Автор Тема: CD: Origins  (Прочитано 4036 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #40 : 09 Июнь 2013, 11:09:17 »
продолжение!!!!  :D уря-уря-уряяя))) пусть короткое, но оно есть)))
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #41 : 09 Июнь 2013, 11:22:04 »
Я подумала, что пора выходить из творческого отпуска  ;D
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #42 : 09 Июнь 2013, 12:59:38 »
давно пора)) у меня такие же мысли XD
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #43 : 27 Июнь 2013, 15:48:24 »
чего-то Вольфи мутит... или он решил так оригинально с собой покончить? нее. вряд ли, ему Анечка не позволит
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #44 : 27 Июнь 2013, 19:06:23 »
чего-то Вольфи мутит... или он решил так оригинально с собой покончить? нее. вряд ли, ему Анечка не позволит
Конечно, Анечка не позволит.
Он, бедняга, еще не знает, что его ждет...
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #45 : 27 Июнь 2013, 19:08:21 »
это был жестокий спойлер... который заставляет еще больше хотеть продолжение)))))  :give_heart:
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #46 : 06 Июль 2013, 16:55:08 »
йопа мать... Вольфи, блин. смелый парень. или дурак. или и то, и другое. противоречивое чувство. за Грань он собрался. изящное самоубийство, ничего не скажешь...  :'(
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #47 : 06 Июль 2013, 17:03:41 »
Шо ж вы его все заранее хороните? :'D
Жив он. За Гранью никому не дадут умереть легко)
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #48 : 06 Июль 2013, 17:30:05 »
фух... выдохнула))))
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #49 : 21 Декабрь 2013, 01:08:24 »
Всем привет! Сто лет меня уже тут не было. Творческий отпуск, он такой.
Новелла требовала полного "перезапуска". Пообщавшись с читателями и некоторыми критиками, я провела тщательную работу над ошибками и теперь готова с новыми силами сесть за совершенно новую версию "Cyber Drug" (сразу хочу сказать - это рабочее название).
Пожалуй, главным изменением станет формат - теперь это будет полноценная графическая новелла. То есть, текст будет разбавлен 2-3 стрипами, представляющими самые важные и напряженные моменты повествования. 
Пролог будет готов ориентировочно к концу января - середине февраля. Может быть и раньше - все зависит от вдохновения.

Надеюсь, в этот раз получится лучше :)
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #50 : 21 Декабрь 2013, 05:45:57 »
неужели бывает еще лучше...  :o
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #51 : 21 Декабрь 2013, 15:54:13 »
Эта версия мне категорически не нравится. В ней слишком много упоротости в плане матчасти, плюс, проблема с динамикой и настроением повествования. Многим очень тяжело читать из-за этого.
Я просто здраво восприняла всю полученную на других ресурсах критику и решила начать по новой, с учетом всех замечаний :)
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #52 : 21 Декабрь 2013, 15:56:04 »
ну тогда будем ждать version 2.0  ;D
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #53 : 26 Декабрь 2013, 01:52:59 »
Дабы подразнить тех, кому интересно: теперь СД будет иллюстрированной новеллой в прямом смысле этого слова. В каждой главе будет по 2-3 стрипа, которые будут вставлены прямо в текст. Текст оригинала - немецкий, но будет приведен русский перевод для каждого мини-комикса.
Ну и спойлер.
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #54 : 26 Декабрь 2013, 05:10:04 »
 :man_in_love: блин, ну нельзя же так... это прекрасно!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #55 : 29 Январь 2014, 02:52:58 »
Никогда прежде Генриху Клингеру не доводилось видеть подобного.
За восемь лет поисков он успел обойти все полицейские участки и тюрьмы страны, и повидать немало ублюдков, у которых жажда крови полностью перекрывала остальные инстинкты. Тем не менее, такую нечеловеческую жестокость он встретил впервые.
Пожалуй, самым страшным было то, что убийство совершил не взрослый отморозок, а четырнадцатилетний мальчишка, такой же, как и тысячи других.
Внимательно рассматривая фотографии с места происшествия, Генрих то и дело удивленно цокал языком, нервно пожёвывая кончик сигары. Все, что можно было различить: голова тучного мужчины, вся в ссадинах и запекшейся крови, перерезанное едва ли не до самого позвоночника горло, месиво из мяса и внутренних органов. Под ним был еще кто-то, но разглядеть не получалось.
- Матерь Божья, Анна! – наконец, воскликнул Клингер, откладывая в сторону материалы производства. – Этот мальчик – настоящее сокровище! Только представь, как будет реветь публика, глядя на подобное!
Анна Беккер, следователь земельного ведомства уголовной полиции, недовольно взглянула на гостя. Если бы он не был ее бывшим одноклассником, добрым другом, да и просто очень влиятельным человеком, - ни за что в жизни не стала бы допускать его ко всем тонкостям этого громкого дела.
А он совершенно не изменился: всё те же нахальные серые глаза с едва заметным стальным проблеском, едкая ухмылка, прилизанные каштановые волосы и прямоугольные очки, за стеклами которых он мастерски прятал взгляд, когда лгал. Дружить с Клингером было весьма и весьма выгодно – каким-то непостижимым образом он умудрялся со всеми быть в хороших отношениях. Несомненно, у него талант.
Но, даже таким людям нужно уметь говорить «нет».
- Убавь пыл, Генрих, - прохладно ответила она. – У нас уже возникло несколько проблем. Очень и очень серьёзных. Во-первых, в Дом Исполнения Наказаний уже подано ходатайство о применении к этому мальчишке высшей меры наказания. Отто Вернер был далеко не последним человеком в полиции…
- У обвиняемого с этим Вернером мало общего, если честно.
- Он – его отчим. Отец мальчика умер два года назад.
- Это многое объясняет, - Клингер, наконец, закурил, вопросительно взглянув на следователя. – Я надеюсь, ты не против.
- Я и так слишком многое тебе позволяю, Генрих. Убери свою коричную дрянь немедленно! - Рявкнула Анна.
- Коричная дрянь? Так моё курево еще никто не называл, - добродушно рассмеялся мужчина, затушив сигару. – Но, как пожелаешь, дорогая, не буду тебя нервировать – и без того работа тяжелая. Вернемся к делу. Дом Исполнения Наказаний – не проблема для меня. Я знаю начальника местного управления лично, потому, желающие показательно казнить нашего юного преступника вынуждены будут кусать локти. Что-то еще?
- Насчет Дома я и не сомневалась, - вздохнула женщина. – В конце концов, Вольфганг – совсем еще ребёнок. Именно из-за этого и возникла вторая проблема, решить которую не под силу никаким деньгам. Он… как бы помягче выразиться… В общем, мальчик не совсем здоров психически. Однажды с ним уже работали врачи. Если в первые дни после убийства он вёл себя более-менее адекватно, если так вообще можно выразиться, то спустя двое суток пребывания в полицейском участке он вообще перестал разговаривать и реагировать на какие-либо внешние раздражители. Завтра с ним будут работать психиатры, все документы мы уже подготовили. Поэтому…
- Ты хочешь отказать? Мне? Да ты издеваешься.
- Генрих, мне гораздо важнее состояние мальчика, чем твои амбиции!
- Тогда позволь один только разговор, - Клингер наклонился вперед, опираясь о подлокотники кресла, обитого светлой кожей. – Если я смогу добиться от мальчишки ответа – он поедет со мной. Я тебе этого не забуду.
- С какой стати? – фыркнула Анна. – Мне не нужны ни твои деньги, ни твои связи. Я всего могу добиться сама. И если не хочешь со мной поссориться – даже не думай настаивать на своём.
- Деньги? Связи? Да за кого ты меня принимаешь? – Ухмылка сошла с лица Генриха, он откинулся в кресле. – Если честно, это неслабо меня задело. Но, я тебя прощаю, в конце концов, ты очень утомляешься из-за нагрузок, да и обижаться на женщину абсолютно бессмысленно. Допустим, тебя не прельщают мирские ценности, но подумай о мальчике. Где ему будет лучше – под моим крылом или в психиатрической клинике? Или… что еще хуже – в Доме Исполнения Наказаний? Поверь, я хорошо о нём позабочусь.
Следователь поджала губы и нахмурилась, отводя взгляд в сторону. С одной стороны, Генрих абсолютно прав. Но, с другой же – Вольфгангу крайне необходима помощь квалифицированных специалистов. Даже если он заговорит с Клингером – вряд ли знакомство с ним пойдет ему на пользу. Особенно учитывая авантюру, которую тот хочет предложить.
- Хорошо, я разрешу тебе одно свидание. Только одно. Если за час ты ни о чём не договоришься – забудь дорогу сюда.
- Я знал, что ты не сможешь мне отказать. Веди.

* * *

Уже неделю он не был дома. И, скорее всего, больше не будет. С чего это всё началось, и каким образом закончится – одному Дьяволу известно.
Нет, конечно же, Вольфганг помнил задержание. Полиция, молодая женщина-следователь, прокурор, врач, допросы, экспертизы… А потом – тишина. Мальчишка до такой степени устал от потрясений, что больше не мог вымолвить ни слова.
К происходящему он стал относиться как к очередному кошмару, потому и решил полностью его игнорировать. Разумеется, этот досадный факт очень расстроил следователя. Да, Вольфганг мог сколько угодно бойкотировать допросы и прочие следственные действия, но при этом всё видеть и понимать. Впрочем, до решений, принимаемых взрослыми, ему не было никакого дела.
Только хотелось вернуть себе ножи, отнятые экспертами. Если они повредят их в ходе исследований…
- Твой отец никому не позволял даже касаться ножей. За исключением тебя, разумеется. Вряд ли он был бы доволен.
Анико не покинул его даже сейчас. Интересно, как он сюда попал? Хотя, ему же не нужно ничье разрешение, чтобы ходить, куда он сам хочет.
Вольфганг тоже мечтал о подобном. Его друг, смеясь, говорил, что это очень легко устроить. Нужно лишь научиться быть пустым местом.
С Анико Вольфганг познакомился два года назад, сразу после смерти отца. Они встретились на кладбище.
Отойдя, наконец, от могилы, мальчик едва ли не нос к носу столкнулся с достаточно странным мужчиной. Конечно же, на первый взгляд он выглядел вполне обыкновенно: высокий, широкоплечий, опрятно одетый. Лукавый взгляд и таинственная полуулыбка.
…и светлые волосы, собранные в два высоких хвостика.
- Примите мои искренние соболезнования, - осторожно произнес он. Голос незнакомца был так похож на голос отца, что Вольфганг, совершенно забыв об осторожности и предостережениях взрослых, решил поддержать разговор.
- Благодарю, - глухо ответил он. – Вы здесь работаете?
Конечно же, хотелось задать более уместный вопрос, но ничего другого в голову не приходило.
- Отчасти, - пожал плечами мужчина. – Меня зовут Анико. Будем знакомы?
- Вольфганг, - коротко ответил мальчик, протянув руку новому знакомому.
Однако это еще куда ни шло. Вскоре Вольф понял: Анико не замечает никто, кроме него. Мать и вовсе решила одернуть, попросив прекратить глупые разговоры с самим собой.
- Ненужных людей никто не видит. Поверь, они все прекрасно знают о моём существовании. Только поначалу постараются не замечать. А потом захотят избавиться.
- Зачем избавляться от ненужного человека? В этом нет логики. Его можно просто игнорировать.
- Ненужные люди часто становятся неудобными, - ухмыльнулся Анико. – А неудобных людей гораздо тяжелее игнорировать.
- Думаешь, мой отец стал неудобным человеком? – неожиданно даже для себя, спросил Вольфганг.
- Смотря кто от него избавился.
Мальчику всегда нравились люди, которые говорили загадками. Анико принадлежал к их числу. С ним притуплялась боль утраты, и становилось гораздо легче на сердце.
Вольфганг плохо помнил, что было после. Вскоре после знакомства Анико пропал. Затем вновь появился, немножко помятый и уставший, но донельзя довольный. Они снова начали общаться. А потом…
- Ты же знаешь, почему оказался тут? – Анико осторожно сел на край койки.
- Если честно – нет. Я давно не видел мать и отчима. С ними все в порядке?
- Тебе должно быть виднее. И лучше сидеть тихо. Если они услышат, что ты говоришь – нам несдобровать.
- Плевать, - шепотом ответил Вольфганг. – Пожалуйста, Анико, расскажи всё. Я совершенно ничего не помню.
Мужчина лишь покачал головой и прижал указательный палец к губам. За дверью раздались шаги. Мальчик закрыл глаза, притворившись спящим.
…а когда очнулся – оказался дома, на диване в гостиной.
Анико сидел в кресле напротив, со скучающим видом изучая обстановку. Заметив, что Вольфганг проснулся, он мягко улыбнулся.
- Ну и сон, - вздохнул мальчик. – Представляешь, мне привиделось, будто я в полицейском участке.
- Я же просил тебя сидеть тихо, - прикрыл глаза Анико. – Когда ты говоришь, они умолкают. Стихают их шаги и дыхание. Мне важно их слышать.
Мальчик решил больше не спорить, только свернулся на диване, поджав колени к груди. Отчего-то ему казалось, будто вся одежда липнет друг к другу и к коже. Неужели опять испачкался во время завтрака?
Вольфганг приподнялся и оглядел себя. Его руки и одежда… в крови?
- Ты уже в третий раз удивляешься увиденному. В чем дело?

- Хватит этих шуток, черт возьми! Ты выбрал не самое подходящее время для них! – Вольфганг был в отчаянии. Неужели это всё действительно было? Неужели он спит сейчас? Неужели находится в полицейском участке, а не дома?
Его разбудил звонкий щелчок замка и противный скрип входной двери. Кажется, за ним пришли. Очередной допрос или?..

* * *

Генрих уже сидел в комнате, где проводились допросы. Она ему совершенно не нравилась: идеально чистая, но до ужаса простая. Минимум необходимой мебели и светлые, словно в больнице, обои. Странный, в общем-то, выбор для такого места.
Курить здесь, конечно же, запрещено, но это не мешало Клингеру продолжать задумчиво пожёвывать кончик сигары.
У него есть только один шанс. Он обязательно должен им воспользоваться – ни за что в жизни Генрих не даст этому гениальному мальчишке ускользнуть прямо из-под его носа. Сборной нужен такой человек: жестокий, умеющий убивать зрелищно.
Наконец, «виновник торжества» явился в сопровождении двух полицейских. Клингер едва сдержал нервный смешок: грозным убийцей оказался какой-то заморыш. Одежда висела на нём мешком, под глазами залегли тёмные тени, светлые волосы выглядели тусклыми и неживыми. Дай такому лычку – и он ляжет замертво.
Мальчик сел напротив него, положил руки на стол и уставился в стену невидящим взглядом. Только сейчас Генрих смог рассмотреть его внимательнее. Слишком уж этот парень развит, как для четырнадцатилетнего подростка. Занимается спортом, не иначе. В нем чувствуется сила.
Дождавшись, когда полицейские покинут комнату, он откинулся на стуле, продумывая наперед всё, что собирается сказать. Мальчик же в это время странно покосился в сторону и шевельнул губами, словно шепнув что-то невидимому собеседнику. Кажется, пора начинать.
- Меня зовут Генрих Клингер. А тебя?
- Вольфганг Адельхайм, - его голос был глух и бесцветен.
- Рад знакомству, Вольфганг. Знаешь ли ты, кто я?
Мальчик, наконец, посмотрел на собеседника. Генриха передернуло. Никогда раньше он не ощущал на себе такой пристальный, оценивающий взгляд.
- К сожалению, нет. Но Вы точно не из полиции, так ведь?
- Не из полиции, - кивнул мужчина. – Я – глава немецкого бюро Cyber Drug System. Слышал о такой игре?
- Ах, это, - в голосе Вольфганга мелькнула нотка разочарования. – Там где все друг друга убивают. Я даже догадываюсь, что Вам от меня нужно. Вы ищете нового члена сборной?
- Ты мне нравишься, Вольфганг, - Генрих решил попытаться подкупить мальчишку лестью. – Ты схватываешь всё гораздо быстрее, чем твои ровесники. Да, я действительно ищу нового Ассасина и считаю, что ты – самая подходящая кандидатура. Я видел фотографии с места происшествия.
Губы мальчика искривила презрительная усмешка. Он снова покосился в сторону. Клингер начал понимать, почему Анна считает его ненормальным. Создавалось впечатление, будто он советуется с невидимым другом.
- Вам очень необходим именно я, правда? – отозвался Вольфганг. – Могу ли я Вам верить? И что Вы готовы предложить взамен?
- Таких как ты слишком много, чтобы я еще и торговался, - рассмеялся Генрих.
- Тогда к чему этот разговор? Вы же занятый человек. И зачем бы Вам потребовалось тратить время на меня, в таком случае?
Клингер из последних сил старался не выдавать своего волнения. Договариваться с Вольфгангом оказалось сложнее, чем он предполагал. Любой другой мальчишка на его месте уже тысячу раз согласился бы. Но, Адельхайма, кажется, совершенно не заинтересовала ни игра, ни перспектива стать кибер-спортсменом. Но должно же быть хоть что-нибудь, способное его привлечь!
Генрих начал вспоминать протоколы допросов в попытках найти любую мелочь, которая представляла бы ценность для Вольфганга. И, кажется, вот она.
- Я слышал, будто ты хочешь вернуть себе оружие. Я мог бы это устроить.
Наконец, во взгляде Вольфганга что-то зажглось. Кажется, это действительно одна из «болевых точек».
- Сегодня в лабораториях дойдёт очередь и до твоих ножей. Насколько я знаю, ты очень беспокоишься о них.
Несколько минут Вольфганг сидел, повернув голову в сторону и беззвучно шевеля губами. Теперь у Клингера не было никаких сомнений в том, что этот Адельхайм - душевнобольной. Хотя, среди игроков CDS психически здоровых никогда и не было.
- Ножи вперёд, - наконец, огласил свое решение мальчик. – Если Вы, правда, человек при власти – забрать их из лаборатории не составит никакого труда.
Генрих похвалил себя за выдержку – ни один мускул не дрогнул на его лице. Нажав на кнопку вызова, находившуюся в столешнице, он передал требование Вольфганга прибывшему полицейскому.
Спустя пять минут ножи находились на столе, прямо перед Клингером. С интересом рассматривая грозное оружие, мужчина не позволял себе касаться его. Но, заметив, как подобрался мальчишка, поспешил его остановить:
- Я передам их позже, когда мы обсудим детали. Попытаешься выкинуть что-нибудь – я заканчиваю наш разговор, и ты остаешься в полиции. Без ножей. Я понятно объяснил?
Немного поколебавшись, Вольфганг кивнул.
- Отлично. Если честно – я очень удивлен, что получилось тебя разговорить. Анна думала, будто ты вообще безнадежен.
- Пожалуйста, можете просто сказать, чего Вы от меня хотите? Я очень устал от всех потрясений последней недели и не чувствую в себе достаточно сил, чтобы столько ждать.
Генрих едва сдержался, чтобы не присвистнуть. Мальчишка вёл себя до ужаса нагло: постоянно диктовал свои условия, насмехался и невероятно вежливо хамил. Его нужно осадить сейчас же.
- Пока что ты – всего лишь очередной несовершеннолетний преступник, коим и останешься, если продолжишь демонстрировать свой характер. Придержи язык за зубами, Вольфганг. Я – не из тех людей, с которыми нужно ссориться. Если тебе приятнее смерть от рук дружков твоего отчима – не буду мешать. Даже больше – с удовольствием поспособствую. И передай мои слова человеку, с которым ты постоянно переговариваешься.
Наконец-то, на лице парнишки отразилось искреннее удивление. Генрих криво усмехнулся, наблюдая за ним.
- Вы не можете его видеть.
- Я могу видеть тебя, а этого уже достаточно. Я не знаю, с кем ты говоришь и о чём, но почему-то мне кажется, что это касается нашей с тобой пока несостоявшейся сделки. Итак. Я предлагаю тебе поехать со мной, в Главный Центр CDS. Там ты создашь своего персонажа, присоединишься к сборной страны в качестве Ассасина, постараешься сработаться. И если у тебя всё получится – можешь навсегда забыть об уголовном преследовании и Доме Исполнения Наказаний. Если нет – я без сожалений отдам тебя обратно. Справедливо?
- Я Вам не вещь, - поморщился Вольфганг. – И если Вы не обещаете мне полной свободы при любом исходе – я не собираюсь соглашаться на подобное.
- Если бы я только мог пообещать! Я всего лишь одалживаю тебя. И если ты окажешься полезен – тебя с удовольствием отпустят. Не я и не Анна. Государство.
- Как долго вы все собираетесь прятаться за красивым словом «государство»? Взрослым так удобно придумать вещь, на которую можно свалить все свои неудачи. Что бы ни случилось – во всем виновато государство.
Генрих снисходительно улыбнулся:
- Есть вещи, которых ты пока что не понимаешь. Которые я не в силах изменить. Все, что я могу сделать – договориться насчет Дома Исполнения Наказаний. Это тебя устроит?
Вольфганг, казалось, совсем сник. Он сидел, напряженно вглядываясь в столешницу, словно только она способна поддержать решение, от которого будет зависеть всё.
- Я понимаю, - глухо начал мальчик. – Что существуют обстоятельства, которые сильнее меня. Сильнее Вас. Понимаю, что не заслуживаю снисхождения и Вы, вероятно, - мой последний шанс. Но, это моя жизнь и я сам могу ей распоряжаться. Так что…
- На кону не только твоя жизнь, Вольфганг. Как насчет невидимого друга? Его тоже собираются уничтожить. Думаю, ты будешь скучать по нему.
Наконец-то! Вот она – слабина. Ахиллесова пята. Мальчик чрезвычайно дорожит своей галлюцинацией и явно не хочет с ней (или ним?) расставаться. Судьба воображаемого друга и ножей беспокоит парня гораздо больше, чем своя собственная.
- Твоё решение?
В ответ – тишина. Похоже, Вольфганг снова ушел в себя и отвечать не собирается. Генрих взволнованно взглянул на циферблат наручных часов.
Его время истекло.
Не успел он подумать об этом, как за его спиной скрипнула входная дверь и в комнату зашла Анна. Взглянув на мальчика, она тяжело вздохнула и покачала головой:
- Даже у тебя ничего не получилось. Согласись, Генрих, ему нужны не твои игры, а помощь специалиста. Мне очень жаль. Тебе пора.
Мужчина поджал губы, но послушно поднялся. Парнишка даже не шевельнулся, словно его это все совершенно не касалось. Задержавшись в комнате еще на минутку, Генрих с досадой чертыхнулся и проследовал за Анной. И только следователь попросила полицейских забрать мальчика и отнести ножи обратно в лабораторию, он неожиданно ожил:
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #56 : 29 Январь 2014, 16:14:03 »
какая красотаааа... да, от первоначального варианта очень сильно отличается)))
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #57 : 29 Январь 2014, 16:28:19 »
какая красотаааа... да, от первоначального варианта очень сильно отличается)))
Спасибо!
Хочется верить, что в лучшую сторону!)
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн bittere_nacht

  • Эрато
  • Герой произведения
  • *
  • Сообщений: 328
  • Репутация +25/-0
  • Пол: Женский
  • Are You Watching Closely?
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #58 : 20 Май 2014, 21:33:01 »
Akt I. Geboren aus Blut und Traenen

1.
Фелиция относилась к той категории людей, которые жили чужой жизнью. И радостно бы ей, наконец, устроить собственную, да разве получится, после стольких ошибок и разочарований?
Первой и самой большой глупостью было ожидание чуда. Она, как и другие юные девочки, хотела жить в сказке. Королевский замок, добрые феи, злые колдуньи и – самая важная деталь! – прекрасный принц, который непременно оградит от всего дурного и возьмет в жёны. И, надо же, это волшебство случилось в жизни семнадцатилетней Фелиции. Волшебство в лице соседского парня – Зигберта Адельхайма.
Она влюбилась без памяти, считая, что это – навсегда! Могло ли быть иначе? Ведь Зигберт, казалось, и правда, сошел со страничек милых ее сердцу наивных историй о любви – добрый, заботливый, сильный. Красивый… Именно это и погубило их отношения.
Как и многие красивые мужчины, Зигберт не отказывал себе в удовольствиях. Постоянство он находил скучным, потому, их с Фелицией сказка продлилась недолго – каких-то два месяца. Впрочем, девушка простила предательство и с радостью согласилась остаться ему хотя бы подругой.
Безумная.
Ее слепая любовь стоила едва ли не самого главного в жизни. Разрыв отношений с Зигбертом ознаменовался еще одной существенной проблемой – беременностью. Разумеется, Фелиция не планировала раннее материнство, да и кому в свои семнадцать не хотелось жить исключительно ради себя?
О последствиях аборта она по-настоящему стала жалеть лишь сейчас, оставшись в полном одиночестве.
Надежда на счастливую семейную жизнь вспыхнула с новой силой четырнадцать лет назад, когда ей вдруг позвонил Зигберт. Они не общались с тех пор, как парень отправился в военное училище. По возвращению жизнь, наконец-то, поймала его в капкан: очередная любовница оказалась не из тех, которым прощают случайные беременности. Зигберта заставили жениться.
- Она хотела оставить Вольфганга в роддоме, представляешь! Мало было курить и выпивать, пока носила, - сокрушался он, держа на руках засыпающего сына. – Мне даже не к кому обратиться за помощью. Я только похоронил родителей и… ни денег, ни совета, ни поддержки.
Каким образом ловелас превратился в примерного отца – она не знала. И, если честно, тогда об этом даже не задумывалась. Несмотря на все обиды, Фелиция не могла оставить любимого одного в трудную минуту. Жить рядом с ним, воспитывать вместе сына, слышать первое робкое «мама»… Это было такой сладкой иллюзией счастья.
Биологическая мать почти не появлялась дома. У неё была своя жизнь, которая никоим образом не пересекалась с жизнью Зигберта или Вольфганга. Тем не менее, их всё устраивало, и Адельхайм даже подумывал о разводе.
Все перечеркнула болезнь. Рак легких, четвертая стадия. Мужчину сразу направили доживать свои последние месяцы в хоспис. Фелиция врала Вольфгангу о том, что папа в больнице, что его лечат и скоро он обязательно выздоровеет. Но, мальчик в чудеса давно уже не верил.
- Он умрет? – женщина была готова пожертвовать всем – даже своей жизнью – ради того, чтобы спасти Зигберта. Чтобы Волле снова был счастлив.
Тридцать первого марта две тысячи сорок девятого года Адельхайма-старшего не стало.
На похороны Фелиция не успела – срочный вызов по работе вынудил ее, скрепя сердце, покинуть Бранденбург на бесконечно долгие два месяца.
Вернулась она уже в совершенно другой город к совершенно другим людям.
В этой истории появилось двое новых персонажей. И если одного она видела ежедневно – это был новый муж Анастасии и отчим Вольфганга – Отто Вернер, то другой оставался невидимым для всех.
Кроме мальчика.
- Я хочу кое с кем тебя познакомить, - загадочно улыбаясь, продекларировал он, едва переступив порог ее дома. – Думаю, вы подружитесь!
- Конечно, дорогой, - Фелиция изо всех сил старалась не выдавать своего беспокойства; слишком уж беззаботно выглядел Вольфганг после пережитого. – Кто это?
- Его зовут Анико и он – мой лучший друг.
После этой реплики всё стало предельно ясно. Травмированный мальчик решил сбежать в иллюзорный мир к воображаемому другу. Сказать ему об этом – значит, утратить доверие. Подыграть – способствовать его саморазрушению.
И эгоистичная Фелиция, боявшаяся потерять единственного близкого человека, решила оставить все как есть.
«Анико» едва исполнилось тридцать, он был холост и давно уже сидел без работы. Кроме того, любил выпить – специально для него Фелиция купила бутылку виски. Стоит ли говорить, что за всё это время воображаемый друг ни разу не прикоснулся к угощению? Ощущение неправильности происходящего не оставляло ее ни на минуту. По-хорошему, Вольфганга стоило отвести к психотерапевту.
- Он живет у меня, помогает мне с домашними заданиями, и мы даже вместе ходим в школу. Я больше не чувствую себя одиноким.
- А учителя и одноклассники ничего не имеют против? – осторожно поинтересовалась Фелиция. Каждый вопрос – всё равно что шаг на минном поле.
- Анико никто не видит, - поник Вольфганг. – Даже ты, ведь так?
- Я думаю… ты – особенный для него человек, раз он захотел показаться именно тебе.
- Пожалуй, ты права, - звонко рассмеялся мальчишка. Фелиции словно отлегло от сердца. Но, это мнимое спокойствие длилось совсем недолго. Вскоре Вольф стал приходить всё реже и реже, а когда появлялся – непременно с новыми синяками и ссадинами.
- Отто. Это всё он. Работает в полиции и считает, что ему всё можно, - мальчик говорил о насилии так, будто его это вообще не касается. Но, женщина знала – весь клокочущий гнев постоянно находится рядом, приняв облик тридцатилетнего тунеядца. – Вчера он и вовсе сказал, будто я похож на девчонку и мне самое место на панели. Только хвостики связать. Наверное, он тоже видит Анико, ведь у него именно такая прическа…
- У мужчины? – нахмурилась Фелиция. Этого ей еще не хватало.
- Он очень забавно выглядит, - хихикнул Вольф. – Представь себе лицо Отто, когда его будет избивать мужчина с двумя хвостиками. Анико обещал мне это. Обещал, что скоро избавится от него.
Тогда она не придала этой фразе особого значения. А зря.
Неделю назад мальчика забрала полиция. Как выяснилось – по подозрению в убийстве отчима и матери. Анико выполнил своё обещание. Чужими руками.
Сегодняшний звонок застал ее врасплох. Это был Вольфганг. И он обещал приехать к ней в течение дня. Появилась какая-то проблема, требовавшая безотлагательного разрешения.
«Куда уж хуже?» - подумала Фелиция, и, с замиранием сердца, стала ждать.
* * *
- Мы поедем к этой странной женщине? Зачем?
- Она не странная, - снисходительно улыбнулся Вольфганг. – Кроме того, Фелиция всегда хорошо к тебе относилась.
- Мне кажется, она не верит в мое существование, а только притворяется, потому что очень сильно тебя любит.
- Верит, - возразил мальчик. – Просто не считает тебя моим другом.
Анико хмыкнул. После всего, что произошло в доме Адельхаймов, он стал своеобразной персоной нон грата. По крайней мере, для Фелиции уж точно.
Мужчине она никогда не нравилась. Ее любовь и поддержка отнимали у него рычаги влияния – подросток, как и положено, тянется к тем, кто больше с ним носится. Для Анико наличие конкуренции было крайне нежелательным, и он всеми правдами и неправдами старался завоевать бесспорный и неопровержимый авторитет в глазах Вольфганга. Но, к сожалению, мальчишка попался не из внушаемых. Даже на убийство его пришлось уговаривать долгих два года.
- Ты ревнуешь меня к ней? – Всего лишь четырнадцатилетний сопляк, а какая проницательность.
- Я очень дорожу тобой, ведь ты – мой единственный друг.
Ответы Анико часто бывали уклончивыми. Несмотря на всю свою взрослость, Вольфганг не сможет понять некоторые вещи сейчас. В то же время, врать он не любил, оттого и предпочитал не договаривать.
- Это странно – ревновать друга к маме, - звонко рассмеялся мальчик. – Фелиция – единственный человек, который в состоянии нам помочь. Я не хочу государственного опекуна. Я ни за что в жизни не поверю незнакомому человеку.
- Я тоже когда-то был для тебя незнакомым.
- Тебя я ждал. Идем, агент уже ждёт на улице. Генрих позаботился даже об этом. Как будто я сам не в состоянии доехать!
Генрих Клингер оказался именно тем человеком, на появление которого так рассчитывал Анико. Властный, хитрый и харизматичный, он, играючи, обходил все препятствия на своем пути. Разумеется, сотрудничать с ним было крайне выгодно, потому и пришлось посоветовать Вольфгангу пойти на переговоры. Мальчик к тому времени уже успел смириться со своим положением и поначалу воспринял предложение Анико без энтузиазма. Но, неожиданно, Клингер стал на его сторону, запугав парня тем, что он останется без ножей и без друга.
Какой, всё-таки, гениальный человек!
Затем он сразу же окружил Адельхайма заботой и вниманием – предоставил комнатку в общежитии, принялся за оформление документов и даже согласился с тем, что опекун должен быть хорошо знакомым и проверенным человеком.
Анико не поддерживал Клингера относительно последнего пункта, но повлиять на его решение, увы, никак не смог. Да и на Вольфганга, как выяснилось, тоже.
Через час они уже будут у Фелиции. Мужчина не собирался сдаваться без боя – ее нужно максимально оградить от парнишки. В то же время, Анико понимал – он вряд ли что-то сумеет сделать до тех пор, пока в ее руках находится самое прочное связующее звено.
Любовь к Зигберту Адельхайму.
«Друзья моего отца – мои друзья», - так говорил Вольфганг. Анико не понимал эту позицию, но и не осуждал ее.
Но больше всего его, конечно же, интересовал разговор на тему совершенного мальчишкой преступления. Фелиция будет во всем винить «воображаемого друга», и, отчасти, это будет правдой. Но только отчасти.
Вольфганг целых два года позволял себе быть жертвой домашнего насилия. С тех пор, как в их доме поселился Отто Вернер, спокойная жизнь подошла к концу, превратившись в борьбу за выживание. Неоднократно мальчик сбегал из дому или оставался ночевать у Фелиции. А когда возвращался – получал такую взбучку, что потом даже не мог подняться с постели. Издевательства Отто становились всё более изощрёнными, синяки и ссадины сменяли друг друга с незавидным постоянством. Однажды разъяренный отчим умудрился выплеснуть на Вольфганга кипяток. К счастью, попало лишь на бок, но теперь там красовался отвратительный рубец.
Анико молчаливо наблюдал за домом, превратившимся в камеру пыток. Хоть он и обещал своему маленькому товарищу избавиться от обидчика, осуществить это самостоятельно, к сожалению, не мог…
В ту ночь Вольфу снова сильно досталось. Отто жестоко избил его в подвале, несколько раз приложив головой к бетонному полу. Мальчика тошнило и заметно шатало, потом начало лихорадить. Что-то подсказывало Анико – до утра он не доживет и спасти его сможет лишь убойная доза адреналина. «Бей или беги». Никак иначе.
- На твоем месте, я бы избавился от него до того, как он избавится от тебя.
- Я не смогу, Анико. Я уже тысячу раз говорил тебе об этом, - слабо отозвался Вольфганг. – Уж точно не сейчас. Мне очень плохо.
- Выдался подходящий момент для атаки. Смекаешь?
Парнишка приоткрыл глаза и нахмурился:
- Ты серьезно?
Мужчина был абсолютно уверен в том, что его поняли правильно. Лишь глухой не услышал бы, как за стеной кувыркаются эти двое. Отто сейчас не до самозащиты. А мальчик уже достаточно натренирован для того, чтобы нанести быстрый и точный удар.
Да вот сможет ли он собраться, будучи в таком плачевном состоянии?
- Ты же не хочешь умереть? Если не покончишь с Вернером…
- Я увижусь с папой, - мысль о смерти вызвала у Вольфганга улыбку. Немыслимо!
- Разве затем умер твой отец, чтобы какой-то жирный ублюдок вытирал о тебя ноги? Соберись, солдат! Бей или беги!
Анико знал – это был удар ниже пояса. Мальчик хотел прожить жизнь так, чтобы отец мог им гордиться. Но, пока что его представления об этом были слишком размазаны, благодаря чему и проходили подобные спекуляции.
- Ты прав, - уже более уверенно Вольф поднялся с постели. – Мне давно следовало сделать это.
Увы и ах, всего Анико просчитать не смог. Он не думал, что его подопечный способен на такое зверство… И как хорошо, что это сыграло им на руку.
Оказывается, многих людей восхищает и влечет насилие. Они находят в нем особую изюминку, наверное, оттого, что самим в жизни не хватает стресса и встрясок. Кроме того, чужая боль вдвойне приятна: осознавая весь ужас происходящего и наслаждаясь им, можно порадоваться, что это не касается тебя.
Несколько раз Анико видел аварии. Люди, картинно вздыхая, заламывая руки и приговаривая «какой ужас» не могли отвести жадные взгляды от окровавленной жертвы чьей-то неосторожности. Когда приезжала скорая помощь и полиция, они продолжали заглядывать из-за плеча врачей и правоохранителей, вплоть до того момента, когда остывающее тело скрывалось за белоснежным полотном…
Только тогда они потихоньку утрачивали всякий интерес к происходящему.
Анико следил не за умирающими людьми – ему они были безразличны. Каждый раз, становясь свидетелем происшествий или несчастных случаев, он наблюдал за толпой. Низменное влечение к смерти казалось абсурдным, но у некоторых оно было чисто профессиональной чертой.
Как у него, например. Или Генриха Клингера.
Эти жестокие виртуальные игры, в которых вынужден участвовать Вольфганг, лишь поощряют всеобщую страсть к насилию. Раньше ограничивались наигранными телевизионными шоу, в которых показывали жизнь неблагополучных семей и прочие конфликтные ситуации. Теперь это зашло еще дальше – у людей и вовсе не должно возникать чувства оторванности от реальности. За кровопролитием можно наблюдать онлайн, с эффектом присутствия...
Анико не знал мир с самого создания, но он прожил достаточно для того, чтобы понять – люди ни капельки не изменились.
Впрочем, он не чувствовал жалости ни к человечеству, ни к умирающим и больным, ни к Вольфгангу. Он лишь делал то, что должен был делать по представлению мальчишки – защищал и помогал советом да поддержкой.
Любое заболевание, которое начинает испытывать жалость, обречено на излечение.
Впрочем, отсутствие жалости не исключало наличие симпатии. Вольфганг был по-своему очарователен, в нем причудливо сочеталась жестокость и наивность. Кроме того, мышление мальчишки значительно отличалось от мышления большинства его ровесников. Конечно же, во многом он походил на них – та же буря эмоций, тот же максимализм, то же враждебное отношение ко всему миру, но… у него это проявлялось иначе. С ним было интересно – и Анико ценил это.
За своими размышлениями мужчина и не заметил, как они доехали до Бранденбурга. Словно прошло всего несколько минут вместо целого часа.
Для заболеваний время течет совершенно иначе.
* * *

Вольфганг нервничал. Фелиция, наверняка, начнет разговор с вопросов, на которые ему очень уж не хотелось отвечать. В глубине души ему даже было стыдно перед ней, хотя о произошедшем мальчик все так же ни капельки не жалел. Покинув автомобиль агента, он неуверенно подошел к знакомой до боли двери, изо всех сил стараясь не смотреть на соседний дом.
Его дом.
Он не звонил – ведь Фелиция всегда ждала его у окна и сразу спешила открывать, чуть только Вольфганг заходил к ней во двор. Мальчик зашел спешно, не желая, чтобы агент даже мельком увидел, как в следующий момент он крепко обнимет единственного родного человека.
Анико приглушенно фыркнул, глядя на эту сцену, но Вольфганга меньше всего интересовало его мнение. Они с Фелицией не виделись целую вечность, и сейчас ее тепло казалось каким-то особенно близким и нужным…
- Мой мальчик, - женщина немного отстранилась, мельком утирая проступившие слёзы. – Я думала, что никогда больше тебя не увижу. Ты в безопасности? Что произошло за последнюю неделю?
- Всё хорошо, мама. Правда, - Вольфганг попытался ободряюще улыбнуться, но, кажется, у него не получилось.
- Твой отец… он говорил так же. Улыбался так же, когда у него обнаружили рак, - Фелиция поджала губы. – Я не верю.
- Все, действительно, в порядке. Мне больше ничего не угрожает.
Она ничего не ответила, только покачала головой и жестом пригласила Вольфганга пройти в гостиную. Мальчик понуро пошел вслед за ней, словно ожидая строгого наказания. Фелиция никогда не применяла насилия, так же, как и Зигберт. Но их слова и неодобрительные взгляды ранили гораздо сильнее. Вольф не раз ловил себя на мысли о том, что лучше бы вытерпел хорошенькую взбучку от папы, чем слушал его наставления.
- Ты убил их, - отвечать на утверждение не было никакого смысла. – Скорее всего, с легкой руки Анико.
Вольфганг взволнованно взглянул на друга – тот стал перед креслом, в котором устроилась Фелиция и, опираясь о подлокотники, наклонился к ней:
- Если ты всё это время знала о том, как издеваются над твоим любимым сыном – почему не заявила в соответствующие инстанции?
- Да, это был он, - Вольфганг постарался не выдавать своего беспокойства. – И он спрашивает – почему ты не заявила в правоохранительные органы?
- Твоему другу должно быть виднее, - женщина, будто почувствовала присутствие Анико и решительно взглянула прямо ему в глаза. – Или он не в курсе, где работал Отто? Кроме того, я бы попросила его убраться к чертовой матери. Это наш разговор, и его он совершенно не касается.
Анико потерял дар речи от такой дерзости. Он привык, что с ним всегда и все считаются, делают только так, как удобно ему. И сейчас уже он искал поддержки у Вольфганга, а не наоборот.
Мальчик впервые почувствовал себя между двух огней. Попросить Анико уйти – значит, потерять его. Он явно не станет терпеть подобного. Но и оставлять его тоже не выход. Давно пора очертить границы личного пространства. Тем не менее, без Анико ему придется несладко. Благодаря ему вернулось чувство защищенности и покоя, и Вольфганг больше не был одинок.
Жаль, что они с мамой никогда не подружатся.
- Анико, пожалуйста, оставь нас ненадолго. Я хочу поговорить с Фелицией один на один.
- Может, мне вообще уйти, а, Волле? Ты и без меня неплохо справляешься, как я погляжу, - он повел себя именно так, как и ожидалось. – Кто оставался с тобой в самые тяжелые времена? К кому ты мог обратиться и днём, и ночью? Хотя, конечно же, я понимаю, что женщина, вырастившая тебя, гораздо ближе и нужнее, чем человек, принявший тебя, отвергнутого всем миром!
- Оставь этот пафос, черт подери, - Вольфганг поднялся. – Мне поперек горла стоит твоя ревность. Если хочешь – убирайся. Я никогда тебя не держал!
Мужчина криво ухмыльнулся и покинул гостиную. Вольфганг разбито упал на диван, чувствуя себя полностью опустошенным. Никогда раньше у них с Анико не возникало подобных конфликтов. В какой-то степени он был прав: Фелиция часто отказывалась принимать Вольфа, потому что боялась Отто и его дружков, которые время от времени поддерживали ее страх «личными переговорами». Мальчик не мог винить ее за это, ведь и сам он, скорее всего, поступил бы так же.
Анико просто повезло. Его никто не видит и он волен делать все, что пожелает. Манипулировать посредством своего преимущества – не самое мудрое решение.
- Ты слишком много ему позволяешь. Иногда друзей нужно ставить на место, особенно когда они советуют тебе убивать родственников, - строго заметила Фелиция. – Сделанного не воротишь и мои нотации тебе сейчас точно не помогут. Тебе нужна моя помощь в судебном процессе?
- Процесса больше нет, - сухо ответил Вольфганг. – Мне повезло оказаться в нужное время в нужном месте.
- Что же, думаю, у нас достаточно времени, - женщина тяжело вздохнула. - Я за чаем, а ты подумай, с чего лучше начать и что тебе на самом деле нужно.
« Последнее редактирование: 09 Август 2014, 14:05:16 от bittere_nacht »
"Публике не нужно было понимать суть, чтобы наслаждаться эффектом".

Кристофер Прист

Оффлайн Ryuzaki

  • Местный маньяк
  • Творец
  • *
  • Сообщений: 5189
  • Репутация +159/-0
    • Просмотр профиля
Re: CD: Origins
« Ответ #59 : 21 Май 2014, 05:42:30 »
продолжения, продолженияяяя  :man_in_love: мне просто безумно нравится это произведение!
Заходят как-то аморал, нигилист и уставший от жизни циник (все - оппозиционные активисты) в бар. А бармен им: "У нас спиртное только с 18 лет".