Автор Тема: Игра в бадук  (Прочитано 507 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5227
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Игра в бадук
« : 30 Ноябрь 2016, 12:01:05 »
- Если позволишь мне выиграть, то покажу тебе кое-что, – глумливо усмехнулся Ун Ла и погладил остроконечную бородку.
Нефритовый император ничем не выказал своего интереса, хотя внутри все так и подпрыгнуло. Вот уже второй месяц они играли в бадук на глупейшие желания, и ничего интересного не происходило. В такие моменты бессмертие богов казалось нескончаемой пыткой. Но сегодня Император сразу заметил странно поблескивающие глаза противника и с трудом сдержал любопытство.
Он не мог сосредоточиться на игре – все внимание поглотили терзавшие вопросы: в Ад завезли новую душу? А может, на Земле происходит кое-что интересное? Здесь, в его дворце, точно ничего нового не наблюдалось – все те же райские сады и прелестная козочка с цветочками на спине. Которые он, кстати, забыл полить.
Решив, что займется этим сразу после игры, Император положил белый камень на поле, чем разом пресек все шансы на победу Ун Ла.
- Тебе что, ни капли неинтересно? – раздраженно закряхтел тот. – Поверь, один проигрыш стоит того, что я хочу тебе показать.
- А?.. – Император опустил взгляд на доску. – Ой, прости, я не хотел, само собой вышло, – он извиняюще улыбнулся. – Еще партию?
Ун Ла хмуро глянул на него из-под кустистых бровей.
- Смотри, я могу и передумать. Оставлю секрет при себе. Маленький секретик, сверкающий, как крошечный бриллиант…
Эти слова еще больше распалили интерес Императора. Под стать своей внешности вечно юного мальчишки он живо интересовался всем вокруг, в особенности – людьми. Не уставал их изучать, наблюдая за ними с высоты Небесного дворца и частенько спускаясь на Землю в облике человека, если что-то заинтересовывало особенно сильно.
- Ладно, ладно, – он поднял руки в примирительном жесте. – Еще партию, а потом, если выиграешь, расскажешь мне секрет.
Камни снова застучали по доске. На этот раз Император внимательно следил за своими ходами, всеми силами помогая противнику выиграть, но чтобы он не почувствовал себя так, будто ему поддаются. Наконец последний камень лег на доску, и Ун Ла добродушно захохотал.
- Неужели мне удалось победить самого Нефритового императора, да еще в его чертогах? Сегодня воистину мой день!
Оба знали, что это не так, что, впрочем, радости от победы не уменьшило.
- А теперь расскажи мне, как и обещал, – Император ерзал на месте, как мальчишка, который ждет разрешения, чтобы вскочить и выбежать на улицу из душной школы. – Неужели это что-то и впрямь такое выдающееся, что ты меня так долго пытаешь?
- Тут надо показывать, – Ун Ла поднялся и подошел к огромной чаше, возвышавшейся посреди покоев. – Мой секрет на Земле.
Одним движением Нефритовый император вскочил на ноги. На Земле? Лучшего и желать нельзя! Он мигом оказался рядом и уставился на поверхность воды.
- И где же?
- Терпение, мой друг, терпение, – владыка подземного царства, похоже, решил его помучить. – Сейчас все увидишь.
Император нетерпеливо склонился на чашей. Прядь волос соскользнула с плеча и коснулась воды, встревожив ее. Отражение вздрогнуло, пошло рябью и в следующее мгновение перед ним возник ничем не примечательный чосонский дом.
- Ой, смотри, этот старикан на тебя похож! – захохотал Император, тыча пальцем в лохматого дородного мужчину с пышными усами. – Ну прямо одно лицо!
- И вовсе не похож! – рявкнул тот, затем кашлянул и погладил бороду. – Смотри дальше, не отвлекайся.

- Эй, малец! – рявкнул Са Мо, потрясая палкой. – Кажется, я велел натаскать воды и дров, чем ты опять занимаешься?!
Растянувшийся на крыше дома и пребывающий в розовых мечтах парень вскочил и едва не навернулся вниз, успев схватиться за край.
- Ых! Са Мо! Да ты просто садист, – отдуваясь, он взобрался обратно и стряхнул с себя солому. – Как можно пугать человека, который сладко спит? Так и сердце из груди выпрыгнет!
- Из твоих пяток его еще достать надо, великий Пэк Тон Су, – с издевкой ответил Са Мо. – Почему Вун должен делать все за тебя? – он ткнул палкой в красивого юношу, затащившего во двор вязанку дров.
Услышав свое имя, он коротко глянул на Са Мо, и уголки губ слегка дрогнули в сдержанной улыбке. Затем, по обыкновению опустив глаза, он поволок свою ношу за дом.
- Потому что он очень сильный, очень ловкий и очень красивый, – с готовностью начал загибать пальцы Тон Су. – А я…
- А ты только бахвалишься, – фыркнул Са Мо. – Живо спустился, иначе ужина тебе сегодня не видать!
Парень, ворча, спрыгнул с крыши и приземлился прямо перед другом, который уже избавился от груза. Смерив того взглядом, Тон Су выпятил нижнюю губу.
- Тоже мне, трудоголик нашелся. Что тебе не отдыхается, как нормальному человеку? Вун, на твоем фоне мы с Чхо Либом просто бездельники!
Эта тирада снова вызвала едва заметную улыбку на лице Вуна, но не более. Казалось, парень просто боится улыбаться, опасаясь, что фарфоровая маска разобьется, обнажив совсем другое лицо.
- А вы и есть бездельники! – Са Мо огрел подопечного палкой, чем вызвал поток проклятий в свой адрес. – А ну пошел за водой, пока я окончательно не разозлился!
Стеная о несправедливости жизни, Тон Су вылетел за ворота. Вун, почтительно поклонившись наставнику, отправился следом.

- Ну, как тебе, а? – Ун Ла ткнул Нефритового императора в бок. – Говорил же, такой секрет стоит моей победы, нет?
Император пристально смотрел на расплывающееся изображение. Он понял, почему повелитель Ада назвал этот секрет крошечным бриллиантом и заставил отдать одну победу – невелика цена за то, что открылось небесному взору. Молодой паренек, догонявший друга, был как две капли воды похож на самого Императора.

- Что ты такой хмурый? – Ун Ла со стуком положил черный камешек на доску. – Твой сад цветет и пахнет, как и всегда, что не так?
Император оглянулся через плечо. Небо серым одеялом нависало над дворцом, по листьям и лепесткам цветов с утра барабанил дождь. Ун Ла позволил себе слегка поиздеваться, и в обычный день Император не обратил бы на это никакого внимания, но сегодня…
Сегодня Вун выбрал сторону. Примкнул к отряду наемных убийц Хокса Чхорон.
Император раздраженно смахнул камешек с доски.
- Сегодня мне не везет. Может быть, продолжим в другой раз?
- Впервые вижу тебя в таком настроении, – не преминул заметить Ун Ла. – Что случилось? Козочка заболела?
- Вовсе нет, с ней все в порядке, – Император изобразил вежливую улыбку и, поднявшись, направился в сад.
Прошло уже немало времени с тех пор, как он начал наблюдать за своим близнецом. Поначалу ему всего лишь было любопытно, кто он, чем занимается. Его немало удивило, что этот талантливый молодой человек отчего-то избрал путь меча и смерти. С одной стороны, он всецело был предан своим друзьям, но с другой каждую ночь сбегал из дома, чтобы доложить о проделанной работе главе организации наемных убийц, в которой втайне служил. Такая двойственность вызывала интерес, но не отторжение. Свет в его душе боролся с тьмой, и Император с увлечением наблюдал за метаниями Вуна.
И сегодня паренек выбрал тьму. Ушел по дороге, вымощенной черными камешками для игры в бадук. Перед глазами стояло дрожащее изображение – восседающий на своем импровизированном троне глава наемников и Вун, сидящий рядом. Лицо превратилось в равнодушную непроницаемую маску. Больше на нем не возникнет и призрака улыбки, которой он так редко позволял появляться.
И только глаза выдавали его с головой. В них застыло выражение обреченности и покорности судьбе, в глубине то и дело мелькала тщательно скрываемая боль.
Он сдался.
И это почему-то невероятно расстроило Императора. Даже традиционный выигрыш в бадук не поднял настроения. Он разглядел свет в душе этого паренька, так почему же он предпочел его погасить?
Внезапная догадка мелькнула в голове. А может, все не так ужасно? Может, есть еще шанс?
Он быстрым шагом прошел к чаше и склонился над ней. Волосы соскользнули с плеч, кончики окунулись в воду, но он этого не заметил.
- Может быть, я ошибся? – прошептал он. – Может, ты не так плох?

- Сегодня ты в отличном настроении, – заметил Ун Ла, цокая камешком по краю доски. – Твой подопечный хорошо себя ведет?
Император широко улыбался, поглаживая козочку.
- Замечательно. Сегодня он спас дворец наследного принца от захватчиков. Если бы не Вун, Тон Су и товарищам пришлось бы туго. Разве я не могу гордиться им?
- Можешь-то можешь. – усмехнулся в усы Ун Ла. – Вот только от судьбы не уйдешь, кому как не тебе это понимать. Ты с самого начала знал, как он закончит свой земной путь, но тем не менее, наблюдал за каждым днем его жизни. Неужели так интересно?
- Тут ты ошибаешься, Ун Ла, – Император со стуком поставил камешек на доску. – Судьбу можно изменить, и Вун это доказал.
- Еще не вечер. Погоди немного, и увидишь, что ошибаешься. Тьму из души не изгнать ничем, если она там присутствует изначально. После смерти он попадет ко мне, и я все же получу твое тело, – Ун Ла расхохотался.
Император лучезарно улыбнулся.
- Увидим, сварливый старикан, увидим.

Император склонился над чашей, вцепившись в нее так, будто хотел оторвать от подставки. На прекрасном лице не читалось ни единой эмоции, оно до ужаса напоминало непроницаемое лицо Вуна. Настал тот самый день, когда душа изберет путь света или тьмы.
- Не понимаю, на что ты надеешься, – пророкотал Ун Ла. – Этот паренек мой.
- Ему почти удалось, – едва слышно произнес Император. – Ты сам видел. Даже наследный принц позволил ему жить, и…
- Я уже говорил тебе: душа, однажды поддавшаяся тьме, не имеет права на реабилитацию, – старик разгладил рукав черного одеяния. – Или ты все еще считаешь, что твой свет отмоет с него все чернильные пятна? Черному камню никогда не стать белым, а вот белый запросто может потемнеть.
Император поднял голову. На оттаявших губах заиграла озорная улыбка.
- Так почему бы нам не сыграть? На его душу. Выиграешь – забирай его себе. Если нет – он мой.
Ун Ла опешил. Затем в задумчивости погладил бороду.
- Интересное предложение. Ты настолько к нему привязался, или тебя гнетет мысль, что я все же получу твое тело? Впрочем, ладно. Так даже интересней. Тем более, – он заглянул в чашу, – жить ему осталось совсем немного. Нам как раз хватит времени на партию.

Ун Ла хохотал. Смех его напоминал раскаты грома, и Император в замешательстве смотрел на доску. Он проиграл, но не мог в это поверить. Сражение за душу, за которой наблюдал столько времени, закончилось сокрушительным поражением.
Император взял себя в руки и мастерски скрыл разочарование, улыбнувшись противнику.
- Это была хорошая игра. Победа вполне заслуженна. Поздравляю.
- Разумеется, разумеется, – Ун Ла поднялся. – Смирись, а мне пора. Его душа наверняка уже прибыла в мой мир, не хочу терять время. Не терпится с ним познакомиться.
Император отошел к чаше и молча взирал на открывшуюся перед ним сцену: Тон Су держал в руках тело друга и громко рыдал. Голова Вуна покоилась на его плече, из уголка рта стекала струйка крови. Из спины торчало лезвие меча. Все было кончено.
Император едва слышно вздохнул, опустив голову. Столько лет сражения за душу, столько попыток избежать уготованной судьбы – и все впустую. В самом конце Вун сдался, но Император его не винил – предательство друга выбило почву из-под ног и заставило упасть на колени перед неминуемым финалом.
- Что ж, жаль, – едва слышно произнес он. – Но все же – спасибо. Ты боролся до последнего.
- Что ему совершенно не помогло, – ядовито заметил Ун Ла, направляясь к увитой цветами арке – порталу в подземное царство. – Счастливо остава…
Козочка пронзительно заблеяла, и Император поднял голову.
Посреди цветущего сада стоял юноша в черно-красной одежде. Длинные темные волосы развевались от легкого ветерка, печальные глаза с удивлением осматривали райский сад. Рядом в землю были воткнуты два меча.
Ун Ла, будто громом пораженный, повернулся и уставился на юношу. Борода затряслась, в глазах зажглись гневные огоньки.
- Да как такое возможно?! – наконец рявкнул он. – Почему он здесь, я же выиграл!
Император был удивлен не меньше. Отпустив края чаши, он шагнул навстречу юноше.
- Здравствуй, Вун, – произнес он, по-мальчишечьи радостно улыбаясь. – Очень рад, что ты заглянул.
Вун изумленно уставился на него, не в силах произнести ни слова. На него смотрело его собственное лицо, озаренное улыбкой, которой он себе никогда не позволял.
- Кто вы? – наконец спросил он.
- Я Нефритовый император, – довольно представился тот. – И ты в моих владениях. Насколько я знаю, там, внизу, все закончилось не очень-то и хорошо, – он сокрушенно покачал головой. – Величайшая несправедливость. Присядем?
- Присядем?! – продолжал возмущаться Ун Ла. – Ты снова меня надул, как я только мог повестись на твои россказни о честной игре?!
- Игра была честной, – возразил Император. – Его появление здесь для меня тоже сюрприз, – он взял Вуна за руку и усадил рядом с собой. – Видимо, я все же не ошибся в тебе. Твоя душа выбрала свет, а не тьму.
Вун почтительно склонил голову. Он был в полнейшем замешательстве. Только что он чувствовал адскую боль от меча Тон Су, пронзившего грудь, захлебывался собственной кровью и слезами, чувствовал щекой плечо друга, на которое упал перед тем, как умереть… И в следующий миг оказался здесь, не чувствуя ничего из вышеперечисленного, только необъяснимую легкость во всем теле, какой не ощущал с самого начала тренировок у Чхона.
- Прошу прощения, но я не понимаю, о чем вы.
- И не надо, – развеселился Император. – Ты сейчас здесь, и это главное. И знаешь что? – он заговорщически подмигнул Вуну. – Кажется, я смогу кое-что сделать.

- Вун! Вун! – голосил Тон Су, прижимая к себе друга. Меч, который он выдернул из его груди, валялся рядом, одежда промокла от крови Вуна. – Зачем ты это сделал, дуралей, зачем?! Как я мог поверить, что ты способен убить кого-то, как?! Лучше бы ты прикончил меня!
- Еще успею, – прошелестел ему в ухо едва слышный голос.
От изумления Тон Су едва не выронил Вуна, но в следующее мгновение притиснул его так сильно, что с губ друга сорвался громкий возглас боли.
- Ты хочешь убить меня еще раз? – простонал он. – Я больше такого не вынесу.
Тон Су снова разрыдался, на этот раз от облегчения.
- Дурак! Идиот! – орал он. – Как ты только посмел умереть?! Я еще тебе это припомню! Едва не сделал меня собственным убийцей!
- И сделаю, – прошептал Вун, закрывая глаза. Две слезы прочертили дорожки на щеках. – Если не прекратишь меня трясти.
« Последнее редактирование: 30 Ноябрь 2016, 23:15:35 от Ryuzaki »
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".