Автор Тема: Убежище.  (Прочитано 956 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Убежище.
« : 14 Апрель 2013, 16:49:26 »
Искренне надеюсь, что читателей не утомит такая длинная описательная часть. Так как обстановка небанальна, хотелось как можно детальней передать окружение и впечатление, которое оно производит на главного героя. Как сама идея?



Старый друг... Новые стороны.

     Четвёртое по счёту – за прошедший год и всего – посещение Снежного острова не только не сделало воспоминания о предыдущих визитах более блёклыми, но и добавило порцию новых впечатлений. Влад в очередной раз испытал некоторое смущение от осознания того, что, подобно ребёнку, не устаёт удивляться увиденному не впервой, каждый раз открывая новые ракурсы. Это место сводило с ума, а его жители выносили мозг… Жительницы. В иной ситуации он был бы более чем рад оказаться в обществе шести молодых прелестных особ с прекрасным вкусом, чувством такта и пониманием смысла слова «гостеприимство». Ну, возможно, не столь пасторально-старомодных… интеллектуальных… Повеселее и попроще. И другим характером… Это напрягало. То, кем были красавицы-отшельницы – пугало. Даже сейчас, после практически года знакомства и совместной работы. Сам факт наличия в мире вещей, ранее воспринимавшихся им через мифологическую призму, шокировал менее ожидаемого. Но одно дело – знать и принимать истину, которая «где-то там». Совсем иное – сидеть за одним столом, отмечать один праздник, танцевать и вести дружескую беседу с человеком, чьи возможности взаимодействия с окружающим миром подрывают сами основы научных представлений о человеке. Знать, что на Снежном острове находится не элитная вилла и не миниатюрный женский монастырь, а обитель сообщества реально существующих ведьм, одна из которых принадлежит к роду, передающему свои знания из поколения в поколение не одно столетие.
     Территория также не отличалась банальностью. «Остров» было понятием условным – это была круглая возвышенность посреди круглого болота, опоясанного тропинкой, ровной, словно её нарисовали циркулем. Кольцо ландышей, в которое она плавно переходила, продлевалось ещё метров на пять, перемежаемое папоротниками, а дальше начинался кустарник и – за ним – лес. Сейчас был период летнего меженя, и единственным, кроме тропинки, что делало высохшую, заросшую высокой травой, низину-овраг, заметной, были яркие розовые искорки цветков «марьина чертополоха», сверкающие над розетками мраморных листьев. Во время паводков вода заполняла всё пространство от острова до колючей изгороди, превращая периодическую заболоченность в настоящее озеро, а русла двух ныне сухих ручьёв питало живительной влагой западную часть прилегающего леса. Дорожка, ведущая к мосту через низину, подходила с востока, и заходящее солнце, пробиваясь сквозь верхушки далёких деревьев, делало тени контрастнее, превращая овраг в бездонную пропасть, заставляя неокрашенный деревянный мост «сиять» и окутывая остров золотистым туманом. Казалось, что это солнечная дымка распространяет густой и немного тяжёлый медовый запах. На самом деле его источником была репейная живая изгородь, окаймлявшая остров, нежно-сиреневый «мех» которой привлекал  множество пчёл. Внутри неё располагалось кольцо крапивы, далее переходившее в собственно пасеку – многоцветный луг, преимущественно жёлтый благодаря другим источникам нектара и благоухания – вайде и одуванчикам, оттеняемых «радужными бликами» иван-чая, васильков, цикория, душицы, тысячелистника и прочих луговых трав. Если смотреть издали, на фоне ровной местности выделялись шесть больших окружностей, расположенных «цветком»: три водоёма посреди зарослей ароматного аира и три «бамбуковые рощи» между ними. Только вот источником ландшафтного декора был вовсе не бамбук, а красивый и опасный борщевик Мантегацци. Что-то он Владу напоминал… Кого-то… Вот говорят, что собаки похожи на хозяев – соответствуют их нраву и характеру, а думаете, о цветах не сказать подобного? Ошибаетесь… Не знаете вы Веру… И Соню, благодаря которой между окружностями-«лепестками» появилось шесть жирных точек – густых пушистых кустов русского родственника «пальмы». Обеих девушек отличала способность быстро приобретать красивый ровный загар с первыми весенними лучами, только каштановую Веру – бронзовый, а смуглую чернявую Соню – тёмный, почти шоколадный. Как подобный произвол терпели моментально краснеющая под солнцем как таковым златовласая Света  и белокожая блондинка Вика, оставалось загадкой. Именно его наличие, а также багульника в низине, обуславливало особый оттенок запаха здешнего воздуха. Мало того – на территории острова это было единственное «дерево», не считая других высоких трав. Зато пересечение местности уже само по себе готовило психику гостя к новому интересному знакомству… Пасека и дурманящий аир маскировали неприятную сторону, но общий окрас атмосферы был вязким, обволакивающим, словно движешься через желе. Если флора всё-таки не справлялась с поставленной задачей впечатлить новоприбывшего – в игру вступала фауна, изобилующая разнообразием пресмыкающихся. В отличие от первой – преимущественно безвредных. Но не все же герпетологи… И, самое поразительное – при такой-то изолированности и подходу к земледелию – дом был «полной чашей», а на столе, как праздничном, так и повседневном, был не только мёд.
     О самом доме, располагавшемся в центре «цветка», следует сказать отдельно. Впрочем – он-то был самым обычным и привычным деревянным домом. По виду… В три этажа, визуально он выглядел круглым, увенчанным пологой шестиугольной крышей, каждое из рёбер которой своим окончанием опиралось на балку-«колонну», увитую душистым хмелем. Однако, если присмотреться поближе, становилась видна истинная форма постройки: шесть трёхэтажных «сот» компактно примыкали друг к дружке, пряча в центре невидимую седьмую, а провалы – углы стыка – были замаскированы вуалью хмеля. Обогнув мохнатый зонтичный куст и пройдя между «лепестками», Влад подошёл к самому крыльцу, где Кира вязала, сидя в изогнутом кресле, сколоченном из мелких досочек. Длинные медные волосы были заплетены в косу, а единственным украшением к свободному светло-серому платью был браслет из змеиной кожи. Влад почему-то не сразу поздоровался, как загипнотизированный, глядя на ритмичные движения тонких рук девушки, покрытых веснушками не в меньшей степени, чем лицо. Хозяйка опередила его, нисколько не обидевшись на бестактность гостя или, по крайней мере – не показав этого. Влад смутился, но, опомнившись, ответил на приветствие и дружественно улыбнулся, глядя в изумрудные глаза девушки. Она была не только хозяйкой этого места, но и его жрицей: её уникальным даром была способность питаться энергией земли, воды, стихий и живых существ. Накапливать её и делиться ею. Кира была кормильцем «семьи», во всех смыслах. Девушка проводила его в дом, пройдя  в примыкающую «соту»  – гостиную. В целом «прихожую» образовывали три смежные комнаты: в центре первой, восточной, находилась винтовая лестница, пространство вокруг которой снаружи дома было частично огорожено под крыльцо, чуть севернее была собственно гостиная, а «сота» в центре содержала большой цилиндрический камин, обращённый к гостиной. Он возвышался на все три этажа, прогревая воздух в доме в холодную пору. Остальные четыре комнаты вокруг центральной были отделены стенами и отведены под бытовые помещения. Сейчас камин пустовал – свет исходил от керосинки, водружённой в центр большого круглого стола, отражаясь от мозаики из ракушек на стенах. Рядом стояли кружка медового пива и тарелка холодника: хозяева логично рассудили, что после тридцатиградусной полуденной жары и пешей прогулки по лесу горячего гостю не захочется.
      – Ужинай, отдыхай. Вода согрелась, – Кира махнула рукой в сторону ванной комнаты. – Поговорим утром.
     Влад лишь успел подойти к столу и отхлебнуть от кружки, а Кира уже плавно скрылась в полумраке, скрывающем лестницу. Любопытно, где остальные? Спать – рано, в лес ходить – поздно. На капищах ошиваться – так ничего же не празднуется… Да-да, календарь-то он хорошо изучил за время знакомства: его всегда отличала отменная память на дни рождения и знаменательные даты. Поужинав и умывшись, он поднялся выше, где вокруг «каминной» второго этажа располагались «сота» с винтовой лестницей и пять спален. Абсолютная тишина, помимо звуков природы, снова навела на мысль о странном отсутствии хозяек… Две комнаты, ближайшие к лестнице – гостевые, три между ними девушки делили по одной на двух человек. В гостевых также было по две кровати на равном расстоянии друг от друга и двери – прямо под окнами, закрытыми плющом. Благодаря нему свет восходящего солнца проникал рассеянным, нежным, но, нарастая – достаточно настойчивым, чтобы не спать позже положенного. Влад знал, что утром его разбудит само небо. А следом придут завтрак и ответы на вопросы.

***

     Однако небо в это утро было пасмурным. Но не мрачным, а светлым, скорее – жемчужно-серым. Лёгкий туман, оседая росой на листья-лапки хмеля и отражая редкие пробивающиеся лучи, наполнял воздух прозрачным сиянием. Влад, стоя у центрального, незатенённого окна, залюбовался диском восходящего солнца, постепенно рассеивающим облачность и предстающим во всей красе, и по его высоте положения понял, что из-за превратностей погоды безнадёжно опоздал: хозяйки вставали и завтракали рано. При выходе из комнаты он встретил Ирину, спускавшуюся с третьего с корзиной сухих трав: этот этаж был получердачным – три «соты» были сушилками, две оставшиеся – гимнастическим залом и кабинетом-библиотекой. Невысокая, стройная, в лёгком платье из неотбеленного  волокна крапивы, пушистом облаке русых волос и серебристом ожерелье из раковин беззубки в тон внимательным серым глазам, она была подобна части сегодняшнего неба, воплотившейся на земле. Ира любила дождь и походила на него.  Даже пахла свежестью мяты, тысячелистника и хвои – почти озоном.
     – Все уже в гостиной, – прошелестел тихий голос-полушёпот, и девушка легко сбежала вниз.
     Она села за стол предпоследней. Влад подошёл к свободному месту, пожелал доброго утра и налил себе чаю из большого заварника. Девушки вежливо улыбнулись, отвечая на приветствие, после чего на мужчину одновременно серьёзно посмотрели шесть пар глаз. Выразительные медово-карие – Веры – художницы, поэтессы, дизайнера и просто ценителя прекрасного. Что за одарённость привела её в «ковен», до сих пор оставалось загадкой для Влада, но он не сомневался в наличии веской причины. Миндалевидные бархатно-чёрные – Сони – травницы по увлечению и менталиста по дарованию: девушка была наделена интуитивной способностью «читать» собеседника и воздействовать на него по типу «цыганского гипноза». Глубокие серые целительницы Ирины, не отличающейся никаким особым интересом или хобби, помимо любви ко всему живому, домашнему и не только, заботе, кормлению и приручению оного. Небесно-синие – белокурой Виктории – главного кулинара и шеф-повара этого дома. Её дар… вы правда до сих пор думаете, что боевые маги – это фэнтези? А бесконтактный бой видели? Говорят, годами учатся. Вике хватило полугода модных нынче восточных энерготехник для куда большего. На её беду… Нездоровый интерес определённых структур заставил променять потенциально звёздную спортивную карьеру на лес. Она не жалела. Сходная судьба постигла и Свету, вынудив бежать от цивилизации. На первый взгляд она казалась беззаботной студенточкой, менее остальных вписываясь в окружение. Прозрачно-голубые глаза, сверкая бирюзой на румяном лице из-под золотистой, рыжевато-соломенной чёлки, смотрели весело, почти заигрывая. Или это была иллюзия, создаваемая уникальной энергетикой девушки? Любой мужчина, тем более – не маг, автоматически попадал под её воздействие, даже пассивное. До определённого возраста это действительно было даром: получать что попросишь за улыбку, нейтрализовать агрессию одним взглядом, очаровывать взмахом ресниц… До тех пор, пока отношения с противоположным полом сводились только к флирту. Когда же среди кавалеров Светланы стали появляться постоянные, открылась негативная сторона дара: мужчина либо юноша, находящийся под воздействием длительным, со временем полностью лишался воли и начинал деградировать как личность. А потом терял и физическое здоровье. К моменту отъезда девушки в столицу её репутация в родном городишке уже была довольно мрачной, хотя она только лишь успела закончить одиннадцатый класс. Пытаясь разобраться в себе, она обращалась к биоэнергетикам, пока не встретила Марину и Евгения. Пара не только объяснила ей, что нет нужды бояться себя, но и помогла научиться контролировать способность. А также пользоваться ею… для других. Как оказалось, Света при желании могла привораживать не к одной лишь себе, но и к другим женщинам. Потребовалось много тренировок – но никаких обрядов и обращений к силам при работе. В неё это было заложено самой матушкой-природой. Слабенькие способности опытного профессионального психолога Марины и ушлого толкового бизнесмена Евгения едва тянули на «мистическое» шоу. Судьба сделала шикарный подарок. Не Светлане. Но именно на неё пал праведный гнев церковных активистов. Света не любила об этом вспоминать, поэтому, словно уловив мыслерассуждения Влада, выжидающе скосила взгляд в сторону Киры, на что та лишь тяжело вздохнула, на мгновение нахмурив рыжие брови, и снова подняла травянисто-зелёные глаза на Влада. Мудрые и немного властные.
     – О чём ты хотела поговорить? – спросил он первым.
     – Не я – Вера. Но это важно для всех.
     – Всех вас?
     – Не только. Для многих. И тебя в том числе. И тех, кто тебе дорог. Ты ведь до сих пор гадаешь, в чём заключается её дар? – спросила Кира чуть ехидно.
     – Есть немного… – Влад смутился.
     – Она предсказатель. Не в смысле гадалка. При определённых условиях Вера видит в снах варианты будущего. И не только своего.
« Последнее редактирование: 05 Май 2013, 00:08:39 от Noanne-Ny »

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Убежище.
« Ответ #1 : 15 Апрель 2013, 11:31:43 »
***

     Завтрак прошёл без обсуждения дел, но и не так непринуждённо, как всегда – чувствовалась скованность. Кира проводила Влада в кабинет-библиотеку. Вера ждала там. Выглядела бледной и уставшей, что было заметно даже под бронзовым загаром. Кира налила четверть бокала медового ликёра и протянула гостю. При иных обстоятельствах он счёл бы это проявлением особого расположения: этот бесподобный напиток подавался только к праздничному столу. Но в данном случае угощение было всего лишь самым крепким, что нашлось в доме, дабы подготовить слушателя. От взгляда мужчины не скрылся лёгкий беспорядок на столе, а также черновики, исписанные рунами и закрытое тканью ритуальное зеркало, которое не успели спрятать. Вот и объяснение вчерашнему отсутствию девушек: видно они пытались подтвердить или опровергнуть Верины сны. Но что могло так напугать опытных колдуний, повидавших немало? Влад уже не был уверен в том, что хочет знать… Но выбор сделан.
     – Прежде всего, Влад, – Кира посмотрела жёстко и внимательно, – как бы ты не отнёсся к услышанному и к каким бы выводам не пришёл – оно не должно уйти за пределы этой комнаты. Ты знаешь, я уважаю тебя. Но дважды никого ни о чём не прошу.
     – И ты меня знаешь. К чему это? У тебя есть повод сомневаться во мне? Как бы я не относился к вам лично, а я действительно многого не понимаю и боюсь в вашем сказочном мире – вы спасли жизнь моей любимой женщине. Мой сын появился на свет благодаря вам.
     – Хочешь присоединиться?
     – К вам?
     – Спасать жизни.
     – Я не ведьмак.
     – Но ты часть того мира, что мы оставили позади. У нас есть сила к воздействию извне – но мы не внутри. Ты – часть покинутого нами общества, часть системы. Тебе не нужно проникать в неё и тем более прорываться с боем – ты уже там. Ты в чём-то её винтик. Без обид.
     – Ну что вы… На обиженных воду возят. А вы, значит, решили сломать её? Но зачем кувалда, если можно заставить пару винтиков, располагающихся в нужных точках, остановиться или вращаться в противоположном направлении?
     – Не заставить – убедить. Ради такого же ребёнка, как и твой сын. Никому не причинившего вреда. Пока.
     – Но способного на это?
     – Так же как и на противоположное. Позволь отойти от темы и сказать пару слов о себе, – Влад удивлённо приподнял бровь, и это не осталось незамеченным, – что, шокирован такой откровенностью? – усмехнулась собеседница. – Да, я не часто говорю о своей личной жизни…
     – Вероятно, причина серьёзна. Если девчонки, которых ты нашла, прошли такой путь – что же пережила ты?.. Извини, это не было вопросом.
     – Ничего. Мои воспоминания не меркнут, если я не говорю о них, так же, как и хуже от накручивания не становится. Свыклась, – грустно улыбнулась Кира и продолжила, немного отведя глаза в сторону. – Я ведь последней нашла её, – кивнула в сторону Веры, – и Соню… они меня, вообще-то. Они придумали Снежный остров. А я подыскала – где. – А когда я встретила Свету, первой из них, у меня и в планах-то не было создавать это место –  хватало леса, а порою –  столичных парков и лесопарков. А до того, как её встретила – не задумывалась о себе подобных, равно как и их существовании. Я ведь рискнула всем, чего добилась в комфортных условиях мегаполиса контрастов с неограниченным доступом и к природе, и к цивилизации. Карьерой, связями… друзьями. Хотя навряд ли они были настоящими. Открыто разругалась со святошами, после чего мои тогдашние коллеги предпочли забыть обо мне, дабы защитить себя. Я их не осуждаю. И всё – из-за девчонки. До сих пор – самонадеянной и беззаботной. Которая и в кошмаре не увидит беды, нависшей над ней в то время… А я видела в жизни. И меня никто не спас. Когда я была ребёнком – совершали насилие над моей психикой ради «спасения души». Когда выросла – травили как зверя, потому что боялись и не понимали. В конечном итоге они добились поставленной цели… Убили мою душу моими же руками. Когда у меня был новый столичный дом, защита и сила – те, кто давно забыл обо мне, расплатились жизнями своих детей. Среди будущих коллег это сделало мне имя: новенькую сразу стали бояться и уважать. Восхищались моим цинизмом. Я не гнушалась самой вредоносной работой, потому что была обозлена. На людей, на жизнь, на Создателя. Света творила всяческую мерзость под благовидным предлогом «соединения сердец», сама того не понимая, потому что была наивна и жила в придуманном ею мире. В нас обеих это принимали за истинный профессионализм. Только я не была романтиком, воспринимала жизнь реальной – меня было сложно «развести» и сделать «стрелочником», так как я уже давно перестала верить людям. А Светка попала… Не Женечка с Мариночкой, аферившие и не так, а она. Ты же помнишь волну агитации, которую подняли церковники, испуганные популярностью расплодившихся ответвлений и всяческих сект, якобы легальных? Им-то что – кого штрафанули, кого не словили, особо лузеров посадили за организацию. Это была задача органов, а церкви – паства. И нужно было вернуть её любой ценой. А чем удерживать, когда больше не с кем воевать? Надо найти – с кем… Если нет пастуха – стадо вначале разбегается, а потом прибивается к новому. Стадо никогда ни в чём не виновато. Оно ведь бедное беззащитное травоядное стадо. Которое намного опасней хищной стаи… Стая выходит на охоту за пищей, и не тратит силы на убийство большего количества поедаемых, чем нужно. Охота хищной стаи – это точный выстрел. Стадо, ведомое неконтролируемым страхом и тупой злобой, топчет всё, что случайно попадает под копыта. Всех. Стадо – это взрывчатка с непредсказуемым эквивалентом. Когда священник – священнослужитель, он не пастух животных, а наставник человеков. Поэтому его паства никогда не будет большой – ученики приходят, когда готовы. А когда это всего лишь политика и электорат – нужно создавать «предвыборную программу», которая понравится большинству. А большинство не стремится контролировать свою агрессию – это напрягает. Кайфовей наслаждаться её изливанием – больше-то нечего. Значит, нужно подстроиться под это большинство. Вначале соблазнить его дозволением. А потом эту же злость и использовать. И никто не при делах: толпа всё сделала. Ах, мы пытались остановить и вразумить… Ну что вы… Наблюдая за происходящим, я прозревала. То, что произошло со мной, открылось для меня с новой стороны. Я всё пыталась понять – что управляет агрессией толпы? Она есть изначально, а что есть параболическое зеркало прожектора? Необычность беззащитного ребёнка может стать пусковым крючком такой волны? Если да, то один вопрос всё равно остаётся без ответа: кто нажимает на курок? Кто нажал?.. Страшная догадка растопила мой защитный ледяной панцирь… и зажгла огонь ярости… Знаешь, если быть абсолютно честной – я не Свету спасала, я снова мстила за себя. Это она меня спасла. Чокнутый романтик – она оживила мою убитую душу, – девушка тепло улыбнулась, но рыжие ресницы чуть дрогнули.
     Повисла пауза, несколько неловкая, однако Влад не рискнул её нарушить. Вера легонько прикоснулась к руке подруги, после чего Кира опомнилась и продолжила своё повествование:
     – В миру есть человек, сенс, но не маг, учёный, который играет или будет играть роль, сходную моей. Только в больших масштабах,  – большие глаза сверкнули изумрудным льдом. – Сновидческие предсказания Веры не имеют чётких временных рамок – это образы. Наше уточнение указывает на то, что событие на стадии зарождения или начала реализации. Поэтому у нас очень мало времени.
     – До чего?
     – До того, как его убьют. Это будет выглядеть как естественная смерть от иммунодефицита, притом очень быстро развивающегося, не как при СПИДе, а как при лучевой болезни. Но все расклады и уточнения указывают на умышленное убийство. Любопытно, что за способ… если не рассматривать колдовство. Личность убийцы скрыта, мы уловили только эмоции.
     – Какие?
     – Никаких. Это холодный расчёт. Кто-то, кому это будет выгодно. Очень выгодно. И это как-то связано с упомянутой работой.
     – Я так понял по контексту – он нечто вроде школы будущего «детей индиго» создаёт? Так желающих прийти на готовенькое – дофига. Много же у нас будет подозреваемых…
     – Это не школа будущего, а скорее – музей прошлого… Заповедник. Он собирает не просто вундеркиндов или паранормально одарённую молодёжь – это пансион для вполне обычных школьников, и умом и телом, даже неуспевающих. Обычных во всём, кроме одного: необычайно сильной связи с Землёй. Энергоинформационной и психоэмоциональной.
     – Как ты?
     – Как я могла бы быть… если бы всё сложилось иначе… – грустно ответила собеседница.
     – А ты бы хотела? После того, что у тебя есть? И могло бы не быть, если бы всё сложилось иначе.
     – Было бы по-другому, и всего лишь. Но – нет, я ни о чём не жалею, –твёрдо ответила девушка.

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Убежище.
« Ответ #2 : 15 Апрель 2013, 18:05:02 »
     – Эта связь обоюдна? Ты можешь питаться планетарной энергией, а что могут они, кроме сверхвосприятия?
     – Мы точно не знаем, но есть знаки, указывающие на биомантию – взаимодействие с живой природой, двустороннее.
     – Типа «Аватара», ментальная связь?
     – Глубже. Уровень первородных инстинктов. Если говорить о животных. Жизненная сила и глубинные эмоции. Растения – аналогично, кроме того – влияние на их состояние. А теперь вообрази, хотя бы теоретически – если бы речь шла о микромире? – Влад прочитал страх в глазах Киры, но на мгновение в них мелькнуло странное выражение – испуганную восторженность человека, стоящего на пороге неизведанного, протянувшего руку к величайшему из доступных соблазнов.
     – Что будет, если Наставника не станет?
     – Пути реализации разнообразны, однако итог один – ученики останутся без защиты.
     – Перед миром или манипуляторами?
     – Это не самое опасное. Перед толпой. Перед страхом непонятного. Только они не будут настолько беззащитны, как втихую забитые одиночки. Не только потому, что они сильнее нас. Их собрали, научили быть единым целым. Их открытость и способность формировать связь, заложенную природой для контакта с планетой, применили для того, чтобы объединить вместе. Они – новая ступень человеческой эволюции. Они сумеют отразить атаку. И ответить.
     – А потом?
     – А сам что думаешь?
     – Война?..
     – Бойня! Какая может быть война с горсткой подростков, которые просто пытаются обороняться от нападающих?! И ещё – повод! И я никому не позволю дать его! – зелёные глаза девушки стали почти чёрными из-за расширившихся зрачков. Вера успокаивающе положила руку на её плечо.
     – А следом за ними она перекинется на вас, на всё остальное «не такое», живи ты хоть в лесу, хоть на Эвересте…
     – Мы не настолько эгоистичны, – неожиданно вступила в разговор Вера, возмущённо откинув со лба каштановый локон. – Они же просто дети! – золотисто-карие глаза наполнились болью и возмущением.  – И ещё они такие же, как мы… Наставник – вся надежда, что есть! И – ты… – Вера с мольбой посмотрела на Влада.
     – Что я могу сделать для вас?
     – Найти его, – уже спокойно сказала Кира.  – Ни ясновидение Веры, ни наши техники не позволяют увидеть точный адрес и паспортные данные. Мы знаем, что он жил и живёт в Белоруссии, что с карьерой учёного он завязал, так как не вписался – вероятно, из-за того, что выдвигал слишком смелые идеи. Образование – естественнонаучное, биология, химия или биохимия, нечто из этой области. Сейчас не у дел, жизнь – рутина, одинок, но имел семью в прошлом, считается чудаком, вызывает в большей степени насмешку со стороны окружающих, нежели страх и непонимание. Со стороны чувствующих людей – жалость и сострадание. Связей нет, друзей тоже, живёт как монастыре. Судя по всему, он либо начинает заниматься организацией своего проекта неофициально и по-тихому, либо только лишь обдумывает его. В любом случае ему нужны и защита, и прикрытие, и достоверная легенда. Такую работу нельзя афишировать. Не мне тебе объяснять.
     – Да уж… А что я-то могу? У меня весь бизнес в России, и то далеко не крупный.
     – Я могу свести тебя с тремя предпринимателями, двое минчан, один – в Гродно. Но он тебя интересует лишь как поставщик сырья. Остальные – тот, кто будет реализовывать твой товар через свою торговую сеть и юрист с неплохим стажем.
     – Они обращались к тебе за помощью?
     – Нет. И даже не знают, кто я и что я сейчас. И не должны знать. Для них я просто «когда-то были знакомы». В студенческие годы.
     – Я думал, ты россиянка.
     – Так они в Москве учились, но осесть не смогли или не захотели. «Случайное» знакомство я вам обеспечу лично. Отыграю свою роль на встрече выпускников полностью. А дальше ты сам. Хотел же расширяться? Вот и открывай новый филиал в сопредельном государстве. Андрей действительно очень хороший юрист, ничего не бойся. Свой бизнес в России доверь Славе – ему можно доверять, в отличие от обожаемого тобою зама. Что неопытен – за ним присмотрят. Если нужно – мы все, – рассмеялась Кира.
     – Выходит, я надолго туда?
     – А сам как думаешь, при таком-то раскладе?
     – Минск?
     – С него ты начнёшь. Наставник начинал в научных кругах – значит БГУ или Академия Наук. Скорее всего, про него почти нет официальной информации, но масса баек и побасенок, которые рассказывают в разделе «Юмор». Так что проще будет искать путём завязывания приятельских отношений со старожилами.
     – Но это не долгая задача. Увести его из-под удара также не составит особого труда – сделать так, чтобы он «исчез».
     – Не забывай, что Наставник должен основать свою школу именно в этой стране. Таково предсказание. Возможно, там он встретит ученика или учеников, без которых вообще бы ничего не получилось. Мы не должны ничего менять, вмешиваться, мешать ему даже с благими намерениями. Наша задача – защита.
     – Наблюдать за учениками?
     – И за всеми, кто его окружает. Хорошо, если ты подружишься с ним.
     – Пожалуй – да. Так проще будет.
     – И… – обычно властные изумрудные глаза Киры вдруг стали неожиданно нежными и участливыми, – береги себя. А мы будем беречь тебя.
     Остаток дня Влад провёл в роли гостя и только гостя, отдыхая и стараясь не думать о предстоящем. Будущее пугало, а водружённая на него ответственность вызывала чувство тревоги и, немного – стыда. Мужчина не ощущал себя готовым к такой миссии, но не мог отказать в помощи спасительнице...


***

     Обустройство на новом месте прошло гладко и без осложнений. Коммуникабельный Влад обзавёлся немалым количеством друзей и коллег помимо знакомых Киры. Филиал процветал даже в непривычных россиянину условиях. А пару недель назад мужчина поделился новостью: он нашёл человека, ради которого сменил страну проживания. И снова молчание… Девушки беспокоились. Долгожданный звонок заставил вздохнуть с облегчением… пока Кира не услышала голос Влада. Срывающийся, дрожащий голос – даже не верилось, что он принадлежит самостоятельному уверенному в себе тридцатипятилетнему мужчине:

     – Я опоздал…
     – Наставник?!
     – Нет, ученики… Открой новостную ленту…
     – Здесь ничего по криминалу… и по несчастным… Может, почистили? Да, здесь о лёгочной эпидемии предупреждают «неизвестного происхождения» – наши обозреватели, соседи молчат, а в отечественных ещё и упоминают об опровержениях со стороны Минска… Может – скрывают, а может – московский антипиар, но в любом случае будь осторожен. Пневмонии – штука не настолько смертельная, как принято считать, но крайне гадкая по хроническим последствиям…

     – Смертельная! 100% смертности – и этого не будет ни в одних новостях!!
     – Ккак?.. – девушка почувствовала, как холодеет внутри, – дети… пострадали?
     – Хуже…
     – Что – хуже?!
     – Наоборот… – безжизненным голосом прошептал Влад. – Я вылетаю через три часа, этот разговор не для телефона. К тому же я не представляю, как вести себя в сложившейся ситуации.
     – Наставник с тобой?
     – Кир, вот тебя-то я всегда уважал не за Ай-Кю, но за житейскую логику! – раздражённо рявкнул собеседник. – Сама как думаешь? Там кроме меня и его даже в теме никого нет в наличии! Хотя Андрей скоро будет такими темпами живого общения… С кем нашу «рать» доморощенную оставить, а?! Может, Вику вместо меня вышлешь – тоже ничего идейка?! И, главное – по её профилю!.. – мужчина подавился глухим истерическим хохотом.
    – Успокойся! Вопишь, как девчонка! Разревись ещё тут мне… – не выдержала Кира. – Вера слетает к вам – от неё больше толку будет. Предупреди своих. А тебя жду. С нетерпением жду…
« Последнее редактирование: 05 Май 2013, 00:06:32 от Noanne-Ny »

Оффлайн Noanne-NyАвтор темы

  • Решительный
  • *
  • Сообщений: 96
  • Репутация +10/-0
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Re: Убежище.
« Ответ #3 : 06 Май 2013, 20:47:15 »
     Кира устало провела рукой по волосам, тяжело вздохнув. Чересчур много совпадений… На мгновение задумавшись, девушка вновь встрепенулась и набрала номер:

     – Влад, а что с природой пневмонии? Что? Ну понятно, что «режим секретности», но хоть что-то слышно было?
     – Кир, я видел, а не слышал… Показать нечего, по понятным причинам. Надеюсь, у меня проблем с выездом-то хоть не будет… Такое не забудешь…
     – Быстроразвивающийся респираторный аспергиллёз?
     – Откуда ты знаешь?.. Там, правда, было пару тяжёлых случаев с переходом в сепсис.
     – Лучше б не знала… Да, скажи, как там Андрей? Держится?
     – А что у него случилось?
     – Не важно. Я вообще спрашиваю – творится такое…
     – Ты знаешь – странно. Вначале – испуган сильно был. Потом – так реагировал, будто лично его касается… Я не лезу в частную жизнь окружающих… Стрёмно. Всё кругом стрёмно… Всё страньше и чудесатее…


***

     Падение… Полёт… Пустота поглощает… Тьма поглощает… Кто сказал, что в кроличьей норе было страшно, зато интересно? Вере было просто страшно. Панически. А ещё – холод… Словно электрический разряд прошёл через всё тело, и там, где пролегал его путь следами остались ледяные иглы. И прорастают, как морозные узоры на стекле, распространяясь и кристаллизуя всё вокруг себя. Замораживая её. Страшно, больно и… ничего. Пустота. Только на этот раз – пустота это она сама. И она вольна заполниться чем пожелает. Душа пуста, но разум помнит вопрос, не отпускает его. И эта цель маяком освещает путь к ответу. Он заполняет пустоту и становится её содержимым – он внутри Веры, а Вера – внутри него. Она и есть то, о чём вопрошает. Сознание, словно ток по проводам, растекается по белым переплетениям нитей-ветвей, клубкам и узлам, заполняя их собой. Каждую клеточку, каждую хромосому… Ведь это теперь её тело… А если она не вернётся в своё?! Страх… Но в этот раз он мешает. «Тело» чувствует ужас – не свой. И сопротивляется вторжению. Она отторгнута. «Нити» вокруг неё: окружают, оплетают, пытаются задушить… Она не слышит своего крика… Почему? Только шёпот «Веераа…» Зачем я?... «Вераа…» «Вера! Очнись!! Вера, всё!» Словно пронзительный будильник… Зачем так громко?..

     – Вера! Очнись!! Вера, всё! – изумрудные глазищи Киры стали ещё больше… больше, чем когда-либо она видела. Лицо такое бледное, что веснушки стали как нарисованные… белые губы… Что с ней? Почему она в ярости? Или испугана? Чем?..
     – Всё… всё… – длинные тонкие пальцы провели по каштановым локонам. – Это был сон… Всё в порядке. – Кира успокаивающе посмотрела в золотисто-карие глаза подруги. Зрачки не расширены – девушка пришла в себя. Но из-за отхлынувшей от лица крови сузились настолько, что кажутся янтарно-жёлтыми. Почти кошачьими. Хозяйка «поместья» отметила, что сны Веры стали чаще и проваливается она в них почти мгновенно: этот приснился ей за те десять минут, что она присела на кресло в кабинете в ожидании встречи для обсуждения дел.
     – Не сон… – слабо пролепетала Вера. – Оно вернулось…
Кира выпустила руку подруги и отвернулась, чуть склонив голову, будто извиняясь.
     – Что?.. Что ты не говоришь мне?.. Кира?! – внезапная догадка привела девушку в ужас.
     – Да, Аль, оно вернулось. И ты не хуже меня понимаешь, что то, что сны и предсказания видишь именно ты – не совпадение.

     Вместе с возмущением к Вере окончательно вернулась живость: лицо залила краска, а глаза из почти жёлтых стали мрачно-бурыми, выражая бурю эмоций, нахлынувших на девушку.

     – Меня. Зовут. Вера. – произнесла она злым шёпотом, делая ударение на каждое слово.
     – Сейчас имеет значение не то, как ты себя называешь, кем хочешь видеть себя, и даже не то, кем или чем ты себя ощущаешь. Только то, кем ты являешься! – раздражение Киры заставило собеседницу отшатнуться, и. спохватившись, девушка продолжила более мягко, –  Извини… Я не хотела тебя расстраивать. Но в Минск полетит не Вера, а Алина. Так нужно. И по-быстрее…
     – Из-за чего?
     – «Кого». Из-за человека, с которым работает Влад.
     – Адвокат? Андрей, кажется? А ему-то что?
     – Да. Только в адвокатуре он последние три года, два с половиной – в Минске. Рядом с нашими земляками по преимуществу. Просвещает, так сказать…
     – Так он из России? А кем раньше был? Откуда?
     – А раньше он был следователем. Откуда – ты знаешь и сама.
     – Ннет… Эт…того не может быть, – губы Веры задрожжали.
     – Может, – твёрдо отрезала Кира. – Потому что иначе быть и не могло.

***

     После неприятной беседы с Кирой, одна, в своей спальне, девушка неподвижно стояла у окна, всматриваясь в ночную даль. Ей нужно было собирать вещи – но она не могла заставить себя пошевелиться. Ей нужно было продумать первоначальный план действий при обустройстве на новом месте – но у неё не получалось задуматься о будущем. Глядя в глаза своего прозрачного отражения на оконном стекле, она видела прошлое…


Три года назад.

http://literat.su/index.php?topic=2607.0 (http://literat.su/index.php?topic=2607.0)