчаянно захотелось с разбега ворваться в этот сверкающий мир и раствориться в нём. Или вобрать мир – в себя.

Вдруг он услышал за спиной стремительный шорох, как будто над самой землёй мчалась стая огромных птиц. Он обернулся и увидел, как ровной цепочкой мальчики убегали прочь от озера. Не оглядываясь, они ныряли в густую аллею и исчезали из виду.

Всё вокруг потемнело, поблекли цвета, и его отрешённый экстаз сменился мгновенным ужасом: он побежал не то той дороге. Он побежал вдоль берега озера, а не от него по старой аллее.

Артём бросился назад. Споткнулся и упал, рассадив колени и ладони. Побежал дальше, снова споткнулся, но удержался на ногах. Одним из последних он оказался в аллее.

Радости больше не было, лёгкости больше не было. Разрывались лёгкие, и тяжело, с надрывом стучало сердце. Мир стал похож на воплотившийся кошмарный сон.

Он мучительно отвоёвывал позицию за позицией. Но голос внутри оглушительно кричал ему, что всё кончено, что ему не победить. На финише Артём был четвёртым.

Он сделал несколько шагов в сторону и упал на землю, задыхаясь от усталости и отчаяния. Он не мог проиграть, но всё-таки он проиграл. А победителем, победителем стал сероглазый. Он стоял, гибкий, как тростинка, и счастливо смеялся, а высокий мужчина, похожий на него тонкими чертами лица, обнимал его за плечи.

На смену отчаянию пришла внезапная опустошённость. Слёз не было, да он и не позволил бы себе разрыдаться перед другими. Но находиться здесь было невыносимо, он жаждал одиночества. И лишь упрямое чувство собственного достоинства удержало его на месте, заставило выслушать утешения учителя, хлопать в ладоши вместе с остальными, когда награждали победителей.

Казалось, этому не будет конца, но вдруг всё закончилось, люди стали расходиться, готовились следующие забеги. И Артём понял, что может наконец уйти.

Он медленно и устало брёл вглубь парка, всё дальше от людей. Золотистые косые лучи падали на дорогу. Он вдруг возненавидел их: они обманули его. Все, все обманули его. Солнце, и небо, и старый пунцовый клён лгали, обещая ему высокую судьбу, обещая, что всё сбудется.

Где-то высоко, невидимая за переплетением древесных ветвей закричала чайка, полная ликующей боли. И перед его внутренним взором снова встали озеро, лес и небо. Сияющий нечеловеческий мир. Мир отражался в озере и отражался в нём, мальчике, обретая трепетную людскую душу. «Я должен это нарисовать», - вдруг смутно  подумал он. Странное смятение поднималось из самых глубин его души и говорило ему, что не надо было возвращаться, что он выбрал правильный путь, что его место там, на берегу озера и неба, среди хрупкой, мимолётной красоты.

Черты лица мальчика постепенно разглаживались. Не было ни отчаяния, ни радости, только светлая прозрачная грусть. Снова раздался пронзительный чаячий крик. Он закрыл глаза и из радужного сияния век медленно проступила картина: нежные руки сопок обнимали аметистовую чашу озера, небо было как гавань, полная кораблей. Между озером и небом, раскинув узкие крылья, парили чайки, и их точёные тела были пронизаны солнцем.

« Последнее редактирование: 20 Июнь 2011, 23:36:17 от Куэнта »

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #2 : 15 Июнь 2011, 21:35:58 »
Написано красиво)

Правда я, честно, ожидала благополучный исход этого дела.
И на мой вкус слишком много лирических отсутплений ,или как их там..ну, много описания природы)
Я не умею оценивать прозу, поэтому крайне редко читаю ее на форуме :)
Простите если что  :пардон:
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн КуэнтаАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 35
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #3 : 16 Июнь 2011, 19:06:19 »
Мне кажется, что исход и был благополучный. Может быть, не в духе американского хэппи-энда, но благополучный: юный человек осознал своё призвание.

Я очень люблю природу, поэтому в моих рассказах немало её описаний. Но я знаю, что многие люди это не любят. Тут уж по принципу "на вкус и цвет"...

Спасибо за комментарий.

Оффлайн КуэнтаАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 35
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #4 : 17 Июнь 2011, 16:28:34 »
Спасибо ))

Я тоже очень люблю прозрачные глаза. Необязательно серые, но обязательно прозрачные, как драгоценные камни. Очень жаль, что почему-то с возрастом глаза людей становятся мутными и тусклыми.

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #5 : 18 Июнь 2011, 08:26:56 »
Все было слишком хорошо, чтобы быть правдой, поэтому концовка отличная. Рассказ захватывающий, хорошо написан, умело описана природа, только может этих описаний действительно много или они просто похожи друг на друга, но к концу перестаешь обращать на них внимания.
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн КуэнтаАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 35
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #6 : 18 Июнь 2011, 16:32:05 »
Спасибо за комментарий.

Я вижу, что критика относительно перебора с описаниями природы повторяется. В "Осеннем беге" я ничего менять не хочу. Но, наверное, придётся подумать о том, чтобы в будущих произведениях описания природы подсократить.

А жаль. Люблю я это дело.  :'(

Оффлайн SpecialSnipe

  • Заинтересованный
  • *
  • Сообщений: 28
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #7 : 18 Июнь 2011, 17:02:14 »
В середине текста начал пропускать строчки, а потом целые абзацы. Очень много слов, ненужных пояснений и подробностей, которые только отвлекают от текста и мешают воображению читателя. Рассказ похож на поток сознания.Имхо: текст надо укорачивать как минимум в четыре раза.
А так идея очень интересна. Удачи в творчестве)))
« Последнее редактирование: 27 Июнь 2011, 14:50:20 от SpecialSnipe »
Графоман

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #8 : 18 Июнь 2011, 17:03:33 »
Критика на этом форуме мне очень помогла, когда я только начинала писать, поэтому пишу все, что думаю.

Этот рассказ не надо менять, может в моих словах вообще нет смысла, но попробовать стоит)

Удачи в ваших начинаниях.
« Последнее редактирование: 18 Июнь 2011, 17:05:21 от Мыfь »
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #9 : 20 Июнь 2011, 08:08:17 »
Менять уже созданное - не вариант :)

А вот учитывать недочеты в будущих произведениях - обязательная часть нормального творческого развития)
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн SpecialSnipe

  • Заинтересованный
  • *
  • Сообщений: 28
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #10 : 20 Июнь 2011, 08:51:17 »
Менять созданное как раз таки вариант. Об этом говорили все писатели. Надо править,править, править до посинения.Но это дело сугубо личное, какждый сам выбирает для себя.
Графоман

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #11 : 20 Июнь 2011, 09:46:11 »
не знаю что там говорили все писатели, но я точно знаю, что настроение в котором человек писал тот или иной стих уже поймать почти невозможно.
Если начать править, то стих будет другим.
Может быть лучше с технической точки зрения, но другим.
Я считаю, что это издевательство над произведениями.

Всё легко объяснить с точки зрения художника. Пока ты только рисуешь образ - эскиз, то ты можешь подправить что угодно. Пока ты пишешь стих (рассказ) (сам момент его написания) то ты так же можешь менять что угодно. А вот, извините, когда картина уже написана, маслом по холсту, то менять ее - категорический не вариант, ибо вы ее только испортите новыми штрихами и изменениями. А вот при написании новой - то всегда пожалуйста. Учитывайте старые ошибки и не делайте их больше.

Это просто мое субъективное мнение.
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн SpecialSnipe

  • Заинтересованный
  • *
  • Сообщений: 28
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #12 : 20 Июнь 2011, 10:38:49 »
Литература и художественное искусство-две разные вещи, так же и проза от поэзии отличается. И сравнивать их нецелесообразно. Невозможно написать качественный эпос за один присест-бред получится. Вы думаете маститые писатели творили свои романы на одном дыхании? Сомневаюсь, что Л.Н. Толстой написал "Войну и мир" с первого раза.Могу привести множество цитат принадлежащих классикам и современникам, которые подтверждают, что над рассказом надо очень упорно работать. Вычёркивать, редактировать, работать над фразами, над их благозвучием, прорабатывать характеры, диалоги и т д,  и только это определят мастерство автора.
"То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия"-Ю.Никитин
« Последнее редактирование: 20 Июнь 2011, 10:44:54 от SpecialSnipe »
Графоман

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #13 : 20 Июнь 2011, 20:51:28 »
У нас две разные точки зрения на это, и я считаю, что спорить бессмысленно :)
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #14 : 20 Июнь 2011, 22:40:46 »
Не знаю, на счет всех писателей, но Борхес утверждал, что то, что написано ни в коем случае нельзя менять.
По-моему мы ни в той теме развернули дебаты.
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #15 : 20 Июнь 2011, 22:48:39 »
Есть такое)
Самое противное то, что интересный разговор всегда завязывается там, где ему не место))))
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн SpecialSnipe

  • Заинтересованный
  • *
  • Сообщений: 28
  • Репутация +1/-0
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #16 : 20 Июнь 2011, 22:57:59 »
Как мне кажется, всякий останется при своём мнении. Ну и на последок скажу, посмотрите на досуге черновики Пушкина и всё сразу станет на свои места
Графоман

Оффлайн Kamio

  • Творец
  • *
  • Сообщений: 6169
  • Репутация +189/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #17 : 20 Июнь 2011, 23:07:28 »
Вам правильно кажется, каждый действительно остается всегда при своем мнении, ибо оно для каждого  является наиболее верным. Единого правильного мнения не существует. Ведь у каждого всё по разному.

Предлагаю закрыть таки эту дискуссию.
Ибо это проявления неуважения к автору темы, у которого я прошу прощения :)
Правила Форума (http://literat.su/index.php?topic=1185.0)
Помощь по форуму (http://literat.su/index.php?topic=3451.0)

Оффлайн Katarina

  • Заинтересованный
  • *
  • Сообщений: 26
  • Репутация +0/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Осенний бег
« Ответ #18 : 26 Ноябрь 2011, 21:50:54 »
очень понравилось)