Автор Тема: Амарант. Часть 2  (Прочитано 379 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн RyuzakiАвтор темы

  • Модератор
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Амарант. Часть 2
« : 02 Ноябрь 2016, 20:18:51 »
вот я и добралась до второй части. ну как добралась... написано пока не так уж много, но стоит только начать, как говорится. а если еще выложить начало, то дальше дело пойдет веселее. по крайней мере, я на это надеюсь.

ПРОЛОГ
Дверь приемного зала ударилась о косяк так, что сорвалась с петель и рухнула на пол позади, взметая вихрь пыли. Так, по крайней мере, хотелось Бельфегору, но, увы, произошло лишь в его мечтах. На самом же деле он притворил дверь с едва заметным стуком и, неслышно ступая, удалился прочь по коридору. Ему хотелось сорвать с себя черный пиджак и разорвать на лоскуты. Хотелось ударами кулака сокрушить стены, чтобы весь дворец рухнул на головы этим самонадеянным отродьям! Славная получилась бы могила!
Он остановился в конце коридора и, выдохнув, пригладил зачесанные назад черные волосы. Не время злиться. Да, снова его мнения никто в Совете не услышал, но это далеко не впервые, когда приходится мириться с неизбежностью.
Но каждый чертов раз его это неимоверно злило!
Гневом дело не решить. Если он хочет когда-нибудь взять над ними верх, нужно сохранять спокойствие.
Он толкнул дверь и вошел в судейскую.
В ней царил полумрак. Горела лишь лампа на столе, все остальные источники света были потушены. Бумаги аккуратными стопками высились на до блеска отполированной столешнице. Папки с делами составлены на полках в образцовом порядке. Бельфегор вынужден был признать, что такого он не видел уже много веков. Обычно в этом помещении царил вечный хаос, всюду лежала пыль, и если требовалось что-то найти, на это уходило бесконечно много времени.
Все было бы хорошо, если бы не новичок, который теперь хозяйничал тут. У Бельфегора он не вызывал ничего, кроме отвращения и глухой ненависти. И, возможно, зависти, но в этом старший демон даже самому себе не признался бы.
За аккуратно прибранным столом располагалось небольшое удобное для работы кресло, сейчас пустующее. А вот поперек огромного, обитого алым бархатом кресла для посетителей лежал юноша. Голова его покоилась на подлокотнике, длинные волнистые волосы каштанового оттенка мягкими волнами струились до самого пола. На невероятно прекрасном, точеном лице застыло выражение безмятежности, изящно очерченные губы были слегка приоткрыты. Он спал.
На мгновение Бельфегор остановился, вглядываясь в спящего. Красивый. Слишком красивый даже для демона. Каким образом получился такой странный результат слияния смертного и демонического существа? Люди только портят породу, ничего больше, но здесь природа сыграла злую шутку, наградив этого недоноска лучшим, что могло быть в бессмертных правителях Вселенной. И, положа руку на сердце, Бельфегор признавал, что ни один из демонов не мог сравниться с ним в красоте.
И от этого он еще больше ненавидел нагло растянувшегося перед ним полукровку.
- Почему вы спите на посту, верховный судья? – отчеканил он таким тоном, что, будь здесь цветы, они бы мгновенно завяли.
Юноша распахнул глаза. В черной непроницаемой радужке серебристыми струйками еще клубились остатки сна, однако он без промедления вскочил на ноги.
Попытался вскочить. Бельфегор не без злорадства наблюдал за тем, как с выражением величайшего изумления на лице наглец шлепается с кресла на пол, как следует приложившись головой о резной подлокотник. Сапог Бельфегора надежно прижимал роскошные волосы к ковру, не давая подняться.
- В чем дело, Леонейл? – спокойно спросил он, хотя в голос так и прорывалась радость, вызванная уничижением полудемона, забывшего, где его место. – Никак не можешь проснуться?
Тот встал на колени. Попытался взглянуть на Бельфегора, насколько позволяла длина волос, однако в последний момент решил этого не делать и опустил глаза.
- Я прошу прощения, господин Бельфегор.
Голос, слегка хриплый после сна, поражал. Никак не соответствующий невинной внешности, низкий, глубокий, он, подобно бархатной змее, проникал в самую душу. Бельфегор привычно содрогнулся, но тут же взял себя в руки. Показывать слабость перед этим недоноском? Еще чего!
- Вставай, – бросил он, убирая ногу. Полудемон тут же поднялся, не сделав попытки поправить растрепавшуюся прическу, чтобы вновь не вызвать гнев высшего демона. Бельфегор не мог мысленно не похвалить его – несмотря на грязную кровь, парень быстро учился.
- Тебя назначили на эту должность не для того, чтобы ты спал на рабочем месте, Леонейл, – отчеканил он, с удовольствием наблюдая за вспыхнувшим на щеках полудемона румянцем. На правой скуле проступила кровь – падая, он содрал кожу о подлокотник. Бельфегор даже слегка пожалел об этом – раны полудемонов заживали столько же, сколько и у обычных людей. Может, внешностью этот наглец и удался, но во всем остальном был не сильнее комара, которого можно прихлопнуть в два счета.
- Я прошу прощения за эту досадную оплошность, господин Бельфегор, – юноша поклонился так низко, что шикарные волосы скрыли лицо и коснулись ковра. Бельфегору пришлось подавить искушение снова пришпилить их к полу. – Обещаю, что впредь подобного не произойдет.
Тот фыркнул, не скрывая неприязни к этому отродью, сумевшему пробиться так высоко и встать практически на один уровень с чистокровными демонами. Если так пойдет и дальше, скоро Ад будет сплошь кишеть полукровками, наглыми, беспардонными, не знающими, как вести себя в обществе. Дикие звери, которыми раньше только пугали малышню, сейчас получали власть. Многим это не нравилось, но приказы Самого никто оспаривать не смел.
Сам. Бельфегор раздраженно тряхнул головой. Сколько веков его никто не видел? Всеми делами заправляла его дражайшая женушка, с которой у Бельфегора с начала времен установились весьма неприязненные отношения. Женщина должна знать свое место, а не брать бразды правления в свои руки, пока муж недееспособен. Для чего было создавать совет высших демонов? Для чего проводить бессмысленные собрания, если каждый вопрос можно решить мановением прелестной женской ручки, чья хозяйка склонна к самодурству? Дать такую власть женщине! Бельфегор этого искренне не понимал, когда как Асмодей и Велиал вовсю поддерживали ее.
- Старые дураки, – пробормотал он. Леонейл взглянул было на него, но тут же отвел глаза.
Из всей верхушки он был самым младшим, о чем вспоминал каждый раз, как его мнение пропускали мимо ушей. Пусть он и входил в совет, это не давало полноту власти, которой жаждал.
Ничего, он еще получит то, что причитается. И тогда первым делом вырвет сердце этому полудемоническому отродью.
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".