Автор Тема: Три чёрных кошки в тёмной комнате. (Начало)  (Прочитано 1682 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
        Изящная темноволосая девушка неторопливо прошла мимо круглосуточного магазинчика и, по привычке ускорившись на «зебре», бодро перешла дорогу и скрылась в подъезде жилой многоэтажки. Андрей выждал десять минут, затем вышел из магазина, так ничего и не купив, и направился в ту же сторону. Он не решил, что скажет ей. Он не подумал, чем вообще объяснит необходимость своего визита. Да и шеф отдал официальный приказ о прекращении расследования. Но он знал. Просто знал. Сложнее было поверить…

       – Нет, мы никогда не работали с этим штаммом. Это не наш профиль, – шатенка поправила очки в тонкой оправе «под золото», удачно оттенявшей большие каре-зелёные глаза. Выразительный взгляд из-под пышных ресниц на фоне гладкой фарфорово-бледной кожи делал хрупкую особу в белом халате похожей даже не на студентку, а на девочку-подростка, которой и при всём желании не дашь тридцатника. Равно как и должности завлаборатории.
       – Ну… Я не слишком разбираюсь в сути вашей работы. Если только вы просветите. В следственных целях, так сказать, – обычно Андрей не позволял себе такого раскрепощённого тона, предпочитая образ «неподкупного и строгого». Однако расслабленность и даже некоторая чувственность в манере Алины навели его на мысль, что потенциальная свидетельница с большей охотой ответит на интересующие вопросы в уютном кафе, а не на работе или в участке. Или – хотел так думать.
      Однако девушка не спешила оправдывать ожидания:
      – Я даже скажу больше: мы и вид-то этот не культивируем. Он имеет промышленное применение в производстве ряда органических кислот, преимущественно – лимонной. А наша сфера деятельности и исследований – ферментные препараты. Тот же род микромицетов – совершенно другие виды. Более того, среди сотен штаммов искомого вида оговоренным требованиям может удовлетворить лишь один. Это так же уникально, как отпечатки пальцев, если так вам будет понятней, Андрей Анатольевич. Незначительное генетическое различие между двумя представителями вида «человек разумный» сделает их максимум представителями разных рас. Между двумя штаммами одного вида микроорганизмов – внесёт кардинальные различия. Вплоть до превращения непатогенного организма в смертельно опасный для человека.
      Андрея посетила мысль о том, что идея пригласить собеседницу в кафе уже не выглядит настолько гениальной…
      – Я надеюсь, вы понимаете, что без официального ордера у меня нет права даже близко подпускать вас к музейным образцам? – завлаб снова внимательно взглянула на следователя поверх очков. В противоположность словам тон был мягким, словно извиняющимся.
      – Это не в моей компетенции. Но, полагаю, инвентаризация и проверка систем безопасности будет проведена в ближайшее время соответствующей службой.
      – Внутренняя – уже проведена.
      – Алина Сергеевна, – неожиданно проникновенным тоном произнёс Андрей, уловив ледяные нотки в голосе свидетельницы, – я пришёл не допрашивать вас, а всего лишь за консультацией. Можете считать, что нам нужна ваша помощь, – последние слова он буквально выдавил из себя, но, судя по потеплевшему взгляду Алины, профессиональное лицемерие достигло цели.

      Он стоял у входной двери. Добротной железной двери, несколько неуместной для входа в архаичную девятиэтажку. Старый фундамент, облезлые стены – и новая дверь с блестящей панелькой домофона. Номер квартиры, вызов и мелодичный перезвон.

     …Телефонный звонок вывел Андрея из забытья – результата усталости после всего, навалившегося на него в этот день. Не подводивший ранее внутренний голос не шептал, а вопил и приближающейся подлянке, но делать нечего: работа есть работа. Тем более – его.
      – Мой рабочий день закончен! – он был готов собственноручно придушить не в меру трудолюбивого Лёху – молодого опера, то ли не до конца понимающего пока разницу между своей работой и обязанностями следователя, то ли попросту ищущего любой повод переложить груз на чужие плечи. – Что?!! Где?! Ждите меня…
Андрей негромко выругался. «Снова!!! Меня что, Фокс Малдер зовут?! Какого х… этим вообще занимается убойный отдел?!» Ситуация и вправду была абсурдна до комичности. Только вот не была смешной. Официальная медицинская экспертиза не нашла никаких доказательств «криминальности» трупа. Единственное, на основании чего был сделан вывод (более чем непрофессионально, по мнению Андрея) – надпись над ним, предположительно оставленная убийцей. Если, конечно, существует «краска», способная оставлять такие надписи. Угольно-чёрные слова на стене были не нарисованы. Они выросли. Такой знакомый грибок, покрывающий стену в границах букв, но значительно превосходящий обитателя сырых ванных комнат интенсивностью роста, появился за одну ночь. Или – быстрее. Такого же цвета было и найденное тело. Его сумели опознать лишь по документам и личным вещам, почему-то не тронутым разложением.
     И вот снова…
     На месте второго происшествия его ждала не только опергруппа, но и представитель ведомства, куда более адаптированного к ведению подобных расследований и навыками, и ресурсами. «Я забираю это дело.» Да пожалуйста! Проснулись… Как достало делать за всех их работу…


     Спустя пару недель и дюжину аналогичных случаев в больницу начали попадать люди с симптомами пневмонии. Слишком часто. Быстрее всех умирали дети. Как ни странно – наиболее крепкие и активные. Среди погибших малышей почти не было «компьютерных задохликов», не выходящих из дома – преобладали те, кто проводил всё свободное время во дворе. Эпидемиологи боялись вспышки уже забытого вируса, в своё время попытавшегося радикально решить проблему перенаселения Китая и Юго-Восточной Азии. Они боялись не того: лёгкие умерших пациентов были изъедены… плесенью. Почти такой же, как та, что растёт на влажных стенах. Или её «селекционная» промышленно применимая родственница. Но – чуть-чуть видоизменённой генетически. Совсем немного. Этого хватило.
     Карантин существенно ограничил возможности Андрея, но также принёс и некоторую пользу: Саныч смог отправить его в отпуск в принудительном порядке (в «благодарность» за несанкционированное продолжение расследования по делу, которое уже не имело к нему никакого отношения), но вот из города уезжать он не имеет права. Так что ваше предложение подышать свежим провинциальным воздухом, многоуважаемый шеф – увы. Ну признайтесь же себе, Андрей Анатольевич, что не обострённое чувство справедливости, не жажда познания и даже не тщеславие толкает вас искать приключений на известную часть тела. Отнюдь. И не только тот первый труп, который вам, видавшему виды, снился в кошмарах не одну ночь, не можете вы стереть из памяти. Но ещё и каре-зелёные глаза за тонкими стёклами элегантных очков в оправе «под золото». Их растерянно-испуганный взгляд и слова «Я всё отдала этой лаборатории… я должна потерять всё это… лишь из-за необразованности твердолобых генералов, которые не видят разницы между разными видами одного рода?!! Это тоже самое, что не отличать человека от шимпанзе!!! Которые не видят разницы между биотеррористами и исследователями, на которых держится микробиологическое производство… пищевая, косметическая, фармацевтическая промышленность… Я не могу лишиться всего этого, вы понимаете?!!»
     Он хотел помочь очаровательной завлаборатории. Возможно – ценой карьеры. Эмоциональная глупость. Даже у взрослых мужиков так иногда бывает… Он докопался до дна ямы, из которой, возможно, не сумеет выбраться. Он узнал то, что не должен был знать. И не мог молчать об этом. Не задавать вопросов. О странной связи первых тринадцати погибших, тех самых, что сгнили полностью, а не просто погибли от разложения лёгких, как последующие, с незаметной серой мышкой Светой – лаборанткой, работающей у Алины Сергеевны «девочкой на побегушках» несмотря на высшее химическое образование. Да и странное поведение самой Алины… По крайней мере – последнее время. Солнце, во что же ты вляпалась?..
« Последнее редактирование: 25 Июнь 2011, 13:55:18 от Noanne-Ny »

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
У вас очень необычный и интересный стиль письма.
Начало интригующее, надеюсь увидеть продолжение.
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн LevAle

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 87
  • Репутация +2/-0
    • Просмотр профиля
Понравилось. Хорошо написано, местами спотыкался, но потом вчитался и быстро проглотил.
Это видимо будет мистика? :)
Спасибо за произведение.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Скорее научная фантастика, выполненная в детективном жанре :) Ну и, само собой разумеется - психологичности немного, чуть романтики, чтобы не было пресно ;)

P.S. Прошу прощения за долгое ожидание, постараюсь исправиться :)

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
      Тонкие пальцы нервно подрагивали, пытаясь ухватиться за дужку заварника, из-за чего девушка едва не выронила его. На вопрос Андрея о том, всё ли с ней в порядке, Алина выдавила фальшивую улыбку, ответив, что у неё режет глаза из-за долгого пребывания у монитора компьютера, от чего она плохо видит. Недешёвого монитора, как отметил про себя мужчина, как и всё в её квартире. И ещё от новейшего ЖК с автоподстройкой глаза не режет…

     – Чай крепкий, – предупредила хозяйка.
     – В самый раз. Я ночь на ногах.
     – Мародёров ловишь?
     – А надо?
     – Фиг его… Вдруг паника? На работу не хожу… твоей милостью в том числе, – Алина проглотила злые слёзы, – но напряжённость витает в воздухе.
     – И зараза. Если тебе от этого полегчает, то знай: я тоже не хожу на работу.
     – Размышляешь?
     – Отдыхаю. В отпуск меня отправили. Чтобы тебя не доставал. А подловят – отправят в долгосрочный…
     – Тогда что ты здесь делаешь?
     – А я не по делу. Я к тебе пришёл.
     – Не вовремя.
     – Что не вовремя?
     – Всё: и эпидемия, и… ты. Если бы раньше. Если бы… – девушка закрыла бледное от недосыпа лицо ладонями и затряслась в беззвучном рыдании, постепенно оседая на пол. Если бы… Если бы отец не вложил неплохие и по столичным меркам сбережения в чью-то финансовую пирамиду, обретя дочь-медалистку на провинциальное мыканье вместо уже вполне осязаемой Москвы. Если бы красивая и умная, но слишком самонадеянная девушка не погналась за счастьем в образе «современного принца», попросту купившего очередную игрушку и заплатившего отступные квартирой и машиной в виде компенсации за поломанную жизнь. Если бы расцвет её карьеры не наступил аккурат перед очередной бесчеловечной выходкой «борцов с кем-то за что-то» или, быть может, обычной халатностью некоего одарённого, но безбашенного коллеги-учёного, считающего себя гением, а не убийцей. Если бы да кабы… И не выгрызать гранит науки бывшей содержанке под презрительные взгляды синих чулков-преподавателей и хихиканье чьих-то обеспеченных дочек и любовниц, которым кафедра нужна только для статуса, заполнения перерыва между дискотеками да по желанию родителей. И нормальный мужик, пусть и с зарплатой следователя, повстречался бы раньше «позолоченного» козла…

       Андрей поднял Алину с пола, уложил на кожаный диван в гостиной, укрыл пледом и пошёл на кухню в надежде, что аптечка находится именно там, и по случайному совпадению в ней обнаружится что-нибудь из того, что принимают нервные барышни в подобных ситуациях. Отметил про себя, что разговора сегодня может и не состояться. Пустырник стоял прямо на кухонном столе: судя по всему, к содержимому флакона прибегали по крайней мере в течение этих суток. Влил сразу капель тридцать в стакан воды, посчитав, что для предотвращения истерики лучшее – отоспаться и забыть обо всём. На время. Правда, дойдя до комнаты, обнаружил, что лекарства уже не потребуется: Алина безмятежно спала. Мужчина поправил плед и сам сделал пару глотков, посчитав не лишним: его нервы тоже были на пределе. Присел на кресло…

      …Едва приблизившуюся блаженную дрёму прервали грубо и безжалостно резким звуком, доносящимся из-за приоткрытой двери кабинета Алины. Сама хозяйка не проснулась: видно, и вправду успела принять чего ещё до его прихода. Заглянув и обратив внимание на монитор, Андрей увидел, что это подала голос аська. Он никогда не ставил любопытство выше порядочности. И Алина была для него не чужим человеком, что бы ни думала о нём. Именно потому он, рискуя быть застуканным, и, как следствие – своим добрым именем, всё же рискнул. Благо, пароля не потребовалось. Девушка жила одна и не особо беспокоилась о конспирации электронного общения.

        «Солнце, крепись. Мы обязательно что-нибудь придумаем. Как только у Ночи появятся хоть какие-то идеи – сразу к тебе. Знаешь, может всё-таки связать вас напрямую? Я ей доверяю.» – высветилось имя «Иней» и красивая снежинка синего металла на аватарке.

        Сообщение не то, чтобы вызвало какие-то подозрения, но оставило странный осадок после прочтения. Возможно, проблемы Алины – личного характера и вообще никак не связаны с происходящим. Это бы объяснило скрытность: они ещё не настолько близки, чтобы девушка доверила ему темы, которые обсуждает лишь с лучшими (судя по доверительности) подругами. Андрей закрыл окошко сообщения и собрался уходить, но нечаянно кликнул на свёрнутые окна. Это были научные статьи, датированные этим годом и посвящённые исследованиям того самого вида, мутантный штамм которого вызвал нынешнюю эпидемию. Алина вела своё собственное расследование.
« Последнее редактирование: 26 Июнь 2011, 17:25:10 от Noanne-Ny »

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
       – Ничего сказать не хочешь?

Алина взглянула на собеседника несколько недоумённо, доверщив немую сцену сонным морганием. Андрей очередной раз отметил про себя, насколько удивителен её цвет глаз: почти янтарный, словно у кошки.
     
      – Смотря, что ты хочешь услышать.
      – Правду.
   
      Дуэль взглядов завершилась ничьей.

      – Я знаю, что ты решила докапываться до причин происходящего. Я согласен с тем, что как учёный ты лучше сможешь в них разобраться и понять. Но при этом ты не сможешь защитить даже себя. Ни от проблемы, ни от её создателя, если всё это было запланировано и осознанно реализовано.
       – Рылся в почте беспомощной девушки?
       – Общался с её подругой. Правда – односторонне.
       – С кем?
       – Некто «Иней». Правда, я так и не понял, о чём шла речь. Тебе на асю стучат-не достучатся, а ты дрыхнеш.

       Алина изменилась в лице и, не говоря ни слова, пулей вылетела из-за стола. Андрей посчитал количество нарушенных на сегодня правил этикета предостаточным, и потому счёл разумным допивать кофе в одиночестве. Впрочем, ждать непредсказуемую особу пришлось недолго. Девушка вышла из кабинета буквально через пару минут, уже спокойная, но в некотором недоумении или замешательстве. Допила свой кофе молча, даже не подняв глаз на гостя. Да он и не возражал, будучи не в состоянии понять причину внезапной неловкости. Как будто резко протрезветь во время пьянки… Угрызения совести после своей неуместной наглости? Даже не смущение – ощущение того, что ты здесь лишний.

        Хозяйка всё так же молча проводила до входной двери, подала плащ и уставилась в пол, полуотвернувшись от незваного гостя, словно бы демонстрировала обиду на его бестактное поведение. И вдруг, ни с того ни с сего, вместо прощания, выпалила делано надменным тоном:

        – Да, я провожу своё расследование и считаю, что это мне по силам. Иней – это Светлана. Её в универе называли Снежной королевой из-за неприступности. Она была безответно влюблена в преподавателя, точнее – и сказать-то ему не решилась, что было вполне разумно во избежание… последствий. А для снижения интереса тамошних плейбоев прикинулась полнейшим ботаном. Благо – актрисой она всегда была отличной, – тепло, как бывает при воспоминаниях о беззаботных годах юности, усмехнулась Алина. – С Ночью она познакомилась уже после окончания. У меня своя тогда жизнь была: замужество сразу после третьего курса, тогда казавшееся воплотившейся мечтой, пару лет лицемерия и игры в счастье, развод, нервный срыв, снова – Мухосранск, опять универ… А Света хоть не гналась за удачей, да мудрей жила. Оттрубила положенных два года на госпредприятии, начальный капитал скопила. Пошла в частный сектор по найму, одновременно сама приторговывала по мелочи, но копейка рубль бережёт, как говорится… А потом и я на ноги поднялась, не без её помощи, кстати. Думаешь, мне мой «прынц» недоделанный хоть копейкой помог по делу, а не на показуху «какой он щедрый»? Она у меня по сути менеджер и зам, плюс налаживание контактов, экономический аспект… Со стороны – вроде секретарши, а на самом-то деле – вся материальная сфера на ней. К тому же у неё просто талант заводить реально полезные знакомства, а не как у меня: только лишь с потенциальными конкурентами и «папиками». Вот и ту же Ночь повстречала совершенно случайно, то ли на конференции, то ли вообще – на банкете в честь чего-то. А оказалась развязная девушка Нонна куда более серьёзным, умным и образованным человеком, чем иные «библиотекарши». Вот.

       – Нонна – это Ночь?
       – Да, но я лично с ней не знакома. Света сама только пару раз в реале с ней встречалась.



Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
         …Ночь сияла звёздами. Нет, не та, что скрывала своё имя в сети, словно облик под чадрой. Настоящая ночь. Бархатная. Лёгкая. Свежая. Глубокая. Всеобъемлющая. Её просторы увлекали вдаль, заставляя поверить в то, что люди могут летать и без техники. Распахнуть эфемерные крылья души… Он летел в эту даль… Сливался с ней… Растворялся в ней… Сам становился этим простором… Этой тьмой… А на чернильном фоне яркой хохломой танцевали две человеческие фигурки. Их бы можно было принять за кукольный театр, но бывают ли куклы столь женственны? Способны ли они завораживать мельчайшим движением?

        Первая изображала Алину. Да, впрочем, она и была Алиной. Такой, как и в жизни. Только вот он никогда не видел её с такой причёской, макияжем, одетую в вечернее платье. Хотя какое оно, к чёрту, вечернее? Бальное! Чёрные кружева, шелка, атлас кружились водоворотом вольного ночного ветра, рассыпаясь росинками стразов и взрываясь бриллиантово-хрустальным фейерверком… Он бы протянул ей руку и пригласил на танец, если бы сам был на этом балу…

        Второй была Светлана. Она была в закрытом и «обволакивающем», как сари, одеянии из тяжёлой и богатой, словно парча, ткани. Если Алина была подобна ночному дождю или туманной предрассветной дымке, то Светлана – водопаду или океану, фосфоресцирующему во время грозы. Куда подевалась «мышка»-секретарша? Чарующий танец накатывал волнами, переливающимися от антрацитово-чёрного до сияющего ультрамарина, рассыпался на серебряные брызги и вновь взрывался под проблесками молний, отражая бушующие небеса…

        Эти два танца были раздельны, но – были едины. Каждая танцевала сама по себе, но почему-то казалось, что это представление было одним целым. Только немножко незавершённым: чего-то недоставало. Или кого-то… Но – не его. Кого? Ночь всколыхнулась… Встрепенулась, рождая движение. Новое движение танца. И новую фигуру. Просто фигуру. Без платья, причёски и украшений. Только волшебная грация женщины-кошки, женщины-пантеры, стройное тело которой было полностью сокрыто под плотно облегающим, как у героини голливудского экшена, костюмом, а лицо закрывала театральная маска с прорезями для глаз. Но через них были видны лишь опахала пышных ресниц… А любопытно бы было увидеть взгляд сей загадочной незнакомки…

        Ну что ж… Во сне возможно всё – смотри. Незнакомка замерла одновременно с гипнотизирующей музыкой, повернув к нему лицо-маску. Одновременно развернулись и Алина со Светланой. Одновременно распахнули очи… На него смотрели три пары огромных, янтарных, словно кошачьи, дивных глаз…

      …Рука инстинктивно сжала мокрую от пота простынь. Он проснулся от страха. Но так и понял – страха чего.

Оффлайн Мыfь

  • Блудный попугай
  • Нарратор
  • *
  • Сообщений: 680
  • Репутация +20/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Все любопытнее и любопытнее. А эта вещь уже дописана?
Враги умолкли - слава Богу,
Друзья ушли - счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь...

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Сюжет прописан, реализуется в процессе :)

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
       В мистику Андрей не верил, а потому, приведя в себя в порядок физически и умственно, решил выяснить истоки столь странных сновидений старинным западным способом, именуемым страшным словом «психоанализ». Алина и Светлана… Почему именно они? Связь по работе, личная. Личная… Вот здесь отдельно интересно… И даже очень. Света ведь – петербуржский «высший свет» почти что. Дочурка ныне покойного довольно известного в своё время предпринимателя. А также – его наследница. Единственная, между прочим. Алина – целеустремлённая провинциалка. Не стоит обманываться видимой нежностью этого «беззащитного» создания. Да, горя она хлебнула. Но это лишь укрепило её уверенность в себе и своей правоте. То, что нас не убивает – делает сильнее… Такая может пойти по головам. Даже по отрубленным. Свету она, скорее всего, использует… Как и зачем? Второе-то понятно: проще, быстрее и приятнее благоустраивать свою столичную жизнь на шее у «лучшей подруги», чем в постели у нелюбимого содержателя. К тому же  такая удобная подруга вернее и щедрее, в особенности, если периодически плакаться у неё на плече, рассказывая о том, «какие они все козлы». А уж если у неё и полезных знакомых уйма… Вот только ведь Светлана – неглупая девушка. И не понимать происходящего не может. Некая зависимость? Первый вопрос – «как?» – так и не находил удовлетворительного ответа. Чем Алина держит Светлану? Это не страх. Значит – не шантаж. И это не тупая привязанность одинокой старой девы к популярной подружке – Светлана очень даже уверенная в себе девушка, и комплексов у этой «мышки» много меньше, чем у иной «звёзды», которая жить не захочет, если один из полсотни мужиков не назовёт её «самой обаятельной и привлекательной». Даже Алина определённо уступает ей по этому признаку. Если про таких, как она говорят, что эта особа, которая хорошо знает себе цену и не признаёт скидок, то такие, как Светлана, сами про себя говорят «а я не товар, чтобы на меня ценник вешать». Так в чём же секрет столь необычной привязанности? И почему-то Андрея также не покидало ощущение того, что в отношении Светы к Алине проскальзывает едва уловимый оттенок чувства вины…

       Эпидемия закончилась так же странно и непонятно, как и началась. Но лабораторию Алины всё равно держали на карантине до окончания расследования (Андрей, не выходя из «отпуска», неофициально уточнил по своим каналам, что оно ещё ведётся), так же как и все остальные учреждения, где осуществлялось культивирование грибков рода Aspergillus, в особенности – штаммов-мутантов для промышленных целей. Бизнес не задался… А так всё хорошо начиналось. Правда, Светлана пообещала по своим каналам добиться того, чтобы временный запрет сузили до конкретного вида A. niger, один из штаммов которого и был тем самым патогеном. Тем более, что эпидемиологам и властям куда более, нежели учёные и лаборатории, «капали на мозг» директора предприятий, производящих грибные ферменты, а также производств, зависимых от их поставок. Короче – грозили новым экономическим кризисом. А Светлане оставалось лишь бросить на чашу последнюю каплю… Радужные надежды снова начинали наполняться красками. Жизнь – уверенностью. Алина снова стала изредка улыбаться. В том числе – ему. А это всё же было приятно.
        Чай был допит, но Андрей не спешил уходить, наблюдая из кухни за прощанием девушек. И снова ощутил некую неправильность. Словно они выросли вместе, а не познакомились в институте несколько лет назад. И ещё они почему-то казались похожими. Алина с чертами лица индийской актрисы и хрупкой в плечах и осиной талии гитарной фигуркой, и осанистая длинноногая Светлана с грудью колесом, которую даже в образе мышки-лаборантки было сложно не заметить, с лисьим носиком и хитрым прищуром светло-карих глаз, почти жёлтых. Глаза… Значит, образы сна не были созданы воспалённым воображением… Три чёрных кошки в тёмной комнате. Точнее – пока лишь две. В мистику он, конечно же, не верил: по должности не положено. Но всё же… «Всё страньше и чудесатее»…

     – Ой, да с кем она только не общалась! Это же так, для красного словца – «серьёзное мероприятие», люди года, глава города, представители администрации… Все они после таких «приёмов» в салат мордасами лежат, пока журналисты не набегут… И барышни разного сорта приходят: от «бумажных крыс», которые сами не понимают, чего там делают, но надо, потому что там шеф, до продвинутых в блат известным способом студенток и «вроде моделей» в поисках новых денежных мешков. Но Нонна была настоящим украшением этого гламурного гадюшника…– пожилой интеллигент с оттенком былого романтизма на лице, ныне подменённого циничной горечью, мечтательно взглянул куда-то в сторону не то окна, не то вида, открывавшего за ним. У Андрея так и напрашивалась известная цитата: «Самый красивый корабль – тот, который проплывает мимо». – Даже близко не похожая на «синего чулка», она, тем не менее, была подобна настоящей леди. Точнее – бесподобна… Элегантная, чувственная, уверенная в себе. Женщина с большой буквы, обворожительная… Но при этом – никакой дешёвой показной сексуальности. И такая внутренняя сила, энергия. Ум и чувство, «лёд и страсть». И не скажешь, что она – человек науки. Я бы причислил её к музыкантам, художникам, богеме. Было в ней что-то такое… творческое. Само собой разумеется, без внимания она не оставалась. Спросите, чьего? Да всех, кто там был. От флиртующих «добропорядочных мужей», предусмотрительно забывших дома обручальные кольца, до восторженных «поклонниц» с глазами, горящими от зависти.
– Вот про женщин и хотелось бы по-подробнее узнать: кто-нибудь бросился в глаза? Скажем, официального вида девушка, слишком строгая для такого мероприятия?
     – Может, и была. Я же говорю: с ней многие общались, а публика была разношёрстная, пёстрая, как новогодний серпантин…
     – Ну что ж… Видно, я зря потратил ваше рабочее время, Николай Аркадьевич, – Андрей устало вздохнул. – Искренне надеюсь, что не внёс недопустимого хаоса в ваш распорядок.
     – Скорее, оживили мой склеп, – усмехнулся собеседник.
     – Ну ежели так – то всегда пожалуйста. Может, в самой Нонне было что-нибудь неожиданное, яркое, запоминающееся?
     – Яркой-то она была вся… А вот что до необычностей… Было в её глазах что-то странное… – старик прищурился в потолок, и Андрей уловил наличие у себя ощущения, именуемого дежавю: он уже знал, что услышит. – Цвет был небанальный: так вроде – болотный, а при нужном освещении – золотистый, словно у кошки.
« Последнее редактирование: 04 Июль 2011, 11:34:01 от Noanne-Ny »

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Три чёрных кошки в тёмной комнате. (Начало)
« Ответ #10 : 08 Октябрь 2011, 22:26:31 »
      Алины не было дома. Дверь открыла Светлана. Проигнорировав удивление Андрея, она по-хозяйски пригласила его в дом, буквально выхватив из рук сумку с продуктами. Пройдя на кухню, он обнаружил свежезаваренный чай, любимый мармелад Алины в вазочке и три чашки, ожидающие гостей. Три. Подняв глаза на Светлану, мужчина встретил её серьёзный взгляд, очевидно приглашающий к разговору. Именно разговору, а не беседе: он умел различать это – профессиональный опыт.
       – О чём ты хочешь поговорить?
       – Не поговорить. Спросить. Я знаю, что ты привык задавать вопросы, а не отвечать на них, – выражение глаз девушки на мгновение приобрело своё обычное насмешливое выражение, – но я задам тебе лишь один вопрос. Всего один. И хочу получить на него откровенный ответ. Я имею на это право.
Собеседница говорила без вызова. Тихо и спокойно. Однако сила, которая ощущалась в произносимых ею словах, не оставляла сомнений в том, что Светлана не отступит.
       – Что ты хочешь знать?
       – Что для тебя Алина?
       – Что ты имеешь ввиду?
       – Только то, что спросила: что она для тебя значит? Не то, что у вас и насколько серьёзно, а также что ты планируешь делать дальше – это не моё дело. Это касается вас двоих. Я хочу знать, как ты к ней относишься.
       – К чему это?
       – Ей делали больно. Очень больно. Я не хочу, чтобы с ней произошло снова нечто подобное. Не позволю.
       – А что она для тебя?
       – Не «что», а «кто».
       – Ну и кто же?
       – Сестра.
       – Это… многое объясняет… – Андрей поперхнулся чаем.
       Было видно, что Свету позабавил произведённый ею эффект. Насладившись своим превосходством над изумлённым визави, девушка продолжила:
       – Единокровная. Она всего на год старше меня, хотя видела в жизни много больше. Этот год разделил расставание нашего отца с матерью Алины и женитьбу на моей. Он знал. Не сразу, конечно, но знал. Помогал финансово. Моя мать, узнав об этом, хотела подать на развод, но отец как раз начал хорошо зарабатывать. Стерпела. Спустя некоторое время в отместку или просто из-за разлада в отношениях стала изменять отцу. А потом – ушла к любовнику окончательно. Может, дело не только в «назло», но и правда возникло что-то серьёзное… Я не знаю – не видела её с того момента, как родители разошлись окончательно: уехала за рубеж в составе новой семьи. Он бы, может, снова с матерью Алины сошёлся, но она была при смерти – рак, в самой дорогой клинике не спасли бы. А когда ещё можно было что-то сделать, она ничего отцу не говорила, чтобы все деньги шли на образование Алины.
       – Не сказал бы, что ей не везло…
       – С «розовыми очками» и самонадеянностью, – зло отрезала Светлана. – Я отца и на полпроцента не могла понять, когда он продолжал Алинку жалеть даже после её марафона в красивую жизнь. Убеждала его оставить всё как есть, не помогать ей – сама напросилась. Дура неблагодарная. Нашла её только потому, что умирающему поклялась вытащить сестричку из очередного…
       – Из-за чего умер твой отец?
       – Официально – цирроз. Но он не пил почти… Гепатитом не болел никогда. Я тогда много нервов попортила и себе, и окружающим своим «частным расследованием». Молодая была, горячая…
       – Ну и?
       – Ну и ничего… Я просто исполнила последнюю волю последнего близкого человека. И нашла ещё одного, – Света улыбнулась тепло и без насмешки, что было так на неё не похоже. – Она оказалась вовсе не такой, как я её представляла… То что дура – да. Не без этого… Но – хороший человек. Поверь. И она заслуживает быть счастливой. А вот и она сама, кстати, – девушка оглянулась на звук отпираемой входной двери.
       – Слушай, а можно махонький личный вопросик? – Андрей решил выкроить время, пока Алина раздевалась и мыла руки. – У вашего любвеобильного папы третьей дочери случайно не было? Например, по имени Нонна?
       – Случайно нет. Знала я, что ты хам, конечно… К тому же мой отец вовсе не был таким, как ты говоришь. Просто так получилось. А если ты хочешь поговорить о Нонне – то это не здесь и не сейчас. И только после того, как она даст на это своё согласие. Так что давай нормально попьём чай в дружеской обстановке. Не порти вечер.
        – О чём сплетничаем? – задорный голосок Алины, раздавшийся из-за спины, заставил Андрея подскочить на стуле.
        – Тебя ждём. Как же нам сплетничать – и без тебя. Иначе откуда мы узнаем последние новости?
        – Так я тебе нужна только ради новостей? – девушка деланно-обиженно надула губки.
        – А ещё для приятного времяпровождения за чашкой ароматного чая, – Андрей поцеловал Алину и усадил за стол. Было видно, что несмотря на показную весёлость, она смертельно устала за день.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Три чёрных кошки в тёмной комнате. (Начало)
« Ответ #11 : 07 Январь 2012, 19:52:04 »
     – Ты уверена, что хочешь этого?
     – Да.
     – Научный интерес?
     – Я правда так жестока со стороны? – медовые глаза Алины продемонстрировали выразительность, достойную Болливуда.
    
        Андрей смутился. В силу профессиональной деятельности он не был лишён некоторой циничности, однако по отношению к Алине… Он не отрицал того факта, что личного здесь  было куда больше, нежели интуиции, но всё же не подводившая ранее способность чувствовать фальшь мочала. А значит, девушка действительно искренне заинтересована выяснить причины спонтанной эпидемии. Другой вопрос – для чего…

     – Твой источник… Или, точнее, помощник, ты сказала, что он находится за рубежом?
     – Какая разница при современных информационных технологиях? Я не владею секретной информацией. Даже если я что-то узнаю своими силами, это моё личное право. Пока мы с тобой не подписывали договоров о неразглашении – мы никому ничего не должны. Шептаться во всемирной паутине с паучками-подружками мы также можем о чём угодно.
    – Ну не скажи… Это лишь официально.
    – Это лишь технический вопрос.
    – Авантюристка ты, однако. Самоуверенная к тому же. Вот уж теперь верю в то, что ты в здравом уме выскочила замуж за этого своего… бизнесмена.
    – А так не верил?
    – Не представлял тебя в розовых очках романтической глупости.
    – А в чём?
    – В экипировке профессионального вора. Или в костюме фокусника.
    – Мда… А вас не проведёшь, товарисч следователь… – девушка задумчиво окинула Андрея взглядом. – Ну так что, побудешь ассистенткой?
    – Меня отстранили от дела, ты же знаешь.
    – Ну не уволили же?
    – Даже удивительно… При том, как ты старалась.
    – Я заглажу свою вину, сделав тебя героем.
    – Посмертно?
    – А это от тебя зависит. Нет, я серьёзно. Света, я и ты – свидетели взлома ящика Пандоры. И мы можем поймать взломщика и запереть ящик. А можем и дальше стоять в сторонке. Только в этой ситуации не будет «хат с краю», ты же понимаешь и сам… Сколько раз его ещё будут открывать безумные охотники за сокровищами? И чем это закончится? Образцы предоставили бы мне шанс хотя бы попытаться разработать лекарство. Стандартный набор микоцидов бессилен. Гриб со временем гибнет сам, но спасти заражённого уже невозможно. И как происходит распространение инфекции? Никто так и не ответил на эти вопросы. А значит, все мы в опасности. И наши близкие тоже.
    – Ты говорила с сестрой?
    – А толку… На неё и так уже косятся после недавнего похода за прошениями. Ну, по поводу снятия запрета на производство.
    – Я понял.
    – Если и остались образцы, то ещё большой вопрос, где именно они хранятся и под защитой какого ведомства.
    – Ну это как раз таки не вопрос. Вот только связей в этом ведомстве я не имею. Увы…
    – А тебе и не нужно.
    – Что ты хочешь сказать?
    – Генетический материал можно будет попытаться извлечь и из мёртвого образца. Условно мёртвого. Тем более, если гриб успел образовать споры. А судя по описанию вида трупов – успел. Что делает его ещё более опасным: неизвестно, какой фактор может вновь пробудить их к жизни.
    – Всё забрали в Институт эпидемиологии. Или не только туда: гэбэшники их «провожали», а вот только ли туда, куда официально ехали – неизвестно.
    – А квартиры, места гибели, вещи? Ну ладно, с вещами понятно, коли так всё серьёзно. Но ведь полгорода не отрежешь от остального мира на неопределённый срок?
    – Так зачистили всё…
    – Ой, ну я тебя умоляю… – Алины скривилась. – Что они могли зачистить, даже не зная устойчивость микроорганизма к антисептикам и температурные пределы существования? Хлоркой помыли? Лампочкой поводили? Что-то могло остаться. Или вещдоки, попавшие к вам в самом начале расследования и неучтённые впопыхах.
   – Я поищу, но это маловероятно. И ты ведь понимаешь, что я не могу действовать слишком активно. Мне не стоит привлекать к себе внимание.
   – Конечно. Но я надеюсь на тебя, – Алина снова подняла глаза. На этот раз – без жеманства. Без мольбы. Без напора или угрозы. В них читалось лишь доверие. Абсолютное доверие.

      Девушка вновь повернулась к монитору, а Андрей вышел из кабинета, направляясь в прихожую. Там горел свет. Куртка Светланы висела на вешалке, а сумка – стояла на тумбочке. Ключи были брошены сверху. Столь необычной для неё небрежности ему не доводилось наблюдать в течение всего времени знакомства. Света была педантом во всём. Одного взгляда хватило, чтобы понять: что-то случилось. Он нашёл её в гостиной. Неподвижно сидящую над стопкой документов, с безразличным взглядом заплаканных глаз.  Это было столь непривычно – видеть «железную» Светлану в таком виде – что мужчина невольно растерялся, несмотря на богатый следовательский опыт разговоров по душам с горюющими вдовами и бесконечно срывающимися на плач подругами жертв.

     – Отец был убит… – девушка не стала дожидаться вопроса. – Я бы никогда не узнала правды, если бы в фармлаборатории не сохранился образец его крови… У фирмы в период расцвета было много направлений. И лекарства тоже испытывали. Мыши там и прочее… Так вот среди замороженных пробирок зверушек нашли безымянную, датированную за месяц до его смерти. Хранилась она в отдельной секции. Ключ перешёл мне по наследству, я сама долгое время не знала, от чего он. Так что подсунуть не могли. Маловероятно, по крайней мере… Оказалось, что кровь – человеческая. Я почему-то сразу догадалась и отправила её на анализ ДНК. Хотя не понимаю до сих пор, зачем он это сделал. Может, знал, что его отравили? Хотел, чтобы остались доказательства? Испытывать лекарства на себе он бы точно не стал: кем бы он ни был, но не психом…
     – Тот, кто это сделал, должен был либо обладать широкими возможностями, либо работать в вашей фирме… Он хорошо подчистил за собой.
     – И не просто работать, но и быть приближенным к отцу, – слёзы высохли, голос вновь обрёл уверенность, и Андрей отметил про себя, что снова видит прежнюю Светлану, в очередной раз восхитившись её самообладанию. – Я же главного не сказала: его травили постепенно, чтобы сымитировать естественное развитие цирроза. И яд, вероятнее всего, был из химической лаборатории.
     – Какие у тебя есть основания для этого предположения?
     – Вещественных, увы, нет… Но мы тестируем ферменты для пищевой промышленности на его наличие, и тогда уже занимались этим. Значит, в лаборатории должен был быть в наличии чистый афлатоксин для калибровок и проверки качества реактивов.
Светлана опустила глаза в пол, помолчала, словно думала, сказать или нет, и продолжила:
     – А знаешь, что меня больше всего пугает? Я ведь пришла после университета в ту самую отцовскую лабораторию, когда ему уже всего ничего до смерти оставалось. Его до того с полгода уже травили. Я проконсультировалась по этому вопросу с медиками, так что знаю приблизительную длительность постоянного отравления и задаваемую дозу, исходя из его исходного состояния здоровья, скорости изменений и концентрации яда в сохранённой пробе. Понимаешь, что это значит?
     – То, что убийца-исполнитель или же его сообщник работал вместе с тобой…

    
    
    
« Последнее редактирование: 07 Январь 2012, 20:01:25 от Noanne-Ny »

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
    – Валентина Борисовна, можно?

    – Да что ж вы спрашиваете-то, Светочка? Конечно! – проворковала полная пожилая, но по-своему миловидная женщина. Карие глаза взглянули на девушку поверх очков как всегда внимательно, почти пристально. – А вы выглядите уставшей, моя дорогая. Дайте-ка я напою вас чаем! Вы ведь почти не пьёте кофе? У меня подобралась крохотная коллекция восхитительных чаёв! Цитрус, бергамот, имбирь… И ничего из перечня «идентичное натуральному»! – забавно горделиво вскинув седую пышноволосую голову на короткой шейке, старушка задорно сверкнула глазами и подмигнула девушке.

    – Главное, чтобы афлатоксина не было, – столь же шутливым тоном ответила девушка, однако золотистые глаза оставались ледяными. Судя по всему, этот взгляд пронял Валентину Борисовну: женщина побледнела.

    – Зачем же так ч…черно шутить, Светочка? – нервно сглотнула старушка.

    – Простите, неудачно, – отрезала Светлана, даже не попытавшись изобразить намёк на смущение. – Так что с чаем?

    – Ах, да!.. У меня к нему и печенье найдётся, – разлив чай по чашкам, старушка потянулась за корзиночкой, но девушка опередила её. – Благодарю вас… Так, всё! А что это? – женщина изумлённо взглянула на гостью поверх очков и снова скосила глаза на внезапно появившийся перед нею на столе лист бумаги.

    – Читайте, – невозмутимо ответила Светлана.

    Валентина Борисовна только прочитала пару строчек… Женщина тяжело опустилась на стул, и беззвучные рыдания заставили сотрясаться круглую спину, сгорбленную, словно под грузом непосильной ноши.

    Светлане было не по себе, но она всё же собралась с духом и спросила столь долго назревавший вопрос:

    – Я лишь хочу знать – понимали ли вы, что творили? Вопросы «кто?» и «почему?» отпали, как только я нашла новую версию завещания. Точнее, когда меня нашёл нотариус, до того момента мне незнакомый. Вам, судя по всему – тоже. Тогда же для меня перестало быть секретом и то, кто продавал информацию и образцы из числа старых разработок, ещё ниишных. Учитывая уровень допуска список изначально был невелик. У меня не было возможности проверить оффшорные счета сотрудников, но так или иначе – всё видно по людям и их семьям: деньги тратят на себя. Пока я не стала владелицей финансовых документов отца, я полагала что средства на лечение Лидочки вы получали от него, неофициально… Я ведь не знала, что он был вашим поручителем в банке и что сумма, завещанная им вам с лихвой бы покрыла все кредиты… Но вам было мало его обещания – вы не поверили и нашли ещё работодателей. Узнав, он был разочарован в вас и, вероятно, в сердцах прямо и непосредственно пригрозил если не уволить, памятуя вместе пройденный путь и ваше тяжкое положение дел, то уж точно прежнее щедрое решение изменить, так?! А вы каждый день «в попытке примирения» задабривали его обиду: словно секретарша, не взирая на высоту должности, таскали  свои знаменитые чаи… Один из «преданнейших» помощников ещё с кафедры и «правая рука» в фирме!..

    Губы девушки искривились – её душили злые слёзы.

    – Светлана Сергеевна, давайте пить чай, присядьте, – безжизненным голосом произнесла разоблачённая преступница. Если бы там прозвучали нотки её обычной мягкости или «уютного» елея – Света бы швырнула в неё весь заварник и цветочный горшок сверху. Но сейчас опустошённость визави отзывалась в её собственной душе таким резонансом, что она почти не чувствовала ненависти к убийце своего отца. Только недоумение и ощущение полнейшей нелепости происходящего. Логически – она рассуждала верно и нашла виновного. С точки зрения выгоды это было безупречно. С позиции человечности было абсурдом до такой степени, что не поддавалось никакому психоанализу.

    – Ответьте мне ещё на один вопрос, лишь один, – продолжила девушка. – Когда вы продавали наши образцы из бывшего НИИ, вы понимали, что они могут быть применимы не только в области чистой науки? Вы знаете, КАК  умирали во время недавней эпидемии, что вызывало пневмонию? Так получилось, что моя сестра дружна с тем следаком, который начинал это дело до того, как его передали в более компетентную службу. Официально передали… – вздохнула Светлана и продолжила – лёгочная ткань жертв была повреждена особо активным штаммом A. niger. Вы ведь знаете каким, правда?



***

    Звонок мобильного с именем шефа не вызвал никаких сомнений у интуиции Андрея: он всё знает. Он действительно всё знал. Но звонил не с возмущённым криком на строптивого подчинённого, а с новым делом. «Новым старым», как он сказал. Два женских  тела в лаборатории Алины, которую после финального стресса саму увезли на скорой. «Она так много пережила за последнее время…», – подумал Андрей,  – «Оклемается». А потом понял. Что нет… Убитыми были сестра Алины и помощница её покойного отца. Предположительно – острое отравление гепатотоксичным ядом. А на месте смерти - копии двух завещаний... "Нонна" всё-таки оправдала своё существование: Света всегда была хорошей актрисой.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Искренне надеюсь, стремительность концовки не разочаровала :) История в целом на этом не заканчивается, в связи с чем вопрос администрации: если я использую  этот сюжет как предысторию к другому (уже созданная тема), как мне можно было бы перенести текст (чтобы читателю не приходись скакать по ссылкам)?

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5227
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
можно, конечно, объединить темы... но лучше все-таки дать тут ссылку на ту тему, а то все комменты перемешаются. и ничего не разобрать будет  :)
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".